Skip to content

АНОНС

Открылся канал нашего портала в Ютубе - Канал «Якутия. Образ будущего»

Легендарная Кемпендяйская соль накануне судьбоносных событий

SakhaLife съездил в Сунтарский улус, чтоб посетить Кемпендяйскую солевую компанию и поговорить с генеральным директором Алексеем ИГНАТЬЕВЫМ о перспективах развития добычи и организации производства соли.

 

Раньше Кемпендяйскую соль потребляли в пищу

 

Сользавод в 1960-ые годы

 

Старшее поколение помнит, что раньше в Сунтарском улусе повсеместно пользовались знаменитой кемпендяйской солью. И не только для приготовления пищи и солений-маринадов-квашений рыбы, грибов и капусты. Местные жители давно заметили целебные свойства кемпендяйской соли, и при первых же признаках простуды полоскали горло солевым раствором. А если лето выдавалось особенно дождливым, то ею «заправляли» сено для скота, чтобы не портилось. Да и как кормовая соль она всегда была в почете. В общем, несколько десятилетий назад был «золотой век» кемпендяйской соли, когда она была предметом первой необходимости в хозяйстве любой семьи.

 

 

Раньше кемпендяйской солью обеспечивали весь регион. Факт, что привычная нам заводская соль мелкого помола появилась на прилавках магазинов Сунтара относительно недавно, несколько десятилетий назад. Любая бабушка в Сунтаре расскажет, как сложно было хозяйкам привыкнуть к привозной фабричной соли. По их словам, они долгое время не могли рассчитать необходимое количество. Если раньше они клали всего лишь небольшую щепотку кемпендяйской соли, и все было в порядке, то с новой солью всегда получался недосол. Что же делать? Ведь от привычки так быстро не избавиться.

 

Михайлова Н.Т., учетчик затарки соли

 

Жизнь тем временем продолжалась, все больше прогрессируя. Теперь многие переехали в Якутск, а у оставшихся семей огороды и скот становятся все меньше и встречаются реже. Ну, а кемпендяйская соль стала считаться технической, и осталась в памяти разве что старшего поколения.

Но все же остается очень востребованным продуктом среди узкого круга – охотников и рыбаков. По их мнению, магазинная йодированная соль портит рыбу и мясо, соль класса экстра не так хорошо «впитывается», размягчая дичь, а вот крупнозернистая соль, к коим относится кемпендяйская – это самое то для соления рыбы.

Сейчас кемпендяйская соль переживает новый виток интереса к ней и готова к триумфальному возвращению на наши столы. Ее вновь стали ценить, в первую очередь, приверженцы правильного питания. Она может завоевать рынок республики, решительно сбросив с себя ярлык «технической соли».

Но Кемпендяйская соль – это не только потребительский продукт, но и целый пласт истории, порой трагической, порой вдохновляющей, неразрывно связанной с историей страны и народа. Воздадим ей должное до того, как расскажем о великолепных перспективах привычного продукта.

 

Темные страницы истории сользавода

 

Отдых во время тяжелой работы.

 

Были у Кемпендяйского сользавода и темные, поистине трагичные моменты. В 1943-1945 годах это была исправительная колония №8, куда ссылали людей со всего Вилюйского округа. А осуждены были, например, вот по каким проступкам.

10-летний мальчик, оставшийся сиротой, подобрал на поле колосья пшеницы, оставшиеся после уборки урожая – осужден!

12-летний мальчик, который также подобрал колосья так как остался без родителей после их ареста – осужден!

Осуждена была и председатель колхоза, которая закрывала глаза на то, что голодные дети собирали колосья…

Надо принять во внимание, что это были сложные и голодные времена.

 

Варница

 

В 1943 году из Вилюйской тюрьмы привезли более 150 заключенных в Кемпендяй. Их перевезли по реке на пароходе, с ними приехал начальник БУРЛОВ Василий Васильевич. Затем заключенные шли пешком всю дорогу от Вилюя до Кемпендяя. По прибытию в колонию, первым делом каждый заключенный должен был вырыть самому себе могильную яму… Людей во время тяжелой работы травили собаками, условия были непереносимыми. Все эти сведения можно найти в Кемпендяйском музее соли и цеолита, там же собраны многочисленные мемуары заключенных, которые сдали в музей их дети и внуки. Там же можно увидеть схему колонии №8, так называемую запретную зону: подвал, мужские и женские бараки, санчасть, кухня, дежурный, ворота, а в самом центре – «өлөр дьиэ», то есть помещение для умирающих. Все было организовано таким образом, чтобы заключенные помнили, никто с ними церемониться не будет. Главной ценностью были не люди, от них легко избавлялись, их без сожаления заменяли. Главной ценностью была соль, которую они добывали. Соль была нужна стране. Из песни слов не выкинешь, и такая мрачная страница есть в истории сользавода.

 

Выпаривание соли на варницах

 

Великие умы восхищались Кемпендяем

 

Но давайте лучше вспомним, какая эта уникальная местность – Кемпендяй! Помимо удивительного источника высокоорганизованного рассола, Кемпендяй также родина лечебной, можно сказать волшебной грязи. Раньше сюда приезжали лечиться со всей республики, целебные свойства ее просто безграничны. Помогает при заболеваниях опорно-двигательного аппарата: артроза, артрита, остеохондроза, заболеваний воспалительного и дегенеративного характера. Хорошо  восстанавливает после переломов и болезней периферической нервной системы. Лечит женское бесплодие.

А сколько же великих умов приезжали изучать Кемпендяй! Среди них: МААК Ричард Карлович, автор «Вилюйского округа Якутской области» (1877-86), ВЕНЦЕЛЬ Карл Карлович, ХАБАРОВ Ерофей Павлович, ШАХОВ Воин Фаддеевич, УВАРОВСКИЙ Афанасий Яковлевич, КРАШЕНИННИКОВ Степан Петрович, ЛАКСМАН Эрик Густавович, известнейший краевед, географ, археолог, поэт и литературовед ДРАВЕРТ Петр Людвигович, МАЛЯВКИН Семен Филиппович, ЗВЕРЕВ Вадим Николаевич, ЧАЙКОВСКИЙ Илья Петрович, отец всемирно известного классика Петра Ильича ЧАЙКОВСКОГО и т.д.

Сведения о Кемпендяйской соли можно увидеть в «Уставе о соли», подписанном императрицей Екатериной II в 1781 году. В Кемпендяйском музее можно найти очень много интересных документов, увидеть анализы о составе соли, сделанные великими учеными, из которых следует, что наша местная Кемпендяйская соль выигрывает почти у всех аналогов. Можно также увидеть копии страниц первого издания Вилюйского округа, еще тогда МААК составил карту главных путей сообщения между соляными месторождениями и городами, там подробно нарисовал план локации как доставить Кемпендяйскую соль до реки Лена. К слову сказать, в новом издании Маака, этих сведений уже нет.

 

 

Историю Кемпендяя и сользавода бережно собирают и сохраняют местные жители. Особенно стоит отметить энтузиаста и краеведа, библиотекаря Татьяну МЕСТНИКОВУ, которая много лет ведет активную поисковую работу, по крупицам восстанавливая прошлое родного края.

 

Потомственный соляник

 

Подробности о настоящем предприятия SakhaLife узнал прямо на месте, где добывают продукт, в легендарном сользаводе, побеседовав с генеральным директором Кемпендяйской солевой компании Алексеем ИГНАТЬЕВЫМ. Алексей Романович оказался потомственным соляником в третьем поколении, здесь же работали его дед и отец.

 

— Наша семья родом из Крестяха, переехали и осели в Сунтаре после войны. Мой кровный дедушка был убит, а его старший брат ЯКОВЛЕВ Алексей Николаевич, в народе известный как Суурук Дьаакыбылап (Бегун Яковлев) приехал работать на сользавод, так как времена были тяжелые и голодные, а на заводе кормили, был предусмотрен дополнительный паек. Освоившись  и убедившись, что тут хорошо кормят, он позвал братьев и сестер. Мой отец был самым младшим из них, его дали на усыновление бездетной паре, так как он остался без обоих родителей. Так наша фамилия изменилась и мы стали ИГНАТЬЕВЫМИ. Мой новый дедушка был активным членом Стахановского движения, отец рос, многое перенимая у него, вскоре стал работать наблюдателем солевого бассейна на заводе. Я с детства приходил сюда с отцом, приглядывался и уже знал, что к чему. Затем колесо судьбы так повернулось, закрутилось, и я вновь оказался здесь, теперь уже генеральным директором.

 

Иппатий Игнатьев.

 

Сользавод сегодня

 

 

Теперь о самом заводе. Размер бассейна — 7 тыс. кв. м, где фонтанирует уникальный, натуральный источник – высокоорганизованный рассол, содержание солей в нем 320 граммов на литр, куда больше чем в морской воде!

 

 

Зимой бассейн заполняют и закрывают шлюзы. От 30 градусов ниже нуля соленая вода начинает кристаллизироваться и оседает на 25-40 сантиметров. Весной с двух сторон спускают воду, соль сушат и перетаривают. В год собирают примерно 2 тысячи тонн соли, в основном, технической. В последнее время стали откладывать соль и для пищевого употребления.

 

 

«Сама природная соль очень чистая. Но при добыче сложившимся способом немного загрязняется. Мы отобрали 200-300 тонн чистейшей соли для пищевого направления, которое планируем освоить уже в этом году. А все остальное идет на технические нужды, в том числе, нефтегазовым компаниям для бурения».

 

 

В ближайшей перспективе просматриваются четыре основных направления развития предприятия, о которых рассказал Алексей Романович.

 

Техническая соль

 

 

И первое — это действующее, традиционное направление, техническая соль. Сейчас завод добывает 2 тысячи тонн, тогда как потребность рынка республики по технической соли составляет 25-30 тысяч тонн в связи с появлением ряда нефтегазовых компаний. Однако на практике весь объем технической соли закупается нефтяниками за пределами республики — в Иркутская область и др.

 

 

— Коммуникационная схема у нас до сих пор не налажена, где-то мы сами сплоховали как менеджеры, это надо признать. Каждая компания, в среднем, использует 7-8 тысяч тонн соли. Мы не можем сразу предложить им весь этот объем. К тому же они привыкли к действующей логистике, когда соль завозится из-за пределов республики, обычно через Иркутск. Понятно, что компаниям удобно закупать все в одном месте, а не брать 2 тысячи тонн у нас, а остальные 5 добирать у других. Но при желании сторон, при наличии политической воли, все это возможно, и закупки нашего продукта серьезно поддержали бы местное предприятие.

 

 

Кемпендяйская техническая соль идет с примесью песка, содержание влаги довольно высокое. Зимой она замерзает и слипается, некоторым потребителям это не нравится, они хотят, чтобы соль была сухая. К сожалению, при нынешней технологии мы не можем предложить им сухую соль. Но у нашей соли есть серьезное преимущество. Она получена при дегидратации, растворимость ее очень хорошая, при контакте с теплой водой она сразу начинает растворяться. А продукт других заводов проходит через соляный пласт, где начинают ломать соль-камень, затем берут ее всухую, и после фасовки продают, соответственно,  растворимость у нее плохая. По этим параметрам наша соль лучше, те, кто ее использует, очень довольны ее хорошей растворимостью, из нее в разы проще и быстрее делать растворы для сервисных компаний.

Входящим в республику нефтяным компаниям необходимо обратить внимание на местных производителей.

 

— При поддержке, перспективах, мы можем добавить два дополнительных бассейна. Можно расширить старые бассейны. Мы готовы, желание у нас есть. Если увеличить размер бассейна до 21 тыс. кв. м, мы сможем получать до 6 тысяч тонн соли. Однако нужна установка, договоренность, чтобы крупные потребители покупали у нас, допускали к своим конкурсам. Пока же мы сталкиваемся с объективными и субъективными моментами…

 

Соль — товар не деньгоёмкий, на нем обычно наживаются транспортные компании. Например, соль стоит 3 рубля, а с доставкой вырастет до 15 рублей. Почти все уходит на транспорт, такое вот соотношение.

 

— В Ленском, Мирнинском районах все возят соль из других регионов. Сервисные компании, которые занимаются производством растворов и обслуживанием скважин, 100% частные предприятия. Они никому не подчиняются и на них все эти закупочные законы не работают. Они сами выбирают, решают, что делать.

 

— Бывает обидно, когда узнаешь, что сделка состоялась, все уже прошло и продано. Ведь мы можем продать тот же продукт намного дешевле. Очень сложно наладить контакт с добывающими предприятиями. У нас были хорошие примеры сотрудничества. Например, «Таас-Юрях нефтегазодобыча» в свое время очень хорошо с нами работала 4-5 лет, пока не пришла «Роснефть».  Теперь совсем другая система закупок. На этом мы потеряли объем рынка.

Стоит отметить, что спрос на техническую соль очень велик, но при этом мы не можем продать местную соль из-за сложной системы закупок, в которую никак не можем попасть. Мы, конечно, не гении современного менеджмента, но необходима политическая воля, чтобы местные поставщики элементарно были допущены к конкурсам и торгам, а то мы убедились, что у организаторов торгов ухищрений бывает очень много.

 

Вот свежий пример. Мы зарегистрировались на площадке одной из крупных компаний. А там торги идут тысячами. И чтобы постоянно не получать ненужные уведомления поставили, как обычно, теги: соль техническая и галит минеральный. Сказали, торги будут в начале сентября. Мы ждем. И вдруг звонок: «Почему вы не заявились?» Как? Мы же сдали, зарегистрировались, были готовы, ждали лишь объявления. А они нам: «Уже все! Торги уже прошли!» Как же так? Оказывается, на сей раз товар обозначили как натрий хлор, поставили химический состав. В принципе, соль — это и есть натрий хлор 98%. В общем, написали химический состав, в итоге заявился всего один участник, который, естественно, выиграл конкурс. Объем был приличный – 7 тысяч тонн. Помимо нас также пролетели Иркутские большие заводы. В общем, есть такие приемы, когда можно отсечь других участников торгов. И таких подводных камней очень много.

 

В республике много говорят о поддержке производства, малого и среднего бизнеса… Мы много раз пытались достучаться до властей. Постоянно направляли письма главе республики. Но мне кажется, что до Егора Афанасьевича БОРИСОВА ни одно не дошло. Скорее всего, застряло на уровне министерства промышленности или еще где. В общем, что объяснять, многие знают, что такое бюрократический кошмар и чиновничий футбол…

 

Постоянно стараемся донести: Мы — местная компания в Кемпендяе Сунтарского улуса, у нас нет штата крутых менеджеров и нет возможности нанять таковых. Интернета тут фактически нет, мобильная связь если и ловит, то глючит сильно. В таких условиях сложно пробиваться на рынок.

В общем, есть емкость рынка – до 30 тысяч тонн в год, и она будет все возрастать.

У нас есть достаточные природные запасы. Есть перспективы роста. Но нет собственных средств для развития. Предприятию нужны инвестиции. И нужна политическая воля для рынков сбыта. В таком случае мы готовы вложиться и увеличить объем до 6 тысяч тонн технической соли.

 

Пищевая соль

 

Второе направление – пищевая соль. Объем пищевого рынка в республике — 2 тысячи тонн в сухом виде. 5-6 граммов на человека – это суточная потребность. При населении в миллион человек — это пять тысяч тонн.

Из них чтобы готовить сухой солью дома, а также для ресторанов, столовых по данным маркетологов нужно 2 тысячи тонн, а остальные 3 тысячи — в виде колбасных изделий и т.д.

Из высчитанного объема рынка в 2 тысячи тонн в год вычтем Южную Якутию — Нерюнгри, Алдан, с логистикой которых сложно конкурировать. Пусть останется 1 тысяча тонн. Для старта мы можем занять 200-300 тонн в виде пищевой соли. Но если мы приобретем оборудование и сможем выйти в экстра, то спокойно можем занять 50% рынка, это 1 тысяча тонн пищевой соли.

Мы тщательно изучили предложения по оборудованию. К сожалению, российские заводы отпускают по заоблачным ценам — до 100 миллионов капиталовложений. Для нас это нереальная, неподъемная сумма.

 

Мы вынужденно обратили взоры на южный Китай, в ноябре 2017-го посмотрели 6 заводов, которые производят такое оборудование. Из них особенно выделили один, на заводе под Шанхаем. Отправили им 50 литров наших рассолов и пропустили через оборудование с технологией вакуум выпорки. Она выпаривает соль экстра высшего сорта, как и у нас. Но если у нас 98% натрий хлора, то пройдя через вакуум выпорку, становится 99,7%, что считается самым чистым. Можно приобрести такое оборудование, оно стоит порядка 30 миллионов рублей. С доставкой из Китая, со строительством требующегося здания, выходит, примерно, 60-70 миллионов капиталовложений. Мы стараемся отработать этот вопрос через Департамент пищевой промышленности Минсельхоза, чтобы получить субсидии. Но пока результатов нет. Мы надеялись, что государство возьмет на себя хотя бы оборудование. Например, строят же современные фермы. В отдельно взятых наслегах их строительство обходится примерно в 30 миллионов на одно хозяйство и это, конечно, здорово. В нашем случае за такие же деньги можно приобрести оборудование, которое сможет обеспечить всю республику местной солью. Это актив, это рабочие места на селе и это экология пищи, экология здоровья населения. Мы надеемся, что новая власть нас услышит.

 

По пищевой соли мы уже к новому году планируем получить первые образцы. Для этого мы уже отобрали чистую соль, все уже налажено и ждет в Якутске. Но это не экстра соль, так как для этого у нас нет нужного оборудования, а крупнозернистая, как морская. Сейчас мы изучаем рынок, работаем с маркетологами, выбираем дизайн и т.д. В ближайшее время продукт появится на прилавках под брендом «Сделано в Якутии».

 

 

Фото из соцсети. Туйара АЛЕКСЕЕВА, волонтер проекта «Сделано в Якутии», первый заместитель директора сети супермаркетов «Алмаз» дает консультации представителям «Кемпендяйской солевой компании» Алексею ИГНАТЬЕВУ и Ивану МЕСТНИКОВУ о том, как выйти на розничный рынок соли. Кемпендяйская соль — единственная в мире, которая очищается холодом. Туйара Алексеева взялась помочь компании изучить ёмкость рынка, разработать торговые марки, составить ассортиментную матрицу. Скоро в магазинах Якутии появится кемпендяйская соль в красивых, удобных упаковках различного объёма.

 

Кормовая соль

 

Третье направление – кормовая соль. Это направление, предназначенное для предприятий сельского хозяйства, для крупного рогатого скота.

Сейчас мы продаем соль для данного направления по старинке, с примесью песка. Она хорошо идет, но это старый метод… Например, когда эту соль дают скоту, он тут же ее растаптывает, получается очень много расходов.

Мы приобрели оборудование в Китае, которое прессует 400 тонн в соляной брикет. Получается как камень с небольшим отверстием посередине. Оборудование мы уже купили, оплатили и ждем доставку к новому году.

И тогда коровы, лошади смогут потреблять столько, сколько им нужно, не возникает никакого вопроса о переедании. Также это намного экономичней, раз в 10-20.

На этом же станке мы планируем делать подобные пластины и для бани. Соляная пластина будет давать испарения, которые люди будут вдыхать.

Этот объем рынка небольшой, по республике мы видим 900 тонн и на брикетировании может выйти до 300 тонн.

 

Инновации

 

Четвертое направление отдает инновациями. На этом же оборудовании, приобретенном в Китае, мы будем делать соляные брикеты трех видов: чисто соленые, с 10-15% цеолитной добавки, а также с разными минералами для сельскохозяйственных нужд.

 

И самое главное, мы предлагаем укомплектовать дошкольные учреждения соляными комнатами. Этим же прессом мы можем сделать соляные плиты наподобие кафеля и поставить парогенератор, чтобы наша кемпендяйская соль испарялась, а дети могли вдыхать. Это очень полезно от аденоидов, тонзиллитов, прекрасно прочищает дыхательные пути и вообще очень много хороших показаний. Дает эффект искусственно созданной спелео, а спелеотерапия – признанный метод.

 

В Татарстане 70-80% дошкольных учреждений уже укомплектованы соляными комнатами. В Москве по данным 2017 года около 2 тысяч детсадов имеют соляные комнаты. Передовые регионы уже применяют их. А мы можем предложить своей республике из местной соли делать соляные комнаты для наших детей, это социальный проект.

 

В рамках этого проекта у нас есть устная договоренность с администрацией Сунтарского улуса. В 2019 году 3 детских сада укомплектуем соляными комнатами с использованием кемпендяйских плит. Это пилотный проект, все будет сделано из местных материалов.

 

Многие для соляных комнат используют напыление, что не очень хорошо с экологической точки зрения, ведь при такой технологии добавлены клеящие вещества. Наращивают к стене соль клеящими веществами. Плиты с гималайской солью экологичны, но очень дороги. А мы с помощью пресса будем изготавливать плиты, которые можно наложить как кафель или кирпичи. По этому направлению очень хороший потенциал.

 

 

Вот четыре направления развития, которые мы видим. Первая часть уже существует: мы добываем 2 тысячи тонн технической соли и имеем возможности для наращивания объемов. По остальным направлениям есть заделы, идет работа. Кемпендяйская соль вот-вот выйдет на рынок, станет потребительским продуктом. Предстоят судьбоносные события. Инвестирование и поддержка ускорят наше развитие, от которого выиграет вся республика, весь народ.

 

Источник: Нарыйана АНДРЕЕВА, Сетевое издание SAKHALIFE.RU. Фото предоставлены Алексеем ИГНАТЬЕВЫМ и Татьяной МЕСТНИКОВОЙ.

Оставить комментарий

Войти с помощью: