Skip to content

АНОНС

Открылся канал нашего портала в Ютубе - Канал «Якутия. Образ будущего»

Якутия – образ будущего. Часть 2. Тенденции развития мира.

От редакции: мы продолжаем серию публикаций по теме: «Якутия. Образ будущего». Первая часть была посвящена г. Якутску и была опубликована на нашем портале 8 сентября 2018 г. Вторая часть будет посвящена анализу тенденций развития мира.

Специально для интернет-портала «Якутия. Образ будущего».
Кандидат исторических наук, сопредседатель РОО «ИЛИН» Афанасий Николаев
(Республика Саха, г. Якутск).

12 октября 2018 г.

Выдающийся российский учёный, заместитель директора Институт прикладной математики им. М.В. Келдыша РАН Г.Г. Малинецкий в своём выступлении на Совете по культуре Совета Федерации России 4.02.2011 г. отметил: «Ядром культуры являются смыслы, ценности, образ будущего, тип жизнеустройства нашей уникальной, самодостаточной цивилизации – мира России. Это гораздо шире «культуры, как отрасли». Если XIX век был веком геополитики, ХХ – веком геоэкономики, то XXI веку, вероятно, суждено стать веком геокультуры. Опыт новейшей истории показывает, что танки, новейшие беспилотные аппараты и огромные финансовые потоки не могут сломить народ, отстаивающий свой цивилизационный выбор. Именно в пространстве ценностей, образов будущего происходит соперничество и борьба в современном мире».
1 марта 2018 г. Президент России В.В.Путин в своём программном Послании к Федеральному Собранию РФ также отметил глобальные изменения в современном мире и необходимость прорывного, ускоренного развития России.
В связи с этими изменениями в мире и России возникает вопрос, какое место займёт Республика Саха (Якутия) и её многонациональный народ, какую роль, мы, современные якутяне сыграем в истории.
Эпоха перемен требует новых лидеров и героев, подъёма национального самосознания, гражданского единства. В связи с этим масштабные выборы 9 сентября 2018 г. дали возможность якутянам выбрать своих новых лидеров, которые должны взять ответственность за будущее республики и России в динамично изменяющемся мире, в условиях новой гибридной мировой войны Запада против России.
Вторая часть цикла статей о будущем нашей республики и г. Якутска будет посвящена анализу тенденций развития мира, так как мы уже живём в глобальном мире и должны при выработке стратегии развития нашей республики учитывать общемировые процессы.

2.1. Демография и экология.
В недавно опубликованной работе в Nature Sustainability группа ученых заключила, что Земля может поддерживать, в лучшем случае, только 7 миллиардов человек на уровне прожиточного минимума (а в июне 2018 г. землян было уже 7,6 миллиарда). Достижение «высокого уровня удовлетворенности жизнью» для всех доведет до предела биофизические границы Земли и приведет к экологическому коллапсу.
Эколог Уильям Фогт ещё в 1940-х годах, предсказывал, что чрезмерное использование сельскохозяйственных земель приведет к истощению почвы, а затем к катастрофе. В конце 1960-х — начале 70-х годов Пол Эрлих сосредоточился на производстве продуктов питания, а «Римский клуб» — на материальных ресурсах. Экологи и активисты современности больше внимания уделяют последствиям загрязнения и разрушения окружающей среды, от которой зависит благосостояние людей.
С другой стороны, повышение благосостояния и модернизация приводят к падению рождаемости. Рост народонаселения за последние 200 лет был результатом скорее снижения смертности. С улучшением общественного здоровья, питания, физической инфраструктуры и общественной безопасности мы живем намного дольше.
Уже сегодня в Соединенных Штатах, Европе, Японии, России, большей части Латинской Америки и даже в некоторых частях Индии коэффициенты фертильности ниже замещения, то есть среднее число детей, рожденных на одну женщину, меньше двух.
Большая часть остального мира, скорее всего, последует этому примеру в течение следующих нескольких десятилетий. Большинство демографов прогнозируют, что человеческое население достигнет пика, а затем будет медленно снижаться, вплоть до конца столетия.
Рост потребления на душу населения резко возрастает, когда люди переходят из сельских аграрных экономик в современные промышленные экономики. Но потом это заканчивается. Сегодня Западная Европа и США борются за поддержание 2-процентного годового роста.
Изменяется также состав благополучных экономик. В большинстве развитых стран производство составляло 20 и более процентов объема производства и занятости. Сегодня оно составляет всего лишь 10 процентов, при этом подавляющее большинство экономических продуктов поступает из сферы знаний и услуг со значительно более низким уровнем материальных и энергетических показателей.
На протяжении десятилетий каждый прирост экономического роста в развитых странах приводил к снижению потребления ресурсов и энергии. Это потому, что спрос на материальные блага и услуги насыщается.
На деле человек менял свою окружающую среду так, чтобы она продуктивнее удовлетворяла потребности человека, в течение десятков тысяч лет. 9000 лет назад, чтобы накормить одного человека, требовалось в шесть раз больше сельскохозяйственных угодий, чем сегодня, хотя мы питаемся весьма разнообразно.
Палеоархеологические записи свидетельствуют о том, что возможности нашей планеты вмещать и кормить людей, на много порядков больше, чем раньше.
Поэтому демографическая проблема, проблема перенаселённости разрешима. Ядерная и солнечная энергетика способны обеспечить большее количество энергии для большего числа людей, не производя много выбросов углерода.

2.2. Климатические изменения и Парижские соглашения.
Одной из наиболее актуальных глобальных проблем человечества является проблема климатических изменений, перехода к модели устойчивого развития. В связи с этим особый интерес представляет последний доклад Межправительственной группы экспертов по изменению климата (МГЭИК) при ООН о перспективах достижения цели Парижского соглашения по ограничению повышения температуры 1,5°C опубликованный 8.10.2018 г.
Полное название доклада — «Глобальное потепление на 1,5 °C — специальный доклад о последствиях глобального потепления на 1,5 °C выше доиндустриальных уровней и о соответствующих траекториях глобальных выбросов парниковых газов в контексте укрепления глобального реагирования на угрозу изменения климата, а также устойчивого развития и усилий по искоренению нищеты».
В докладе делается вывод, что ограничение глобального потепления 1,5 °C потребует «быстрых и далеко идущих» переходных процессов, касающихся земельных, энергетических, промышленных систем, а также зданий, транспорта и городов. Глобальные выбросы двуокиси углерода (CO2), вызванные деятельностью человека, необходимо будет сократить к 2030 году почти на 45 % по сравнению с уровнями 2010 года, достигнув «чистого нуля» приблизительно к 2050 году.
«Один из ключевых выводов, который со всей очевидностью вытекает из этого доклада, заключается в том, что мы уже сейчас видим последствия глобального потепления на 1°C в том числе, увеличение числа экстремальных погодных явлений, подъем уровня моря и уменьшение объема арктического морского льда», — заявил сопредседатель Рабочей группы Паньмао Чжай.
В докладе освещается ряд последствий изменения климата, которых можно было бы избежать, ограничив глобальное потепление 1,5°C по сравнению с 2°C, или более того. Например, к 2100 году глобальное повышение уровня моря будет на 10 см ниже при глобальном потеплении на 1,5 °C по сравнению с 2 °C. Вероятно, при глобальном потеплении на 1,5°C Северный Ледовитый океан был бы свободен летом от морского льда один раз в столетие, а в случае потепления на 2 °C — один раз в десятилетие. Количество коралловых рифов сократится на 70—90 процентов при глобальном потеплении на 1,5°C, тогда как практически все они (> 99 процентов) будут утрачены при потеплении на 2°C.
В докладе также рассматриваются доступные варианты ограничения потепления 1,5°C, а также необходимые меры для их осуществления и их возможные последствия.
«Ограничение потепления 1,5°C возможно в рамках законов химии и физики, но для этого потребуются беспрецедентные изменения», — сказал сопредседатель Рабочей группы III МГЭИК Джим Скеа.
Выводы доклада базируются на анализе 90 сценариев, в рамках которых будет обеспечено ограничение повышения температуры 1,5°C.

2.3. Энергетика.
По данным сценариям, доля возобновляемых источников энергии (ВИЭ) в первичной энергии должна к 2050 г составить 49-67%, а доля угля сократиться до 1-7%. Также должна снизиться доля нефти и природного газа. Доля электроэнергии в конечном потреблении энергии повышается к 2050 году до 34-71%.
В зависимости от сценария, доля ВИЭ в производстве электроэнергии должна составить 36-97%. Разброс, очень широк и зависит от компоновки энергосистемы. При более высокой доле атомной энергетики и активном применении технологий улавливания и хранения углерода (CCS), доля ВИЭ ниже и наоборот. При этом медианное значение доли ВИЭ в генерации в 2050 году по всем сценариям составляет 77,52%, а структура производства электричества в целом выглядит следующим образом (глава 2, таблица 2.7):

Скачать (DOC, 118KB)


В резюме для политиков подчеркнуто, что доля ВИЭ в мировом производстве электричества должна составить 70-85%. В данном случае с «высокой долей уверенности» (и при соблюдении прочих условий) можно ограничить глобальное потепление 1,5 °C.
Напомню, по прогнозу DNV GL к 2050 году солнечная и ветровая энергетика суммарно будут производить около 70% мировой электроэнергии.
«Этот доклад дает политикам и практикующим специалистам информацию, которая необходима им для принятия решений, касающихся проблем изменения климата, учитывая при этом местный контекст и потребности людей. Следующие несколько лет, являются, вероятно, самыми важными в нашей истории», — отмечает сопредседатель Рабочей группы II МГЭИК Дебра Робертс.
От России, которая получает основные доходы от экспорта углеводородного сырья, эти революционные изменения в мировой энергетике потребуют кардинально изменить структуру своей экономики уже в ближайшее время.
МГЭИК — это международный орган, ответственный за оценку научных знаний, связанных с изменением климата, его воздействиями и потенциальными будущими рисками, а также возможных вариантов реагирования.
Международное агентство возобновляемой энергетики (IRENA) в апреле 2018 г. опубликовало очередной «программный» документ под названием «Глобальная энергетическая трансформация: дорожная карта до 2050 года».
В докладе рассматривается сценарий энергетического развития, при реализации которого человечество выполняет цель Парижского климатического соглашения (REmap Case), и описываются условия достижения этой цели.
В документе показано, что сочетание развития ВИЭ и мер по росту энергоэффективности позволит обеспечить более 90% снижения выбросов СО2, необходимого для реализации целей Соглашения.
Более того, такой путь, предусматривающий развитие ВИЭ и энергоэффективности, является, по оценке Агентства, наиболее «безопасным» и оптимальным с социально-экономической точки зрения.
На графике показано, что нынешняя траектория (Reference Case) развития эмиссии парниковых газов в соответствии с действующими и запланированными политиками, в том числе Национальными планами сокращения выбросов (NDC) ведёт к значительному превышению уровня выбросов по сравнению с целью Парижского соглашения (жёлтая линия).
С технологической точки зрения удержать глобальное потепление на уровне 2 градуса Цельсия от доиндустриального уровня возможно. Для этого, однако, необходима более глубокая трансформация мировой энергетической системы.
На следующем графике показаны объемы и траектория снижения выбросов парниковых газов по секторам в сценарии REmap в сравнении с Reference Case.

Скачать (DOC, 108KB)


Доля возобновляемых источников энергии в мировом конечном потреблении энергии должна вырасти к 2050 году с нынешних 18% до 65%.
Энергоемкость глобальной экономики должна сократиться почти на две трети (снижение на 2,8% в год), что удержит мировое потребление первичной энергии ниже уровня 2015 года.

Скачать (DOC, 118KB)


Это достижимо, несмотря на рост населения и экономики, считают авторы.
В электроэнергетике за тот же период доля ВИЭ должна вырасти с сегодняшней четверти до 85%, главным образом, за счёт развития солнечной и ветровой энергетики. При этом установленная мощность электростанций, работающих на основе ВИЭ, превысит 16500 ГВт.

Скачать (DOC, 106KB)


Несмотря на то, что в электроэнергетике уже сегодня отмечается очевидный тренд декарбонизации, прогресс должен быть ускорен. По мере увеличения доли низкоуглеродной электроэнергии, доля электричества в конечном потреблении энергии должна возрасти с примерно 20% в 2015 году до 40% в 2050-м.
В секторе транспорта доля электричества в потреблении энергии должна вырасти до 33%, а доля ВИЭ — до 58%. При этом мировой парк легковых электромобилей увеличится до 965 млн единиц.
Глобальная энергетическая трансформация имеет социо-экономический смысл. В период 2025-2050 она обеспечит дополнительный рост мирового ВВП на 1-1,5% в год по сравнению с Reference Case. Количество новых рабочих мест, созданных в секторах ВИЭ и энергоэффективности, превысит число потерянных рабочих мест в сырьевых отраслях промышленности.
На графике представлена структура занятости в энергетическом сектора сегодня и в будущем в разных сценариях развития.

Скачать (DOC, 107KB)


Какова «цена вопроса»? Какой объём инвестиций потребуется для энергетической трансформации по REmap сценарию? По расчётам IRENA, по сравнению с нынешней траекторией развития (Reference Case) понадобятся дополнительные инвестиции в энергетический сектор в размере 27 трлн долларов США за весь период до 2050 года.

Скачать (DOC, 124KB)


При этом подавляющая часть этих дополнительных инвестиций компенсируется благодаря снижению потребления ископаемого сырья. Оставшаяся часть в размер 1,7 трлн более чем окупается снижением негативных экстерналий (внешних эффектов).
При реализации такого сценария энергетической трансформации Россия оказывается главным проигравшим — снижение ВВП страны в 2050 году прогнозируется на уровне 2,6% (по сравнению с Reference). Причина очевидна: высокая степень зависимости экономики РФ от сырьевых отраслей.
Вместе с тем продолжающийся рост численности землян, рост их благосостояние требуют такое объём энергии, что ни один из ее источников в обозримом будущем не будет лишним.
Нас ждет плоский или снижающийся рынок углеводородов, считают аналитики специализированного издания «Oilprice».
До недавнего времени новые технологии являлись чем-то вроде локомотива для нефтегазового сектора. Сейчас ситуация изменилась – технологии выступают против нефтяников и газовиков. Этот вызов кардинально меняет нефтяные и газовые рынки, пишет Oilprice.
В самом начале нефть только сжигали. Ситуация резко изменилась с изобретением двигателя внутреннего сгорания, который превосходил паровой двигатель как по мощи, так и по всем остальным параметрам.
Следующей крупной вехой стало изобретение конвейера. Он не только помог наладить массовый выпуск двигателей внутреннего сгорания, но и сделал его доступным для обычных людей. Вскоре после этого на смену конному экипажу пришел автомобиль, и нефть стала одним из главных источников топлива для транспортных нужд. В это же время на смену паровозам пришли дизельные поезда, пароходам – теплоходы, а дирижаблям – самолеты.
Долгое время газ был никому ненужным и нежелательным побочным продуктом добычи нефти. В подавляющем большинстве случаев его просто сжигали прямо на нефтяных и газовых скважинах. Но позднее появление газопроводов и химические технологии позволили использовать природный газ как в химической промышленности, так и для отопления зданий, приготовления еды и производства электроэнергии. Еще позже, с появлением технологии сжижения природного газа, транспортировка газа приобрела глобальный характер.
Развитие технологий стояло не только за первой энергетической революцией, т. е. переходом от дерева к углю, который произошел во время промышленной революции XVIII-XIX веков, но и за второй: переходом от угля к нефти и газу, который датируется первой половиной XX века.
Однако сейчас нефть и газ, сами оказались в положении обороняющейся стороны. Причем, обороняться им приходится от все того же технологического прогресса. Электродвигатели на транспортных средствах становится все более серьезным конкурентом двигателям внутреннего сгорания, вступив в схватку с нефтью. В то же самое время вызов газу в производстве электроэнергии бросили ветер и солнце.
Однако, считает Oilprice, слухи о смерти нефтегазовой промышленности, скорее всего, сильно преувеличены. Следует помнить, что нефть и газ используются не только в качестве топлива для транспортных нужд, или при производстве электроэнергии. Такие драйверы спроса на нефть, как тяжелые перевозки и авиация, оказались невосприимчивы к электрификации транспорта.
Причем, скорее всего, эта тенденция продолжится и в будущем. Газ остается главным сырьем для химической промышленности и основным энергетическим источником для таких отраслей, как металлургия, производство бумаги, цемента и т.д.
Даже если оправдаются существующие сейчас высокие ожидания относительно новых технологий, пройдет значительное время, прежде чем электричество на транспорте окончательно возьмет верх над нефтью, а газ уступит энергии солнца и ветра при производстве электроэнергии.
Кроме развития аккумуляторов, для электрификации транспорта необходима зарядная инфраструктура. В тех районах, где в большинстве жилых домов есть гаражи, этот вопрос стоит менее остро, поскольку электромобили можно заряжать по ночам дома. С учетом того, что зарядка будет происходить в непиковые часы для электропотребления, существенного скачка в нагрузке на электросети быть не должно.
Но там, где гаражи находятся не в жилых домах автовладельцев, придется развивать сеть зарядных станций. Конечно, логичнее всего было бы оборудовать зарядными устройствами парковки, но для этого потребуется огромное количество всевозможных согласований. Это значит, что для большинства городских районов на организацию зарядной инфраструктуры уйдут годы, если не десятилетия.
У перехода от угля и газа как источников для производства электроэнергии к энергии ветра и солнца во многих частях света имеются схожие практические препятствия. В богатых странах деньги для быстрого перехода, конечно, найдутся. Более бедные страны постараются как можно дольше сохранять существующую инфраструктуру. В таких странах, а их большинство, переход будет очень медленным.
Следовательно, делает вывод Oilprice, даже при самом благоприятном для сторонников чистой энергетики сценарии, использование сырой нефти и природного газа, а значит, и спрос на них сохранится еще на долгие годы. Однако отличительной чертой рынка будет плоский спрос или его снижение. Избыток нефти и газа будет оставаться хронической угрозой для такого рынка, т.е. ситуация последних трех лет будет постоянной.
Более конкурентоспособными в таких условиях будут, конечно, самые дешевые ресурсы и операции. При растущем рынке национальные нефтяные компании (NOC) имеют перевес над международными (IOC). При плоском или снижающемся рынке картина будет противоположной. Рост на нем может быть достигнут только при помощи консолидации, считает Oilprice.
Доступ к ресурсам получат лишь самые эффективные и прибыльные IOC. Остальным придется рынок покинуть. Причем, уход будет осуществляться как посредством банкротств, так и посредством диверсификации для перехода на новые рынки. Поэтому, считает Oilprice, диверсификация должна значиться в планах всех нефтяных компаний, но для IOC она более важна, чем для NOC.
В связи с тем, что вероятность реализации сценария глубокой декарбонизации мировой экономики к 2050 году не столь уж низка, Российской Федерации, чтобы компенсировать неизбежные потери в сырьевом секторе, необходимо активнее заниматься диверсификацией экономики, развивать несырьевые отрасли, в том числе «зеленые» технологии.

2.4. Война или мир?
Наряду с глобальными изменениями климата при прогнозировании будущего необходимо иметь в виду возможность новой мировой войны, которая всегда сопровождает смену технологических укладов в мировой экономике.
Эксперты частной американской разведывательно-аналитической компании Stratfor прогнозируют, что в ближайшие годы мир вступит в новую эру глобальной конкуренции, которая может закончиться большой войной.
По мнению Stratfor, между США с одной стороны и Россией, Китаем — с другой, будут нарастать противоречия.
Конкретной причиной решающего обострения, считают в Stratfor, может стать взрывное развитие военных технологий. В первую очередь — систем ПРО. Еще одним фактором станет изменение концепции использования ядерного оружия. И, наконец, третьей причиной для начала большой войны способно стать появление гиперзвукового оружия.
Все эти изменения будут проходить на фоне всеобщей потери контроля над вооружениями. Первыми этот опасный для мира процесс начали США — вышли в 2002 году из договора по ПРО.
«Риск возникновения конфликта между государствами — в том числе и между великими державами — выше, чем когда бы то ни было после окончания холодной войны»,— говорится и в докладе «Оценка глобальных угроз» директора Национальной разведки США Дэниэла Коутса. В документе содержится схожий набор причин возможного конфликта, а также названы сильные и слабые стороны России.
Политолог-американист, эксперт Центра исследования проблем безопасности РАН Константин Блохин отмечает: «В Вашингтоне прекрасно понимают, что любой центр силы базируется на лидерстве в двух сферах: в экономике и в военной области. У Америки есть и то, и другое. А ее противники имеют только по половине силы. Россия сильна в военном отношении, но слаба экономически. А Китай— наоборот… Для США главная угроза всё же Китай. Но, всерьез она будет для них опасна лет через десять. Именно поэтому они сейчас, возможно готовятся принять решение ударить по России, как наиболее слабому звену в этой сцепке. Чтобы потом разобраться с Китаем».
Поэтому все ключевые события во внутренней и внешней политике России весны – осени 2018 г., новые американские санкции, обострение ситуации на Украине, сохранение напряжённости в Сирии, пенсионную реформу, повышение налогов, особенно повышение НДС с 18 до 20 %, резкое обострение ситуации на Северном Кавказе (громкие коррупционные дела в Дагестане, конфликт между карачаевцами и балкарцами, территориальные споры между ингушами и чеченцами), резкое падение результатов партии «Единая Россия» на выборах 9 сентября 2018 г. и рейтинга Президента России В.Путина, на наш взгляд, необходимо рассматривать сквозь призму активизации этой необъявленной войны США против России.

2.5. Китай против США.
В связи с предстоящим конфликтом с США, ещё в 1993 году, в Китае был сформулирован план по подрыву американской экономической мощи. Он предполагал ликвидировать или как минимум нанести неприемлемый ущерб нефтедолларовой системе. На реализацию первого этапа китайского амбициозного проекта ушло 25 лет.
26 марта 2018 г., в Шанхае были запущены первые торги нефтью за юани, что обозначило претензии Китая на создание “нефтеюаня” в качестве конкурента нефтедоллара, а также на превращение Шанхая в центр мирового ценообразования на рынке энергетических ресурсов.
Нефтедолларовая система— это фундамент финансовой мощи США. Наравне с авианосными группировками, ядерным оружием и майданными технологиями ЦРУ. Более 60 % мировой торговли проводится с использованием доллара США, что даёт американцам уникальное преимущество.
Важнейший элемент нефтедолларовой стабильности заключается в том, что для подрыва системы потребуется, чтобы те, кто пытается из нее выйти, смогли договориться между собой. Создать фьючерсный контракт на корзину импортируемых в Китай сортов нефти— легко, а вот привлечь к его использованию достаточное количество производителей, перекупщиков, глобальных банков и финансовых компаний — очень сложно.
Однако если ценообразование на нефть, импортируемую в Китай, будет происходить в юанях и на Шанхайской бирже Shanghai Futures Exchange, то это будет важным шагом к снижению китайской зависимости от доллара, к интернационализации юаня и к дедолларизации мировой экономики в целом. Китайцы уже смогли, привлечь на Шанхайскую площадку сразу нескольких крупных игроков международного нефтяного рынка: Glencore, Trafigura, Freepoint Commodities и Mercuria.
Агентство Рейтер цитирует аналитика влиятельного швейцарского банка UBS Гайдена Бриско, который заявил, что запуск юаневых контрактов на нефть— “самое серьезное изменение на мировых финансовых рынках. Может быть, это вообще самое серьезное изменение за всю историю финансовых рынков”. Более того, Гайден Бриско считает, что теперь статус доллара, как главной международной валюты находится под угрозой.
Особое беспокойство западных аналитиков вызывает тот факт, что Пекин активно привязывает физические поставки нефти из стран Ближнего Востока к результатам торгов на Шанхайской бирже. Unipec (торговая дочерняя компания китайского государственного конгломерата Sinopec) уже заключила контракт на поставку значительных объемов ближневосточной нефти, привязав цену поставки к юаневому шанхайскому фьючерсу.
Показательно, что контракт был заключен с одной из крупных западных нефтяных компаний. Это указывает на вероятность того, что у Китая могут найтись неожиданные союзники в борьбе за дедолларизацию международной торговли.
Чтобы нанести серьезный ущерб американской финансовой системе Пекину не нужно полной замены нефтедоллара на нефтеюань. Из-за колоссальной долговой нагрузки США и того, что Вашингтон буквально до предела использует все возможности существующей системы, даже сравнительно небольшое сокращение доли доллара в международной торговле будет для американцев серьезным ударом.
Агентство Moody’s подчеркнуло в своем недавнем анализе, что именно статус доллара пока обеспечивает относительную стабильность и высокий уровень американского кредитного рейтинга. Если этот статус пошатнется, то последствия будут самыми печальными.
В контексте дедолларизации и борьбы с американской гегемонией стоит обратить внимание, что максимум выгод может получить страна, которая добьётся для себя и своей валюты максимально возможную часть влияния, потерянного американским долларом.
В России, в Санкт-Петербурге также уже запущены торги российской нефтью Urals, но до перехода их на рубли и до привлечения на питерскую площадку серьезных международных игроков, видимо, еще далеко.
Осенью 2018 г. Китай, нанёс по позициям американского доллара ещё два мощных удара.
Во-первых, на Шанхайской международной энергетической бирже открылась торговля нефтяными фьючерсами, номинированными в юанях. Несмотря на скептицизм многих аналитиков, всего за полгода доля сделок в юанях достигла 10 %.
В сентябре 2018 г. покупатели получат первые 600 тысяч баррелей нефти, приобретенной за юани. Эксперты не сомневаются, что интерес трейдеров к покупкам черного золота за китайскую валюту только усилится.
“Это станет одним из наиболее значительных изменений в том, как используется доллар США в глобальном масштабе, — отмечает экономический обозреватель Рори Холл на портале The Daily Coin. — Первые фьючерсы на нефть, реализованные без применения доллара, способны сильно повлиять на мировую торговлю. А то, что экономические связи Китая и России укрепляются, делает ситуацию еще более опасной для Федерального резерва и статуса доллара как резервной валюты”.
Холл подчеркивает, что, если объемы нефтеюаневых фьючерсов продолжат расти так же быстро, как сейчас, перспективы у доллара незавидные.
Второй китайский удар оказался неожиданным для большинства наблюдателей. Аналитики Goldman Sachs обнаружили, что в последние месяцы резко ускорился переток иностранных инвестиций из американских гособлигаций в китайские бумаги, номинированные в юанях.
И эта тенденция усилится, поскольку Госсовет КНР решил ввести налоговые льготы для покупателей гособлигаций.
По оценкам Goldman Sachs, в ближайшие пять лет иностранные инвесторы вложат в китайские бумаги более триллиона долларов и почти треть этой суммы заберут из гособлигаций США.
Альтернативу американской валюте ищут практически все страны, попавшие под те или иные санкции Вашингтона.
Иран и Ирак осенью 2018 г. уже исключили доллар из расчетов в двусторонней торговле. “Перейдем на иранский риал, евро и иракский динар”, — пояснил председатель Ирано-иракской торговой палаты Яхия аль-Эсхак. Ранее Тегеран сообщил, что будет продавать нефть в Европу не за доллары, а за евро.
Президент Турции Реджеп Эрдоган недавно также заявил, что “привязка международной торговли к доллару превращается в серьезную проблему”, и призвал отказаться от американской валюты во внешнеторговых расчетах.
Об этом же недавно говорил и министр иностранных дел России Сергей Лавров. “США себе в угоду прекращают обслуживание банковых операций в долларах,— отметил он в эфире Первого канала. — Причем доллар становится инструментом давления не только на геополитических противников США, но и на союзников”.
Глава российского МИД подчеркнул, что американцы всегда считали свою денежную единицу главной, поэтому и используют доллар, чтобы манипулировать неугодными странами.
“Грубейшие злоупотребления ослабляют роль доллара в качестве международной валюты”,— предупредил Сергей Лавров.
Ранее министр промышленности и торговли Денис Мантуров сообщил в интервью РИА Новости, что российские автопроизводители переходят на расчеты с Турцией за поставки комплектующих в национальных валютах— о таких планах объявил целый ряд компаний.
Главное препятствие дедолларизации — нестабильность валютных курсов. Девальвация валют развивающихся стран, включая Иран, Турцию, Россию, к доллару и евро только за сентябрь 2018 г. измеряется двузначными числами (в процентах).
Поэтому без радикального изменения политики национальных центробанков говорить о полном отказе от доллара пока не приходится.
Но, по мнению экспертов, даже частичный отказ от американской валюты в международных расчетах грозит экономике США огромными проблемами.
“Сокращение использования доллара в мире на 30-40% или даже меньше станет непреодолимым,— предупреждает Рори Холл.— “Лишние” доллары вернутся в экономику США и разгонят инфляцию, отпугивая инвесторов”.
В статье на Project Syndicate лауреат Нобелевской премии по экономике Джеффри Сакс разъясняет, что благодаря нынешнему статусу национальной валюты как мировой резервной США получают три важные экономические выгоды.
Во-первых, возможность занимать за рубежом в долларах. “Если правительство занимает в иностранной валюте, есть риск обанкротиться, но если занимать в собственной валюте, эта угроза минимальна,— пишет Сакс. — В целом международные позиции доллара позволяют Министерству финансов США привлекать средства на рынке с большей ликвидностью и меньшими процентными ставками”.
Второе преимущество связано с финансовым бизнесом: США хорошо зарабатывают на оказании банковских услуг всему остальному миру.
Третье преимущество касается регулирования и контроля: прямо или косвенно США сегодня управляют самыми важным системами денежных расчетов в мире.
“Дурное правление Трампа приближает конец эпохи доминирования доллара,— считает нобелевский лауреат.— Другие страны во главе с Китаем и ЕС будут теперь активно искать способы уклониться от санкций США, прежде всего стремясь обойти долларовую платежную систему”.
В итоге Белый дом лишится всех вышеперечисленных выгод и останется один на один с гигантским госдолгом и дефицитом бюджета.
“Пока деловые лидеры США поддерживают Трампа, который порадовал их снижением корпоративных налогов и дерегулированием. Но уже через несколько лет его безответственные внешнеторговые и санкционные решения радикально ослабят экономику страны и роль доллара в мировых финансах”,— резюмирует Сакс.
Китай, уже сокративший вложения в госдолг США до полугодовых минимумов, готов пойти на следующий шаг. Как пишет The Wall Street Journal, в октябре 2018 г. Пекин планирует сбросить американских облигаций еще на три миллиарда долларов — это одна из крупнейших распродаж с 2004 года. Причина— обострение отношений с Вашингтоном из-за торговой войны.
КНР — крупнейший внешний кредитор американской экономики. На балансе китайского Центробанка сейчас числится гособлигаций США более чем на триллион долларов — почти 20 % всего госдолга Вашингтона, принадлежащего иностранным держателям.
В конце 2016 г.— начале 2017 г. китайцы сокращали вложения в эти бумаги, чтобы компенсировать укрепление юаня, но с тех пор уже восстановили свой портфель облигаций.
Экономика КНР понесла серьёзный урон из-за действий США: ущерб от развязанной Вашингтоном торговой войны исчисляется уже миллиардами долларов. C начала года индекс фондового рынка Китая Shanghai Composite упал на 15%.
В Пекине не раз предупреждали: если так пойдет и дальше, придется избавляться от госдолга США— исключительно из экономических соображений. И теперь перешли от слов к делу.
За полгода Китай уже сократил вложения в американские трежерис на 7,7 миллиарда долларов. Более масштабный сброс грозит США нестабильностью курса доллара и замедлением экономики.
Но, в конце сентября 2018 г. Трамп ввел новые десятипроцентные пошлины на товары из Китая на общую сумму 200 миллиардов долларов и обещает поднять тарифы с нового года до 25%.
Китай, со своей стороны, настроен решительно. В ходе предстоящей распродажи госдолга США, которую, по данным, американской The Wall Street Journal, Пекин начнет уже в середине октября 2018 г, будут сокращены вложения в американские облигации со сроками погашения пять, десять и 30 лет на общую сумму в три миллиарда долларов.
Финансисты опасаются, что это может дорого обойтись экономике Штатов. Если Китай продаст значительную часть американских долговых бумаг, их стоимость упадет, а доходность резко повысится. Это автоматически увеличит цену заимствований для США— и для компаний, и для рядовых потребителей, а значит, подорвет экономический рост. Выпуск долговых бумаг станет для Белого дома более накладным.
“Экономику начнет лихорадить от повсеместно высоких процентных ставок, что окажет мощный замедляющий эффект”, — поясняет Джефф Миллс, главный инвестиционный стратег американской PNC Financial Services Group.
Опасения наблюдателей связаны и с настроем второго крупнейшего кредитора Соединенных Штатов— Японии. В июне 2018 г. портфель казначейских облигаций Страны восходящего солнца сократился до 1,030 триллиона долларов— самого низкого показателя за семь лет.
Китай и Япония не единственные продавцы госдолга США. Из тридцатки крупнейших держателей трежерис уже выбыли Россия и Турция, пострадавшие от экономического давления Вашингтона.
Москва, в частности, избавилась почти от всего портфеля: за апрель-май 2018 г. Центробанк России сократил вложения в американские долговые бумаги до 15 миллиардов долларов (еще в начале 2018 года превышала 100 миллиардов).
От гособлигаций США избавляются и другие держатели — Мексика, Индия, Тайвань.
“Зарубежные кредиторы крайне важны для американской экономики. Мы не можем существовать при таких темпах экономического роста и удручающих прогнозах по дефициту бюджета без иностранного капитала”,— отмечают портфельные управляющие американской Loomis, Sayles & Co.
Тем временем общий тренд на сброс трежерис лишь усиливается. По подсчетам Reuters, сейчас международные инвесторы избавляются от казначейских облигаций США самыми высокими темпами с октября 2016 года.
Причины очевидны: агрессивная политика Вашингтона сокращает число желающих кредитовать американскую экономику, а заодно и ведет к тому, что все больше стран стремятся исключить доллар из расчетов.
О том, что главенствующей роли доллара вскоре придет конец, пишет американское финансовое агентство Bloomberg. Нынешний статус валюты Соединенных Штатов эксперты Bloomberg определяют как “тиранию”, указывая на то, что “пришло время смены режима”. Издание отмечает, что сейчас в глобальной финансовой системе сложилась парадоксальная ситуация. С одной стороны, доллар — мировая валюта, на которую приходится больше половины всех расчетов, а с другой — президент США заявляет об исключительности своей страны.
Именно поэтому в мире спешно пересматривают отношение к американской валюте. Россия, в частности, сокращает долларовые активы из-за растущих рисков при международных расчетах, а Китай бросает вызов доллару на мировых энергетических рынках, заключая контракты в юанях.

2.6. «Один пояс, один путь» – китайский вариант глобализации.
В условиях нарастания противоречий с США Китай несколько лет назад также начал реализацию глобального проекта нового «Шёлкового пути», позднее переименованного в «Один пояс, один путь» (ОПОП). В рамках реализации этого глобального экономического проекта Китаем создаётся инфраструктура вдоль наиболее оживлённых наземных и морских торговых маршрутов всего мира.
Проект охватывает 65 стран, 4,4 миллиарда людей, 30 % мирового ВВП и триллионы долларов пекинских инвестиций. Ряд составных проектов находится в разработке, некоторые из них почти завершены (к примеру, экономический коридор Китай – Пакистан), а наземные и морские пути развиваются одновременно.
Наземный «Шёлковый путь» создаёт основу для более интенсивной культурной и общественной интеграции между соседними странами. Это проект, который в долгосрочной перспективе призван объединить Евразию и помочь государствам континента избавиться от противоречий через выгодное для всех сотрудничество и экономическое развитие.
Морской путь – это более структурированный проект, связанный с двумя основными потребностями Китайской Народной Республики.
Первая относится к торговле: Пекину необходимо отправлять товары по определённым маршрутам, попутно строя порты и снабженческие учреждения.
Цель – повысить прибыльность морских грузоперевозок (особенно когда суда, полные товаров, возвращаются в Китай), а также создать по всему миру новые сортировочные центры в портах, расположенных вдоль маршрута.
По этому сценарию идёт развитие порта Гвадар в Пакистане. Первая фаза была завершена в 2006 году, вторая идёт с 2007 года, хотя порт был открыт в ноябре 2016 года и уже используется. В ближайшие десятилетия проект должен быть завершён: появятся 45 точек анкерных опор, глубина прилегающего канала достигнет 20 метров, а товарооборот увеличится до 400 миллионов тонн. Главная функция порта заключается в том, что товары сортируются в соответствии с необходимостью, ценностью и объёмом поставок, а затем продолжают дальнейший свой путь по суше или по морю. Нефтепровод связывает Гвадар с китайским городом Каши.
Это наглядный пример диверсификации: морской путь, в основном, используется для отправки доступных для такого вида транспортировки товаров, а порт Гвадар превращается в хаб для нефтяной и газовой торговли благодаря метановым технологиям и регазификации.
К другим морским направлениям «Шёлкового пути» относятся Венеция и Афины.
Греческий порт Пирей уже несколько лет принадлежит китайской компании COSCO, которая специализируется на портовой деятельности и включении в сеть новых портов вдоль маршрута по примеру Гвадара.
Венеция может стать конечной точкой южного морского пути инициативы ОПОП. В результате у Китая появится морской путь в Южную Европу, который связан в основном по суше с северным коридором.
Ещё одна (менее известная) причина, по которой КНР инвестирует в протяжённые морские маршруты – это военно-морская доктрина китайских ВМС. Китай планирует, как и США наращивать мощь своего военно-морского флота, для обеспечения безопасности своих морских коммуникаций, охраны их от пиратов и предотвратить их закрытие на время войны.
Огромное внимание руководством КНР уделяется созданию морских портов для китайских ВМС, об этом говорит постройка первой китайской зарубежной военно-морской базы в Джибути. Местоположение имеет стратегическое значение, так как рядом находится Баб-эль-Мандебский пролив.
Ещё один аспект ОПОП, о котором известно не так много – это арктический маршрут. Формально Арктику делят Америка, Канада, Финляндия, Дания, Исландия, Норвегия, Россия и Швеция. Для управления Арктикой был создан Арктический совет. Среди стран-наблюдателей – Франция, Германия, Индия, Италия, Япония, Южная Корея, Нидерланды, Польша, Сингапур, Испания, Великобритания и Китайская Народная Республика.
Но, недавно Россия и Китай приступили к обсуждению использования арктических маршрутов. В июле 2017 года на встрече председателя КНР Си Цзиньпина и председателя Правительства РФ Дмитрия Медведева Москва и Пекин заявили о намерении совместно прокладывать морской «Шёлковый путь» в Арктике с целью диверсифицировать торговые маршруты и вовлечь соседние страны в инфраструктурные проекты и научные исследования.
Пекин стремится в будущем переправлять товары из Китая в Европу через Арктику. Это позволяет сократить путь на 20-30 %, а также экономить время, топливо и кадровые ресурсы. С учётом того, что 90 % китайских товаров доставляются по морю, даже небольшие подвижки смогут привести к экономии и увеличению прибыли.
Уже недавно китайский ледокол Xue Long прошёл по Северо-Западному проходу в Арктике, преодолев путь из Азии в Северную Америку в рекордно короткие сроки. Это историческое событие: китайское судно прошло по маршруту впервые.
Не менее важно, что в 2013 году суда китайского транспортного гиганта COSCO прошли по Северному морскому пути в Арктике, и путешествие из китайского города Далянь в Роттердам заняло на треть меньше времени, вместо 45 дней груз был доставлен за 30.
Следует отметить и несколько особенностей Арктики с практической и реалистической точек зрения. Сегодня существуют три действующих маршрута: северо-восточный, северо-западный и «северо-северный» (пересекает Северный полюс). Россия и Китай намерены использовать северо-восточный маршрут, чтобы сократить время доставки, но это осложняется недостатком инфраструктуры и сложной природной средой.
Сотрудничество России и Китая по совместному развитию Северного морского пути крайне выгодно обеим странам. Они намерены предоставлять право пользования маршрутом другим государствам, чтобы повысить объём транспортируемого груза. Сегодня путь доступен для использования только 4 месяца в год. Моря северо-западного маршрута скованы льдом, и ледоколы не способны обеспечить его продолжительную доступность, которая необходима для коммерческого использования.
«Северо-северный» путь, который проходит через Северный полюс, нельзя задействовать, пока не растаял лёд, что, как утверждают учёные, произойдёт к 2050 году и будет иметь ряд негативных последствий.
Но, арктический морской путь предоставляет Китаю массу возможностей и снижают затраты на транспортировку грузов по Евразии. Сегодня товары из Китая переправляются в Европу по пути, который проходит через Суэцкий канал. Протяжённость этого маршрута составляет 22 224 километра, а по Северо-Западному проходу с той же целью необходимо преодолеть лишь 12 964 километра.
Пекин инвестирует средства в развитие инфраструктуры, чтобы сократить время доставки своих грузов в Европу и повысить доходы. У арктического маршрута есть все шансы стать центральным элементом инициативы ОПОП. Китай участвует в развитии арктического маршрута столь же энергично, как и в осуществлении другого колоссального проекта, который имеет огромное значение для морского «Шёлкового пути»: это создание в Никарагуа альтернативы Панамскому каналу.
Пекин и Москва упорно развивают новый арктический маршрут с помощью всех доступных средств, дополняя морской «Шёлковый путь» северным, арктическим маршрутом. Сотрудничество с Россией в Арктике позволит Пекину развить деятельность в регионе, а также принять участие в добыче углеводородов и других природных ресурсов. К тому же, Россия всё активнее осваивает Арктику и создаёт необходимую инфраструктуру, поэтому для остальных стран использование арктического маршрута может стать привлекательным предложением.

2.7. Образование и наука.
Наряду с обострением геополитической обстановки, активизацией Китая по экономическому переустройству мира России для обеспечения прорывного, ускоренного развития сейчас необходимо иметь в виду и особые требования современного глобального, информационного, цифрового мира к ключевому ресурсу, человеческому капиталу.
В рамках научного проекта «Атлас новых профессий» были сформулированы 10 ключевых компетенций, которые понадобятся современным людям в ближайшие 10-20 лет.
Сегодня знания и навыки быстро устаревают, поэтому подход на основе компетенций позволяет стратегически видеть картину, обеспечивать высокую гибкость.
Уровень развития этих компетенций будет определять конкурентоспособность страны и человека на мировом рынке труда, а для компании это будет означать максимально эффективное управление имеющимся человеческим капиталом.
Компетенция 1. Системное мышление.
Сегодня необходимо переходить к мышлению, которое бы охватывало систему целиком, формировало эти системы из отдельных элементов и позволяло видеть то, как конкретные изменения влияют на совокупность ключевых процессов.
Компетенция 2. Межотраслевая коммуникация.
Все больше профессий и проектов возникает на стыке нескольких дисциплин. Для решения многих задач нам нужны люди, разбирающиеся одновременно в нескольких областях знаний. Они могут создавать неожиданные, уникальные, прорывные решения.
Компетенция 3. Управление проектами и процессами
Специалист любого уровня сегодня может оказаться в роли человека, который должен отвечать за проект. Понимание принципов, подходов проектного управления и навыки их применения на практике нужны будут все более широкому кругу сотрудников.
Компетенция 4. Работа с ИТ-системами.
В будущем мы должны освоить различные ИТ-системы, которые систематизируют нашу работу и процессы.
Компетенция 5. Клиентоориентированность.
Все большее число компаний развивают у сотрудников умение слушать и слышать друг друга и клиентов.
Компетенция 6. Работа с людьми и работа в команде.
Процессы становятся столь сложными, что без работы в команде уже невозможно будет выполнить большинство задач.
Компетенция 7. Работа в условиях неопределенности.
Умение работать в ситуации, когда постоянны только изменения.
Компетенция 8. Мультикультурность и открытость.
Если на проблему смотреть с разных позиций, то вероятность найти нетривиальное решение в разы выше. Это требует открытости ума, умения слушать и слышать альтернативные идеи, воспринимать их, быть гибким. Поскольку лучшие идеи могут родиться в разных уголках мира, в команду следует представителей разных стран и культур. Потребуется умение находить язык с другими людьми, принимать их и использовать их возможности для решения задач бизнеса.
Компетенция 9. Осознанность
Осознанность – ключевая компетенция XXI века. Она позволяет развивать навык рефлексии, делать сознательный выбор, понимать особенности себя и окружающих. Осознанность помогает концентрироваться на настоящем и при этом видеть будущее, добиться баланса и гармонии в собственной жизни.
Компетенция 10. Коммуникация
Интернет сломал границы и сделал экономику поистине глобальной. Новый бизнес будет требовать образования новых контактов, чтобы двигаться вперед за счет обмена идеями. При этом мы должны научиться доносить свои мысли и достигать своих целей на расстоянии, уметь ценить каждый контакт и такую важную «валюту» современности как внимание.
Ректор МГУ В.Садовничий также отмечает ключевую роль системы образования в современном мире: «Система информационного уклада или информационной революции имеет самое непосредственное отношение к нашей основной деятельности. Сегодня нельзя говорить о развитии образования, не учитывая этого фактора. Мы живём в уникальный период истории человечества. У математиков есть термин для его описания– это сингулярность. Речь идёт о всё более ускоряющихся и всё менее предсказуемых изменениях технологической и социальной реальности. Окружающая нас среда становится всё более цифровой… На наших глазах кардинально меняется сама философия и даже идеология образования, чему учить, для чего учить… Очевидно, мы должны дать те базовые фундаментальные знания, с помощью которых можно будет заниматься и той профессиональной деятельностью, о которой мы сегодня даже не знаем. И это совсем новые задачи в области образования и профориентации. Наш вывод. Главное – научить учиться, научить мыслить. Главное – это фундаментальные знания».
По прогнозам одного из основоположников теории сингулярности Рэймонда Курцвейла к 2029 году компьютер сможет пройти тест Тьюринга путём компьютерной симуляции мозга человека.
В 2030-е годы наномашины будут вставляться прямо в мозг и осуществлять произвольный ввод и вывод сигналов из клеток мозга. Это приведёт к виртуальной реальности «полного погружения», которая не потребует какого-либо дополнительного оборудования.
В 2040-е годы человеческое тело сможет принимать любую форму, образуемую большим числом нанороботов. Внутренние органы будут заменены кибернетическими устройствами гораздо лучшего качества.
Курцвейл предсказывает наступление технологической сингулярности в 2045 году, когда вся Земля начнёт превращаться в один гигантский компьютер.
Сторонники идеи сингулярности технологий представляют развитие мира в следующем виде:

Скачать (DOC, 58KB)

Технологическая сингулярность, как событие неизбежное / Geektimes

В их понимании экспоненциальное развитие техносферы уносит нас всех в неизвестность, прогнозировать или планировать что-либо на период, близкий сингулярности, очень сложно или даже невозможно.
Ещё одна популярная современная теория смены технологических укладов основана на понимании совокупности сопряжённых производств, имеющих единый технический уровень и развивающихся синхронно. Смена доминирующих в экономике технологических укладов предопределяет неравномерный ход научно-технического прогресса.
Номер
уклада Содержание Начало Знаковое начальное событие
I Начало Первой промышленной революции
1772 год
Создание Ричардом Аркрайтом прядильной машины «Water frame» и строительство им текстильной фабрики в Кромфорде.

II Эпоха пара 1825 год
Паровоз Locomotion № 1, строительство железной дороги Стоктон — Дарлингтон.

III Эпоха стали (Вторая промышленная революция)
1875 год
Изобретение бессемеровского процесса, создание на базе конвертера Бессемера завода Edgar Thomson Steel Works в Питтсбурге.

IV Эпоха нефти 1908 год
Внедрение на предприятиях Форда ленточного конвейера, начало выпуска автомобиля Ford Model T.

V Эпоха компьютеров и телекоммуникаций (Научно-техническая революция)
1971 год
Первое употребление названия «Кремниевая долина», появление первого микропроцессора Intel 4004.

VI Нанотехнологии 2004 год
Графен — монослой атомов углерода, полученный в октябре 2004 года в Манчестерском университете.
VII Эпоха метакогнитивных технологий, новой антропологии (?) 2060 год(?)
?
Технологический уклад — Википедия

Скачать (DOC, 78KB)

Сергей Глазьев — Выход из хаоса | Изборский клуб
В их понимании развитие похоже на спираль. Мы сейчас наблюдаем фазу роста шестого технологического уклада, который остановится фазой зрелости и, возможно, появится седьмой технологический уклад. В любом случае, возрастающей таинственной неизвестности нет, понятно что делать и в эмбриональную фазу, и в фазу роста, и в фазу зрелости. Можно и, главное, нужно прогнозировать и строить планы.
В 1980 году Элвин Тоффлер сделал прогноз основных технологических коридоров, которые изменят всю промышленную систему в будущем. К таким коридорам Тоффлер отнес компьютеры, биотехнологии, новые материалы и новые источники энергии.
Через 20 лет Джереми Рифкин, отвечая на вопрос, как Европе адаптироваться к новой ситуации, сказал: в первую очередь нужно заняться энергетикой, потому что она касается каждого. Если в бюджете домохозяйства или в каком-либо проекте затраты на энергию превышают 10%, то, скорее всего, проект не будет реализован, а домохозяйство будет испытывать большие трудности.
По мнению известного российского философа, члена Экспертного совета при правительстве РФ Петра Щедровицкий, отсюда вытекают пять наиболее актуальных современных взаимосвязанных технологий.
Первая — возобновляемые источники энергии. Например, в 2016 г. в Дании на возобновляемых источниках энергии было произведено 140% от всей потребности в энергии, в Германии в один из воскресных дней произвели 62% от суточной потребности в энергии, а в Чили уже полтора года энергия бесплатна: в стране установлено столько фотовольтаических станций, преобразующих солнечную энергию в электрическую, что произошел кризис перепроизводства.
Вторая технология — ресурсосберегающие дома и строения общественного назначения; либо с нулевым энергобалансом, либо даже поставляющие услуги в общую сеть: одни — энергию, другие — переработанный мусор, очищенную воду и так далее.
Третья технология — малые аккумуляторы энергии.
Четвертая — электротранспорт или гибридный транспорт.
И пятая — smart grid, «умные» системы диспетчирования, производства, передачи и потребления энергии.
В 2010 году эксперты и государственные чиновники ФРГ в рамках стратегической инициативы правительства «Индустрия 4.0» зафиксировали приоритет создания новых платформ киберфизических систем, в число которых входят «умный завод», «умное домовладение», «умное производственное или офисное здание», «умная энергосистема».
Сегодня складывается новая платформа технологий Новой промышленной революции. В ядре — три основных технологических коридора.
Первый: всё в «цифре». Со следующего года европеец, не имеющий датчика, который в онлайн-режиме снимает параметры работы организма и скоммутирован с big data (обрабатываемые с высокой скоростью базы данных огромных объемов), будет платить за медицинскую страховку примерно в 1,8 раза больше. Другой пример: если вдруг вы попали в аварию, то в то время, пока вертолет везёт вас в больницу, повреждённый орган будет напечатан на 3D-принтере из электронной модели вашего организма, хранящейся в big data.
Второй коридор — новые материалы. Мы прошли этап наноматериалов, нанопокрытий, композитных материалов. Сейчас мы находимся в стадии создания целого спектра программируемых материалов, или материалов с управляемыми свойствами, в том числе биологических. Распространенный пример — стент, который ставят в кровеносные сосуды для их расширения и укрепления, который представляет собой «капельку», которая после введения приобретает температуру человеческого тела и расширяется до нужной формы.
Третий коридор — «умные» системы управления, которые предполагают перенос части функций на вещи и машины, включённые в сети принятия решений. Например, современные системы безопасности: в крупном городе, к примеру Лондоне, летают рои дронов и сканируют, что происходит в офисах, квартирах, улицах; на основании этих данных происходит поиск преступников.
Ещё пример — беспилотные автомобили. Степень готовности этой технологии к масштабированию — 2-5 лет, то есть совсем скоро они станут массовыми; в большегрузном транспорте это уже практически произошло.
Другая технология – «досье» горожанина, готовность к масштабированию этой технологии составляет 5-10 лет. В течение 10 лет всё, что происходит на территории малого города на уровне домохозяйства, потребительского поведения каждой семьи, на уровне образования, медицины, транспорта, будет в «цифре» и можно будет работать с уже агрегированными показателями.
Российский учёный Николай Дмитриевич Кондратьев уже в начале XX века, написал книгу о больших циклах конъюнктуры — циклических процессах, происходящих в экономике, и о логике этих циклов.
Кондратьев выдвинул три совершенно точных предположения.
Первое: в основе экономических циклов лежит смена технологий.
Второе: технологии не «ходят» поодиночке, они меняются единовременно, как комплекс, происходит смена «платформы технологий».
У этой «платформы технологий» есть инкубационный период, который занимает 40—60 лет. Многие технологии, которые мы используем сейчас, появились 30—50 лет назад. Например, фотовольтаические станции. Еще 10 —15 лет назад эксперты утверждали, что будет развиваться атомная, а не солнечная энергетика, поскольку в атомной энергетике доля топливной составляющей в цене киловатт-часа минимальна.
Что мы видим сейчас? В прошлом году в мире введено 9,5 гигаватт атомных мощностей и 80 гигаватт «солнца». Это происходит потому, что выбор технологии осуществляется не на основе тех или иных тактико-технических характеристик, а на основе потенциала вступления этой технологии в синергию с другими. Илон Маск сделал солнечную панель в виде черепицы — и произошел переход к интегрированным фотовольтаическим решениям на уровне домохозяйств. Солнечная станция сейчас — это не только крыша, но и окна в доме, а также крошка, используемая в строительных материалах. Происходит кардинальный переход за счет того, что технологии стыкуются в комплексы и взаимно поддерживают и дополняют друг друга.
Как только «платформа технологий» сложилась, начинается второй этап — взрывного роста производительности труда на основе этих самых технологий. Он продолжается, как вывел Кондратьев, приблизительно 35 лет. При этом предыдущая структура — экономическая, селитебная, промышленная, сформированная на старой платформе, — не эволюционирует, а исчезает.
Сегодня Илон Маск меняет «платформу технологии» в автомобилестроении, он говорит: мы будем собирать машину не из 2 тысяч компонентов, а из 18 модулей. Причём эти модули дают такие потребительские качества, которых не было раньше: это, например, искусственный интеллект и беспилотное управление или электромотор, который на длинном периоде эксплуатации экономит приблизительно 75% затрат на топливо, причём характеристики электромобилей всё время развиваются.
Но, у новых технических средств существует предел производительности. После его достижения начинается спад, который длится примерно 25 лет. Итого: 60 плюс 60 — цикл длится 120 лет. И это в странах-лидерах, а в странах «догоняющей» индустриализации этот процесс может растянуться на 250-300 лет.
Какая из стран окажется наиболее подготовленной, чтобы на своей территории развернуть полный комплекс новой промышленной революции и стать, таким образом, лидером на следующем этапе развития, заранее неизвестно. Всегда есть несколько претендентов, у каждого свои плюсы и минусы.
По мнению П.Щедровицкого, экономическая система разделения труда должна быть встроена в контекст социально-профессионального разделения знаний. При этом управление проектами должно осуществляться на основе одной интеллектуальной платформы. Если нет общих пронизывающих, сквозных систем знаний, единых стандартов, то кооперация и синхронизация не выстроятся.
Другими словами, есть горизонтальное и вертикальное разделение труда. Горизонтальное — это разделение труда по производству продукта, а вертикальное — это разделение труда по производству всех тех знаний, которые нужны для производства этого продукта. Вы не можете произвести продукт без типового проекта, а это тип знаний.
Когда вы продаёте атомную станцию, вы продаёте эффективный киловатт-час. Энергокомпании совершенно всё равно, на каком «горшке» вырабатывается электроэнергия, она хочет иметь эффективные параметры себестоимости и функционирования, чётко понимать, какие риски, простои, потери. И когда в 2006 году в Росатоме начали внедрять 6D-моделирование (это управление жизненным циклом проекта, то есть станции), то пришлось перестроить весь проектный процесс, весь процесс занял 10 лет. То есть если вы не перестроите технологию деятельности, то никакая «цифра» вам не поможет. Само наличие цифровых технологий намекает на направление перестройки, но не замещает её, а это очень сложный процесс.
По мнению П.Щедровицкого есть три важнейших следствия того, что вертикальная система разделения труда определяет горизонтальную. Первое: вы должны иметь семиотические (знаковые) инструменты, например деньги, которые бы поддерживали предпринимательскую деятельность на этом этапе промышленной революции. Новая промышленная революция поменяет семиотические инструменты, эксперименты с биткоином и есть работа в этой сфере.
Второе: новая промышленная революция поменяет «клеточку» экономики (в «нулевой» промышленной революции (XVII в.) клеточкой являлся ремесленный кластер, в первой (XVIII – 1-я пол. XIX в) – фабрика, во второй (2-я пол. XIX – XX в.)— транснациональные корпорации). Кандидатная клеточка Новой промышленной революции — это так называемые «платформы с открытой архитектурой», которые шире, чем ТНК. И те ТНК, которые не смогут перейти к новой платформе, исчезнут с лица земли.
И, в-третьих, нужна новая технология мышления, которая станет достаточно массовой и сквозным элементом войдёт в систему деятельности по производству любого нового продукта. В ходе «нулевой» промышленной революции такой технологией стала инженерно-конструкторская деятельность, в ходе первой – проектирование, в ходе второй — исследование. У той технологии мышления, которая становится ведущей, сегодня также есть свое название — «программирование» (только не нужно сводить к компьютерному программированию, это только один из видов).
Каждая промышленная революция задает новые требования к человеческому капиталу и системам подготовки и образования.
Ключевые изменения в области содержания подготовки кадров и образования — это, во-первых, широкая гуманитаризация. В Массачусетском технологическом институте существенная часть факультетов — гуманитарные, в программе подготовки инженера три четверти дисциплин не технические, а гуманитарные, потому что считается, что если инженер не знает, как устроено общество и экономика, то он плохой инженер; если он не умеет встраиваться в исследовательскую работу, коммуницировать, работать в команде, то он некомпетентен.
Второе — системный подход как метаязык, на котором разговаривают представители разных дисциплин. Системный язык задает общую логику описания сложных систем, которая позволяет исследователю, инженеру, управленцу совместно решать ту или иную задачу. Дальше развивался управленческий подход, разные методологии управления. И, наконец, на протяжении последних десяти лет — мощнейшее внедрение в образовательный процесс технологий мышления, это, например, ТРИЗ — технологии решения изобретательских задач Альтшуллера, которую используют в ста американских университетах (Генрих Альтшуллер — советский изобретатель и писатель-фантаст — прим. ред.).
В целом образование — это формирование картины мира. Владеть картиной мира — значит видеть причинно-следственные связи между явлениями. У нас огромное число молодых людей не имеют никакой картины мира. Функция образования, традиционно закрепленная за университетами, — сформировать картину мира, а не готовить к «деятельности». Готовить к «деятельности» должно ПТУ или высшая инженерная школа. И у «образования», и у «подготовки» есть свои особые важные задачи, но готовить к включению в систему разделения труда нужно по возможности быстро и дёшево. А вот картина мира так быстро не формируется.
Идущие в системах подготовки и образования изменения в следующие 15-20 лет будут носить достаточно радикальный характер. Диплом будет «собираться», как Lego: человек сможет получать отдельные элементы подготовки, переезжая из одной точки мира в другую, чередуя такты образования с тактами работы, имея возможность набирать себе конструкцию компетенций из модулей.
Поменяется и педагогический труд, работа профессорско-преподавательского состава. Сегодня в этой сфере чрезвычайно быстро внедряются модели, которые показали свою эффективность в спорте и шоу-бизнесе. Появляются «звёзды», которые гастролируют по всему миру и предлагают своим потенциальным клиентам определённое «меню» различных единиц содержания и форм организации учебного процесса.
Эта модель организации учебного процесса начала складываться, как решение для проблемной ситуации, с которой сталкивался каждый из Вас. Один очень хороший специалист в области страхования и применения его механизмов в разных областях никак не мог набрать студентов на свой курс, поскольку курс был очень сложным. Тогда он решил, что откроет онлайн-курс, и в течение года у него сформировалась аудитория в 615 тысяч человек. Оказалось, что это гораздо более эффективный подход. И сегодня большинство глобальных университетов ставят перед собой задачу, войдя в альянсы и обмениваясь информацией, бороться за аудиторию объёмом в миллиард человек. Их собственные контингенты студентов остаются прежними — 10 тысяч, как в Массачусетском технологическом институте, или 50 тысяч, как Лёвенском университете (старейшем в Бельгии — прим. ред.), но доступ к образованию открыт любому потенциальному пользователю.
Из 1200 человек профессорско-преподавательского состава Лёвенского университета 10% — миллионеры. Но не благодаря преподаванию, а за счёт того, что они участвуют в разработках, создают вместе со студентами технологические компании и получают доход от этой «валоризации» знаний. Например, Weizmann Institute, израильский многопрофильный НИИ в области естественных и точных наук ведёт исследования, специализируясь исключительно на первых этапах жизненного цикла нового знания, результатом исследования является обоснование принципиальной технологической возможности, формой фиксации — патент, 200 объектов интеллектуальной собственности приводят к получению роялти в размере до 30 миллиардов долларов в год.
Они не занимаются внедрением, это задача промышленных предприятий, у института совсем другие функции в разделении труда. Внутренняя атмосфера — кофейно-ланчевая, они постоянно общаются друг с другом. Всем работникам до 35 лет. Люди приходят и доказывают представителям наблюдательного совета, что их идея имеет патентную перспективу. Как принимают решения о финансировании проектов? По глазам. Горят глаза — значит, можно брать, скучные глаза — до свидания. Дается грант на три года; в то, что делают грантополучатели, никто не влезает, через три года широкий круг независимых экспертов, полного списка которых никто не знает, оценивают результаты работы на предмет возможностей получения патента. Но даже если все эксперты написали, что перспективы патента нет, руководство института своим решением может продлить финансирование работ еще на 3 года.
Пройдет ещё 10-20 лет, и многие места в мыследеятельности мы будем занимать не лично, а вместе с роботами, или роботы будут занимать их без нас. Американцы уже переводят младшие классы части школ в штате Нью-Йорк на обучение роботами. Роботы учат математике, языку и так далее.
Рабочие профессии тоже кардинально меняются. Профессии «рабочего» в эпоху второй и Новой промышленной революции существенно различаются. На уровень рабочего переносится часть бывшей инженерно-управленческой компетенции.
Все больше работодателей, рассуждая о качествах, которые они хотят видеть в своих работниках, говорят о «мягких» навыках, это навыки работы с клиентом (то есть коммуникации), навыки командной работы (как в больших коллективах, так и в малых группах), умение справляться с проблемами, находить проблемно-ориентированные решения (не решения вообще, а решение, которое решает данную конкретную проблему), умение переучиваться и, наконец, навыки психофизической самоорганизации.
Сейчас в WorldSkills (международные соревнования по рабочим профессиям) стали развиваться коллективные соревнования, когда несколько человек вместе выполняют сложное задание. Один из ключевых вопросов Питера Друкера (американский экономист, гуру менеджмента) звучал так: почему один средний японец может делать в пять раз меньше одного среднего американца, но десять средних японцев, собравшихся вместе, могут сделать вдвое больше десяти средних американцев, собравшихся вместе? Потому что одно дело — твои индивидуальные компетенции, а другое — твоё умение входить в коллективную работу и выходить из неё. Это тренируется, но не всегда перетекает одно в другое. Человек может быть очень компетентным, но совершенно некооперабельным.

Оставить комментарий

Войти с помощью: