Skip to content

АНОНС

Открылся канал нашего портала в Ютубе - Канал «Якутия. Образ будущего»

Бизнесмен поневоле. Почему и как в художнике вдруг проснулся предприниматель?

Глеб Тюрин.
10.08.2018 г.
Он знает толк в травах и мечтает о том, чтобы Поморье славилось своими товарами. Но главное — художник Михаил Бронский намерен дать новую жизнь родной деревне в Шенкурском районе Архангельской области.
Когда-то Михаил Бронский начинал с заготовки иван-чая и довольно быстро доказал, что, если его правильно приготовить, то получается изысканный напиток. Сейчас Бронский производит десятки сортов чая и других полезных напитков из трав и ягод. Но в одиночку работать сложно, поэтому Михаил мечтает создать в Арахангельской области кооперацию заготовщиков и переработчиков дикоросов, чтобы поморские товары можно было встретить на прилавках по всей России и за рубежом.
Возвращение домой
Михаил Бронский родился и рос в городе Шенкурске Архангельской области. В конце 1990-х он уехал в Санкт-Петербург — учиться на инженера-робототехника. Там Бронский воцерковился и в начале 2000-х решил вернуться на малую родину — в деревню Нижнее Золотилово, где его предки жили с XVIII века.
Тогда он не знал, чем займется. Деревни в те годы умирали, колхозы и совхозы закрылись, молочные коровы пошли на мясо. Единственное предприятие, пережившее перестройку, — местный молокозавод, — тоже было ликвидировано.
Но Михаил не думал о собственном деле — он интересовался культурой долины реки Вага, на которой стоит его деревня, изучал историю, писал картины, служил при местной церкви, пел в хоре, помогал местному музею, пытался собирать деньги на восстановление местных церквей.
“Когда мы с семьей сюда вернулись, мы стали восстанавливать деревянный храм. Далее на очереди был каменный, но его нам было не восстановить — мы ради него и бизнесом начали заниматься. Но поскольку я был при храме, я сам не собирался открывать свое дело — мы нашли с местным музеем, что раньше эта территория называлась Страна Вага, мы зарегистрировали фонд и решили создать такой бренд — “Страна Вага”. Этот бренд предполагалось давать в пользование местным предпринимателям, чтобы те маркировали им свои товары, а плату за пользование пускать на сохранение памятников архитектуры”, — рассказывает Бронский.
Однако идея создания бренда ни чиновников, ни местных предпринимателей не заинтересовала. “Я пошел учиться на социального предпринимателя, стал с соратниками проводить семинары по развитию территории: хотелось, чтобы люди объединились. Но мы сталкивались с тем, что когда рассказываешь, чем можно зарабатывать, — на тебя смотрят как на дурака: болтает, мол, а толку никакого, и я в какой-то момент понял, что надо брать дело в свои руки”, — рассказывает Михаил.
В поисках своего вкуса
Травами, цветами и ягодами Бронский интересовался с раннего возраста. Еще в шесть-семь лет он спрашивал у своей бабушки, почему высокую траву, расцветающую фиолетовыми цветами, называют иван-чаем. После того как он решил основать свое дело, он вспомнил об этом растении, так интересовавшем его с детства. “Миша стал спрашивать меня, — рассказывает мать Бронского, — а ведь раньше люди иван-чай пили? Я отвечаю, что пили. Он предложил попробовать самим заготавливать”.
Сначала заготавливали только для себя, потом уже и на продажу, при этом постоянно заботясь о повышении качества. “Мы как с листом иван-чая только ни экспериментировали — наминали его руками, скручивали каждый листочек отдельно, чтобы он не раскрутился, перевязывали ниточкой, мы его сушили по-разному — у нас все не получалось. Как-то потом стали собирать коробками — удобнее вывозить из поля — и один раз мы его не сразу переработали, и смотрим, у него в коробке начался процесс ферментации. Мы стали дальше над этим работать и получился вкус, как теперь”, — объясняет мать Михаила Вера Бронская.
Раскрыть тайну идеального вкуса Бронские пытались с помощью старых книг, советских сборников о дикоросах, старинных семейных рецептов. Теперь процесс заготовки и обработки листа расписан до мелочей. Например, не надо брать молодые верхние листочки, как это делается в случае с индийским чаем. Чем крепче лист, тем насыщеннее будет вкус. Нельзя собирать травы в дождь, нельзя их мыть перед сушкой — необходимо собирать в чистых районах, куда сложно добраться и куда не доходит загрязнение. “Собрали лист — он сутки должен подвялиться, чтобы быть как тряпочка мягким, но надо избегать прямых солнечных лучей, чтобы лист не пересыхал. Когда процесс подвяливания идет правильно, в доме стоит запах зеленых яблок, как будто семеренку настоящую рассыпали по комнате. Затем надо повредить клетки листа, чтобы вышел сок. Самый простой способ — мясорубка, она и повредит лист, и порежет. Порезанный лист кладется под тряпку влажную — на досушку, пока не пойдет сильный-сильный запах сухофруктов, — там разный будет аромат: земляника, банан, вплоть до забродившего винограда, тут важно не передержать, чтобы чай не получился кислым”, — рассказывает Бронский.
Определить качество конечного продукта просто — напиток из хорошего иван-чая не должен отдавать сеном, не должен быть слишком кислым, хотя по вкусу легкая кислинка может присутствовать, в запахе должны присутствовать нотки сухофруктов.
Всей округой
Добившись нужного вкуса, Бронские стали думать о сбыте. Сам Михаил попытался открыть в Архангельске антикафе, где, помимо обычного чая и кофе, наливал свой иван-чай. Вскоре появилось первое предложение по оптовой продаже. “Появились люди, которые предложили наш чай продавать как сувенирную продукцию, мы им какой-то объем сделали, на следующий год еще. У нас тогда не было опыта предпринимательства, общения с людьми, и мы попали в ловушку. Там хитрая схема была — у нас чай покупает одна компания, перепродает другой, та упаковывает и получает прибыль, а все долги списываются на первую. В результате за два года мы продали им 2800 кг иван-чая и получили 50 тысяч рублей”, — рассказал Бронский. Тогда семья решила продавать свою продукцию сама, под своим именем, так появился чай “Bronski”. Тогда же Михаил стал расписывать каждый пакет со своим чаем вручную, чтобы шенкурский иван-чай можно было сразу узнать на прилавке.
Однако заготовка сотен, а то и тысяч килограммов уже не могла быть делом одной семьи. Сначала Бронские стали привлекать к сбору школьников и студентов из Архангельска, но потом решили от этой практики отказаться и собирать травы вместе с жителями окрестных деревень.
“Сборщик должен ответственно подходить, нужно чтобы это были люди чистоплотные, чтобы они понимали, что как для себя собирают, они должны контролировать, какой лист по качеству собирают. Мы все равно проверяем, но сборщик должен изначально собирать хороший лист”, — поясняет Бронский.
Сборка иван-чая дело нелегкое: жара, слепни, оводы, комары, клещи. Люди опытные стараются собирать листья под вечер — тогда работать легче.
“Мы собирать едем в тенистые места у деревьев, у леса. В тенистых местах иван-чай хороший, крупный. Зайдешь в заросли — тебя и не видно. Вдвоем собираем около 100 килограммов за три часа. А на открытых полях иван-чай мелкий, час собираешь, два собираешь — в корзине ничего не прибавится”, — рассказывает местная жительница Любовь Кузнецова.
Когда объемы заготовок превысили две тонны в год, Бронские и их соседи открыли еще несколько производственных участков — с мясорубками и местами для сушки. Соседи чаем занимаются и сейчас: Бронские предоставляют им фирменные пакеты, а те в обмен отдают собранные в лесу ягоды. “Раньше я иван-чаем не занималась, потом у Веры Петровны Бронской внуки заготавливали лист. Они высмотрели, как это делается, Бронские поделились рецептом. Самое важное — ферментация, чтобы хороший чай получился. В прошлый год я 56 килограммов насушила — денежку это, конечно, приносит, вот внук заготовил, я насушила — он продал, одежду себе купил. Он сейчас учится в Северодвинске”, — рассказывает местная жительница Галина Короткая.
Сами Бронские конкуренции не боятся — многими своими находками охотно делятся с соседями, пытаются поддерживать односельчан, которые занимаются другими промыслами. “Идея изначально была в том, чтобы комплексно развиваться деревне. Чтобы всем, кто хочет жить, развиваться, собирать иван-чай, ягоды, грибы, плести корзины, вместе на ярмарку выезжать, создать что-то типа кооперации”, — поясняет Бронский.
Арктический чай
Сегодня Бронские могут делать из иван-чая более десяти видов напитков только при помощи разных способов ферментации и обработки. “Используя разные способы обжарки и сушки, мы получаем белый чай, желтый, улуны даже, пуэры и красный чай. Когда лист иван-чая замораживается — разрушается межклеточное пространство, потом лист размораживается, влага уходит — получается красный чай”, — объясняет Бронский.
При этом есть еще неограниченное количество смесей, или, как сами Бронские называют, “ассамбляжей” (в виноделии — вино из разных сортов винограда или смеси разных вин — прим. ТАСС), когда к листу иван-чая добавляются в определенной пропорции другие травы, ягоды или листья деревьев.
“У нас есть очень интересный чай, осенью готовим. Мы перемалываем клюкву или бруснику, перемешиваем с уже готовым чаем и отправляем на повторную досушку. Там уже температура меньше и получается чай с соком натуральных ягод”, — рассказывает Бронский.
А еще в дело идут черника, рябина, голубика, ежевика, земляника, листья таежных деревьев, зверобой, подколодная, морошечник, чабрец. Некоторые ассамбляжи насчитывают более 20 ингредиентов. При этом используются именно свои травы, поскольку привезенные не всегда подходят. Например, северный низкорослый чабрец собирает лишь один человек в деревне. Высокий сильный чабрец из средней полосы или с юга только портит чай, считает Михаил.
По его словам, ассамбляжи рождаются просто — он собирает ягоды или листья, готовит смесь, смотрит, насколько красивой она получилась, после чего заваривает и пробует. Если смесь удачна, то ее состав фиксируется и готовится в промышленных масштабах. “Необычно у нас возникал “театральный” чай для архангельского драмтеатра. Они попросили специальный театральный чай, а я примерно вспомнил запах театра и подбирал компоненты, чтобы добиться ассоциации с этим запахом. И результат получился классный — завариваешь, пьешь и прямо ассоциация с театром”, — рассказывает Бронский.
Чаем Бронского заинтересовались в Америке. В позапрошлом году он выиграл российский этап Creative business cup и представлял со своими расписными упаковками шенкурского иван-чая страну на финале в Дании. Однако, несмотря на все это, Бронский говорит, что его дело “застыло на стадии стартапа”. Выйти на российский рынок маленькому производителю или даже небольшой кооперации из Архангельской области сложно. Удаленность от крупных городов, проблемы с коммуникациями, ручной труд — все это удорожает продукт, а многие перекупщики просят продавать им чай по цене ниже себестоимости. И банки неохотно дают деньги сборщику трав из архангельской деревни.
Недавно Бронскому предложили поучаствовать в проекте создания арктических продуктов. Производители области хотят сделать набор товаров специально для северных регионов. В снеках, батончиках, лимонадах должны быть экстракты трав и ягод, которые восполняли бы нехватку витаминов и микроэлементов у жителей Заполярья.
В отличие от сложных сортов, которые и далее будут продаваться под маркой “Bronski”, в этой серии будут простые чаи с соответствующими компонентами. Чтобы удешевить продукт и сделать его более доступным для массового покупателя, художник решил отказаться и от расписных пакетов. “Arctic tea — это будет линейка максимум из пяти чаев: будет классика и будут ассамбляжи из нескольких компонентов: с травами, с ягодами”, — рассказывает Бронский.
Смогут ли арктические продукты из Поморья занять место на прилавках северных магазинов, сейчас сказать сложно. Пока же Бронский продолжает работать над своими ассамбляжами, подбирать новые вкусы иван-чая и не теряет надежду все же помочь деревне зажить полной и интересной жизнью.

Источники: https://tass.ru/v-strane/5446851, клуб «Развитие территорий», социальная сеть «Фейсбук».

Оставить комментарий

Войти с помощью: