Skip to content

АНОНС

Открылся канал нашего портала в Ютубе - Канал «Якутия. Образ будущего»

Экономика ерунды. Почему так распространена бессмысленная работа?

25.07.2018 г.

Современная концепция работы – распространенная тема для критики. Психологи и философы оспаривают эффективность продолжительного рабочего дня и бесконечной погони за продуктивностью. Американский философ-практик Эндрю Таггарт, консультирующий предпринимателей из Кремниевой долины считает, что «тотальность работы» в современном обществе – следствие буржуазных ценностей, популярность которых вышла за разумные границы.
Многие недовольны своей работой. Некоторые даже готовы признать, что занимаются ерундой. Американский антрополог Дэвид Грэбер, автор бестселлера «Долг: Первые пять тысяч лет» и участник движения Occupy Wall Street, предложил собственную теорию на этот счет. Если люди чувствуют, что занимаются ерундой, рассуждает он, значит, так оно и есть. И такая работа, по его словам, занимает все больше места в современной экономике.
Этой теме он посвятил свою новую книгу «Теория дрянной работы» («Bullshit Jobs: A Theory»). Критический обзор теории Грэбера опубликовал Bloomberg, мы приводим его адаптированный перевод.
Дэвид Грэбер, профессор антропологии в Лондонской школе экономики, известен как участник движения Occupy Wall Street и критик неолиберальных теорий свободного рынка. Его новая книга «Теория дрянной работы» – продолжение эссе, которое он опубликовал в 2013 году в феминистском журнале Strike. Статья привлекла внимание (ответное эссе, в частности, опубликовалжурнал Economist). Неизвестные сторонники теории даже оклеили цитатами Грэбера лондонское метро.
«Многие проводят дни за работой, которую втайне считают бессмысленной», – писал он. Теоретически автоматизация должна была позволить людям меньше работать – например, в промышленности и сельском хозяйстве. В реальности свободного времени не прибавилось. Сокращения в этих отраслях были компенсированы «раздутым управленческим сектором и созданием новых секторов, таких как финансовые услуги или телефонный маркетинг, а также расширением других – от корпоративного права до связей с общественностью».
Тезис.
Что такое «дрянная работа»? Согласно Грэберу, это работа, от исчезновения которой никто не пострадает. Он следует и феноменологическому подходу. То есть если вы чувствуете, что ваша работа дрянь – скорее всего, так оно и есть.
Конечно, представитель одной из указанных профессий, который это прочитает (к примеру, юрист по корпоративному праву), может возразить. «То, что я делаю, важно, – скажет он. – И меня это устраивает». Однако многие читатели вряд ли будут спорить с тем, что в современной жизни на работу сомнительной ценности уходит много времени, которое лучше было бы потратить на другие цели.
При этом, рассуждает Грэбер, люди, чей труд полезен другим и/или способствует самореализации, – учителя, сиделки, официанты, писатели, плотники или художники – как правило, зарабатывают мало. А те, кто лишь отбывает рабочее время ради зарплаты, относятся к ним свысока. И все это негативно сказывается на обществе. Бессмысленные занятия – как, например, бюрократия – могут приносить вред окружающим, вызывать беспокойство и депрессию. Надуманная работа, считает Грэбер, угрожает духу человеческого общества.
Эссе стало настолько популярным, что социологи решили проверить его аргументы. При опросах, проведенных в Великобритании и Нидерландах, респондентам задали вопрос: «Приносит ли ваша работа реальную пользу?». Около трети ответили отрицательно.
Получив такую поддержку, автор эссе попросил людей в Twitter присылать ему описания «дрянных работ». Около 250 человек ответили. Это стало основой для его книги.
Истории.
Вот, например, Грэг, дизайнер рекламных баннеров. Клиенты, по его словам, часто предъявляют высокие требования. «Некоторые требуют сложных историй, подобных тем, которые используются в телевизионной рекламе. Другие настаивают на обработке изображений, которые уместились бы на почтовой марке», – рассказывает он. Однако Грэг прочитал где-то, что на баннеры никто не кликает, и уверился в том, что занимается ерундой.
А вот Эрик, системный администратор в крупной компании с не очень здоровой атмосферой. «Владельцы компании постоянно соперничали друг с другом за контракты, – рассказывает он. – Нередко получалось так, что две наших команды приезжали к одному и тому же клиенту, каждая со своим предложением. Когда они случайно встречались где-нибудь на парковке, приходилось наспех объединять эти заявки».
Эрику поручили наладить «суперкорпоративную» внутреннюю систему, чтобы избежать таких случаев. При этом у него не было опыта работы в IT, но работодателей это не смутило. «Я должен был догадаться, что это почти никому не нужно, – говорит он. – Они купили самый дешевый софт, который только смогли найти, у каких-то аферистов. В системе было полно ошибок, она отключалась, и выглядела как скринсейвер Windows 3.1. При этом у сотрудников она вызвала массовую паранойю. Они решили, что она будет отслеживать их продуктивность, фиксировать то, что они набирают на клавиатуре, и отмечать, как они скачивают порно на работе».
Как отмечает Эрик, он не мог наладить систему, которой, к тому же, никто не хотел пользоваться. «Мне поручили управление кучей мусора», – пишет он. Бессмысленность работы стала вызывать у него депрессию, и в итоге он уволился.
Книга Грэбера даже содержит классификацию обладателей «дрянных работ» – «прислужники», «наемники», «фиксеры» (те, кому приходится вручную исправлять недостатки плохой организации), «формалисты» и «надсмотрщики» (с точки зрения автора, те, кто руководит людьми, не нуждающимися в руководстве). Его рассуждения могут показаться забавными, хотя свидетельства того, как могут быть искажены наши представления о работе, не располагают к веселью.
Анализ.
Собранные истории, среди прочего, опровергают распространенный миф о том, что частный сектор гораздо эффективнее, чем государственный. Мы привыкли пренебрежительно относиться к государственной службе. Но сегодня бессмысленная трата времени встречается и в корпорациях, финансовых службах и технологических стартапах. Можно легко представить сотрудников, работающих изо всех сил, чтобы добиться сомнительных с моральной точки зрения прибылей, разработать или продать продукт, который в действительности никому не нужен, или просто убивающих рабочее время в социальных сетях. Книга Грэбера пытается – с определенным успехом – доказать, что это глобальная проблема. И что мировые экономики все больше превращаются в «генераторы ерунды».
Работодатели, как отмечает он, это отрицают. Они отвечают, что «ни одна компания не будет тратить деньги на сотрудников, которые не приносят пользу». Однако профессор настаивает, что корпорации охотнее увольняют приносящих пользу работников низшего звена, но стараются сохранить высокооплачиваемых менеджеров, без которых (с его точки зрения) можно обойтись.
Сама по себе концепция оплачиваемого почасового труда, как отмечает автор, появилась не так давно (в Древней Греции, например, существовало рабство, но оно предполагало, что жизнь другого человека принадлежит его хозяину полностью). Традиционно время воспринималось как нечто аморфное, соотносимое с географическими расстояниями или химическими процессами (например, время, которое нужно, чтобы тесто для хлеба подошло). Однако внедрение часов, сначала настенных, а затем и карманных, превратило его в нечто, разделяемое на фрагменты, которые можно продать. Люди, согласно его рассуждениям, естественно расположены к тому, чтобы работать спонтанно, заканчивать работу, а затем праздновать и отдыхать, но сейчас работа превратилась в монотонный процесс, продолжающийся изо дня в день.
Историческому анализу, правда, может недоставать точности. В предыдущей книге Грэбера «Долг: Первые пять тысяч лет» критики нашли ряд фактических ошибок. Они, например, обратили внимание на утверждение, что Apple была основана бывшими инженерами IBM.
Объяснения.
Почему бессмысленная работа существует? Грэбер пытается найти в этом особый замысел. Для него ситуация выглядит так, «как будто кто-то специально их создает только для того, чтобы занять наше время». Предполагаемый виновник? Корпорации, которые «все больше занимаются не производством товаров, а политическими процессами, связанными с получением и распределением денег и других ресурсов».
«Они» (преуспевающие элиты, «один процент», против которого выступали активисты Occupy Wall Street) якобы специально поддерживают систему, в которой ценится любая работа, вне зависимости от реальной пользы. Такая система, по его логике, позволяет «им» сохранять контроль над остальными. Для Грэбера это подобие средневекового феодализма – с менеджерами вместо аристократии, с компьютерными системами вместо оружия и замков.
В целом это не очень убедительно. Некоторые из нас знакомы с представителями элиты. Некоторые сами принадлежат к элите. Большинство согласно с тем, что с моральной точки зрения современная экономика далеко не безупречна. Но все-таки сложно понять, почему бессмысленная работа продолжает существовать – и почему мы сами к этому причастны.
Сам Грэбер рассказывает, как столкнулся с этим еще в юности, когда работал в ресторане. Менеджер тогда отругал сотрудников, которые быстро мыли посуду, а затем отдыхали. Урок для будущего профессора заключался в том, что работа может быть менее эффективной (например, мытье посуды, растянутое на более долгий срок), но осмысленной в глазах начальника. Хотя сам менеджер, очевидно, с этим бы не согласился.
Возможно, это проявление человеческой натуры – каждый считает, что все должно быть сделано по его усмотрению. Грэбер, разоблачающий «дрянные работы», иногда напоминает подростка, который отказывается убраться в своей комнате, так как считает, что в этом нет нужды, хотя родители знают о последствиях беспорядка – от насекомых до депрессии.
Есть и еще один аспект. В теорию Грэбера при желании можно включить и выпуск его собственной книги. Будучи профессором уважаемого института, он сделал своим занятием рассуждения о том, как плохо и неэффективно работают другие. Лондонская школа экономики финансируется из разных источников, в том числе за счет пожертвований выпускников. Возможно, его собственная зарплата обеспечивается за счет тех, кого он сделал объектом своей критики.
Перевод: Михаил Тищенко.

Источник: сайт проектной группы «Знаниевый реактор».

Оставить комментарий

Войти с помощью: