Skip to content

АНОНС

Открылся канал нашего портала в Ютубе - Канал «Якутия. Образ будущего»

Люди в Якутии жили десять тысяч лет назад?

Олег СОЛОДУХИН (Республика Саха, г.Нерюнгри).
13.10.2018 г.

Летом и осенью 2018 года в Нерюнгринском районе работала историко-краеведческая экспедиция, которую организовал народный депутат Якутии Александр Кошуков. Экспертом и научным консультантом экспедиции стал краевед и историк, житель Чульмана Чингиз Андрющенко. В работе экспедиции принимал участие, в том числе, автор этих строк.
ПЕРВОБЫТНЫЕ ЧУЛЬМАНЦЫ?
В 2026 году поселок Чульман собирается отмечать вековой юбилей – ведь считается, что старейший поселок Южной Якутии был основан в 1926 году.
Сто лет – дата, конечно, круглая и красивая. Но сколько лет Чульману на самом деле, сегодня не знает никто!
Когда участники историко-краеведческой экспедиции, проехав весь поселок, перебрались через мост, а затем окольными путями забрались на высокий левый берег реки Чульман, нам открылась потрясающая по красоте картина: река, зеленое раздолье до самого горизонта, два моста – автомобильный и железнодорожный, линия электропередачи…
Секрет этого места, однако, не в красоте северных пейзажей, а в том, что его для своей стоянки присмотрели еще первобытные люди! И Чульману на самом деле не 100, и даже не 120, а десятки тысяч лет!
«Выгоды чульманского месторасположения люди высоко оценили ещё до нашей эры. Это ни много, ни мало – десятки тысяч лет тому назад. В 70-е годы на левом притоке реки «Чульман», на ручье «Локучакит» (чульманские старожилы называют его «Шахтинский» или «Больничный»), протекающем вдоль железной дороги у подошвы сопки, прозванной в Чульмане «Акулькин пуп» или «Акулька», археолог Кистенёв сделал эпохальные для Чульмана находки. Это две первобытные стоянки охотников на мамонта и шерстистого носорога с каменными орудиями труда. Кочевые мастерские разместились почти в административной черте поселения. Так археология раскрыла исключительно редкую не то что для российских, но и для мировых «городов и весей» особенность чульманских первопоселенцев – их палеолитическую древность, и праиндустриальные и промысловые занятия», – рассказал Чингиз Андрющенко.
Правильность изначального выбора благодатного места у древних троп будет подтверждена уже во времена нашей эры. Случайно ли современный Чульман возник именно на этом месте, а не где-нибудь еще? Созданный природой комфорт налицо: удобство перехода реки, идущей здесь на резкий поворот, на восток, стена скал левого берега, защищающая от северных ветров, и её мысы – как говорят в Чульмане, «взлобки». Лучшего места для жилища поблизости нет!
«Это исторический мыс для всей истории нынешнего Нерюнгринского района. Здесь, на этом мысе, находятся две археологические стоянки, открытые Кистеневым в 1974 году. Она стоянка располагается на 8-метровой террасе, вторая – на 17-метровой. Только через 34 года, в 2008 году, обе стоянки были внесены в республиканский реестр охраняемых памятников истории и культуры. Но до сих пор ни в Чульмане, ни во всем нашем районе практически никто об этом не знает. Это никак не отражено ни в каких официальных документах. Я думаю, что можно было бы поставить здесь, недалеко от дороги, памятную табличку, чтобы люди знали, рядом с какой редкостью они живут. Ничего подобного нет до самого Урала», – убежден Чингиз Андрющенко.

КИСТЕНЕВ И ДВЕ СТОЯНКИ
Археолог Сергей Кистенев, открывший две первобытные стоянки на берегу реки Чульман – человек интересной и трагической судьбы. Он родился 6 января 1949 года и целиком посвятил себя археологической науке. Работал в Якутском отделении Академии наук СССР, изучая, в основном. Якутию. Сергей Павлович Кистенев написал более 20 научных статей – таких, как «Первая археологическая разведка в верховьях Малого Анюя», «Исследования Заполярной Колымы», «Новые археологические памятники бассейна Колымы», «Родинкское погребение в низовьях Колымы».
В 1974 году, практически одновременно с началом строительства БАМа и принятием решения о создании Южно-Якутского территориально-промышленного комплекса, на нашу землю пришли ученые. Южный отряд экспедиции Якутского филиала Сибирского отделения АН СССР вёл разведки в Южной Якутии и на северном участке трассы БАМ в Амурской области.
Было найдено в общей сложности шесть стоянок. Стоянка Большой Нимныр обнаружена на 6-метровой надпойменной террасе левого берега реки Большой Нимныр (правый приток Алдана), в 500 метрах от одноимённого посёлка.
В окрестностях поселка Чульман в устье реки Локучакит, левого притока реки Чульман, на 17-метровой цокольной террасе ученые собрали призматические нуклеусы, угловые и срединные резцы, ножевидные пластины, отщепы. Предполагается, что это предметы сумнагинской культуры.
Первую стоянку ученые назвали по имени ручья – «Локучакит». Вторая стоянка – «Чульман» – расположена на изгибе левого берега одноименной реки, в 400 метрах западнее стоянки Локучакит. Ножевидные пластины и отщепы лежали па краю 8-метровой цокольной террасы, местами под дёрном, на глубине 5-7 см. Эту стоянку экспедиция Кистенева также определила к сумнагинской культуре. Этот период датируется от второй половины восьмого тысячелетия до нашей эры до четвертого тысячелетия до нашей эры. Обе древние стоянки находились на месте сегодняшнего Чульмана.
Сумнагинская культура пришла на смену дюктайской. Памятники сумнагинской культуры зафиксированы не только в Южной Якутии, но и на Анабаре, Вилюе, Яне, Индигирке, Колыме. Основной хозяйства сумнагинцев являлась охота на лося в тайге и северного оленя в тундре. Рыболовство у сумгнагинцев особого развития не получило.
90 процентов кремниевых орудий сумнагинцев изготовлено из ножевидных пластин. Около 5 процентов всех каменных орудий составляют топоры и тесла, сделанные из целых и расколотых диабазовых галек. Для сумнагинской культуры характерно полное отсутствие двусторонне обработанных каменных ножей и наконечников копий и стрел.
При изменении каменных клинков в Северо-Восточной Азии наблюдается смена этносов. В конце пятого тысячелетия до нашей эры в Юго-Восточной Якутии появляются керамика и полностью шлифованные каменные орудия. Начинается новый период древности – неолит. Его начало связано с распространением сыалахской культуры. Все эти выкладки ученых убедительно подтверждают результаты раскопок.
Что касается первооткрывателя первобытных стоянок Чульмана Сергея Павловича Кистенева, то его судьба сложилась трагически. В 2002 году, будучи еще относительно молодым человеком он заболел. Своему другу он горестно поведал, что у него обнаружили опухоль мозга в неоперабельной стадии. «Наверное, это расплата», – горестно высказал своё предположение Сергей. Болел Кистенев недолго и умер буквально через пару месяцев после обнаружения болезни – 9 марта 2003 года.
Но его открытие «первобытного» Чульмана осталось.
КАЗАКИ ПОЯРКОВА
Тысячелетия Чульмана и земли нерюнгринской теряются в глубине веков. Александр Кошуков собрал в своем частном историко-краеведческом музее в Нерюнгри несколько экспонатов той эпохи, а также познакомил экспедицию с историко-археологическими исследованиями «Русские первопроходцы на Дальнем Востоке».
Первые сведения «нашей эры» о территории сегодняшнего Нерюнгринского района были получены русскими землепроходцами Василием Поярковым (1643 год) и Ерофеем Хабаровым (1667 год). Они шли из Якутска, расположенного на Лене, по южно-якутским рекам на Амур и Дальний Восток.
«Мало кто знает, что еще в 1643 году в походе Василия Пояркова также принимали участие проводники-эвенки. Этот поход открыл для России весь Дальний Восток. Причем есть не очень известный факт, что в 1643 году отряд Василия Пояркова зимовал на реке Гонам, то есть на территории сегодняшнего Иенгринского национального эвенкийского наслега», – рассказал Александр Кошуков.
Старинные документы – акты о плавании письменного головы свидетельствуют: «…а по Гоному реке шел вверх до заморозу пять недель… И до Нюемки речки не дошед за 6 днищ, замерзли, и зимовье поставил и жил в том зимовье 2 недели… А сам он, Василей, взяв с собою служилых людей 90 человек, пошел тою Нюемкою рекою и из Нюемки через волок. А Нюемкою рекою и волоком шли 2 недели, между дву ветр, полуденного и обедника, и пришли на Брянду на реку…»
Понятно, что “Гоном”- это современный Гонам, “Брянда”- Брянта, “Нюемка” – Нуям. Всё это реки нынешнего Нерюнгринского района.
С начала XIX века край активно исследовался экспедициями, организованными Российской академией наук, Географическим обществом и Министерством путей сообщения. К промышленному освоению района приступили в 1891-1892 годах. Тогда в верховьях рек Тимптон, Сутам и их притоков насчитывалось до 80приисков, на них сезонно проживало до 3,5 тысяч старателей. Местные жители – эвенки – работали проводниками, занимались перевозкой грузов.
ИЕНГРЕ – 200 ЛЕТ?
Поход под командой думского головы Василия Даниловича Пояркова в 1643 году стал первой попыткой русского похода по землям Южной Якутии. «При отце Петра «Великого», при Алексее Михайловиче «Тишайшем» года «оленные люди» провели из Якутского острога в «хлебную землицу» Даурию на реки Зею и Амур против течения Алдана и по горным перекатам рек Учура, Гонам и Сутам, текущих в юго-восточных окрестностях Чульмана, лёгкие лодки – «дощаники», – рассказывает историк Чингиз Андрющенко.
«Уже в это время московское царство столкнётся с осадой своих первых амурских острогов китайской империей. И заключит серию мирных договоров, чтобы забыть о южных склонах «Становика» на добрых две сотни лет. Но неофициально русские продолжат осваивать долину Амура, уже с Олёкмы. В эти годы у нас, на северных склонах зашумят знаменитые сезонные ярмарки, например «Учурская»… И на месте кочевой стоянки в долине одной из наших рек якутский купец Софронов поставит свой торговый склад – лабаз. Так появится, наверное, первое местное оседлое поселение. А та река, конечно же, получит название Якут. На ней начнётся свою историю село Иенгра, разменявшее свой третий век, если считать от Софронова. В этом селе родились некоторые чульманцы», – утверждает Чингиз Андрющенко.
Другими словами, старейшим населенным пунктам Южной Якутии – Иенгре и Чульману – не 90 лет, как предполагалось ранее, а намного больше. Мы ведем их отсчет с советского времени (1926 года), наивно полагая, что до 1917 года никакой истории не было. На самом деле это далеко не так. Если за даты рождения Беркакита и Серебряного Бора мы можем быть спокойны – они появлялись и строились на наших глазах, то историю старого Чульмана еще надо немало изучать.

Источник: ИА SakhaNews.

Оставить комментарий

Войти с помощью: