Skip to content

АНОНС

Открылся канал нашего портала в Ютубе - Канал «Якутия. Образ будущего»

Будни «Котенко». Репортаж из психиатрической больницы

Журналисты News.Ykt.Ru побывали в Якутском республиканском психоневрологическом диспансере и узнали, какими психическими расстройствами чаще всего страдают якутяне, а также в каких условиях живут душевнобольные и проходят лечение.

В Якутии насчитывается более 15 тысяч человек с психическими заболеваниями, а от нервных расстройств страдает каждый шестой якутянин. По данным ВОЗ, у каждого пятого жителя Земли можно диагностировать то или иное психическое расстройство, а к 2020 году депрессия выйдет на первое место по числу заболевших.

Борьбой с душевными недугами в республике занимается Якутский республиканский психоневрологический диспансер, прозванный в народе просто «Котенко». О существовании психбольницы знают многие, но за закрытыми дверями этого специфического медучреждения были единицы.

В структуре психдиспансера имеется амбулаторно-поликлиническое подразделение, расположенное на улице Лермонтова, 178/1. Сюда обращаются люди, страдающие неврозами, тревожными расстройствами и депрессиями.

«К нам за помощью обращаются люди, переживающие стресс, связанный с разводом, конфликтами на работе, утратой близких. Обычно пациенты сначала обращаются к психологам и психотерапевтам. И только в случае, если ничего не помогает, они приходят за специализированной помощью к психиатрам», – поясняет главный врач ЯРПНД Леонид Слепцов.

По его словам, амбулаторно-поликлиническое подразделение за год фиксирует более 38 000 обращений. Часть пациентов направляют в городские поликлиники №1 и №5, где прием ведут врачи диспансера.

Попасть на прием за психологической и психотерапевтической помощью в амбулаторно-поликлиническое подразделение можно по самообращению, через электронную очередь или по предварительной записи.

Пациентов, впервые обратившихся сюда за помощью, сначала направляют в доврачебный кабинет. Здесь медсестра, ведущая прием, во время консультации определяет, к какому врачу стоит обратиться человеку, и при необходимости назначает запись к психологу или психиатру.

В подразделении прием ведут четыре взрослых, три детских, один подростковый врачи-психиатры, психотерапевты и один врач, который ведет наблюдение за социально опасными больными. Врачи по графику выезжают на вызовы, осуществляют патронаж и обслуживают тяжелобольных, инвалидов, ветеранов, пенсионеров на дому.

Вопреки опасениям якутян, главврач республиканского психдиспансера Леонид Слепцов заверил, что на учет ставят только больных с тяжелыми, часто обостряющимися, хроническими психическими расстройствами.

«На учет ставятся только пациенты с тяжелыми психическими заболеваниями, причем только по результатам решения врачебной комиссии. Учет – не клеймо на всю жизнь. Больные берутся под наблюдение на срок, который определяется индивидуально, исходя из состояния пациента. В течение этого срока больной посещает врача, а после улучшения состояния и по истечении срока снимается с учета. Люди без тяжелых расстройств находятся в консультативной группе наблюдения, у них нет ограничений, связанных с устройством на работу или вождением автомобиля», – уверяет Леонид Слепцов.

В здании поликлиники также располагается отделение амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы, где проверяют на вменяемость. По словам заведующей отделения Татьяны Галкиной, психиатрические экспертизы проводятся по определенному порядку в течение нескольких часов.

«Изучается прежде всего личность человека, его наследственность и жизнь с самого рождения. Сначала обследование проходит путем разговоров, ответов на тестовые вопросы. После оценивается психический статус, уровень сознания, внимания, память, интеллект, мышление, эмоциональная сфера, настроение, сон и другие аспекты. Ну, и конечно, изучаем материалы дела, медицинские документы. Все собирается, обрабатывается, обсуждается многократно. Окончательное решение принимается комиссией экспертов», – рассказывает Татьяна Галкина.

Она отмечает, что судебно-психологические эксперты, психологи, сексологи и наркологи работают согласно заданию следственных органов. Экспертизы проводятся как людям, находящимся под подпиской о невыезде, – потерпевшим, свидетелям, так и подозреваемым под арестом.

«Арестованных граждан на экспертизу к нам привозят из следственного изолятора в сопровождении сотрудников конвоя, и для них у нас есть специальное помещение», – делится завотделением. Всего в год здесь проводится около 1000 судебно-психиатрических экспертиз.

«С недавней поры психически больные видоизменились»

В общем диспансерном отделении, располагающемся на улице Котенко, 14, душевнобольные лечатся как в круглосуточном, так и в дневном стационаре.

«Стационар рассчитан на 440 коек. У нас есть психотуберкулезное отделение на 60 коек, детское отделение на 20 коек и общепсихиатрические отделения: два женских и три мужских по 72 койки. Работает также дневной стационар», – сообщает заведующая общим диспансерным отделением ЯРПНД Елена Решетникова.

Больные поступают в психдиспансер по направлению участкового или районного психиатра, по самообращению или через скорую помощь. Все поступившие изначально проходят через отделение приемного покоя, где осматриваются дежурным врачом, после чего решается вопрос о целесообразности лечения. Затем подписываются обязательное информированное добровольное согласие на лечение и другие документы.

«Согласно закону о психиатрической помощи, без согласия на лечение мы можем принять тех, кто представляет угрозу для себя и окружающих, беспомощных граждан и тех, кто может быть опасен, оставшись без врачебной помощи. Мы принимаем таких больных, подготавливаем документы в течение 48 часов и передаем в суд», – говорит Елена Решетникова.

В круглосуточном стационаре работают кабинеты врачей общей практики — стоматологический, гинекологический, офтальмологический, терапевтический, неврологический и другие. Здесь пациенты проходят обследование и получают лечение, если необходимо.

«Наши больные, как и все люди, болеют не только психическими заболеваниями, но и, бывает, сопутствующими: например, остеохондроз, гипертония, гастрит, пневмония, переломы и другие. Возбужденные больные при поступлении получают инъекции, и для того, чтобы не возникало каких-либо осложнений, мы проводим ультразвуковую терапию. Отмечу, что здесь мы проводим только лечебные процедуры», – говорит заведующая.

В отделении приемного покоя отмечают, что с недавней поры психически больные видоизменились. Если раньше больные часто поступали в дичайшем возбуждении, были импульсивными, агрессивными, то сейчас таких стало меньше, подчеркивают в больнице. Врачи считают, что это связано с увеличением количества проводимой работы по амбулаторному лечению и наблюдению, а раньше такой помощи оказывалось мало – все сразу поступали в ЯРПНД.

«У дежурного врача сидят “белые и пушистые”, всё отрицают»

По словам врачей, срок лечения душевнобольных, находящихся в тяжелом состоянии, не должен превышать 70 дней. В психиатрических больницах царит особый порядок, врачам здесь нужно не только раздавать лекарства, проводить процедуры, но и осуществлять постоянный надзор за больными, который должен отражаться в медицинских документах. В психбольнице есть журнал наблюдения и сетка надзора, в которой выделяются опасные пациенты, склонные к побегу, эпилептики и другие.

«Люди думают, что, например, бред у человека легко выявить. Чаще всего бредовые больные дома ведут себя совершенно неправильно, по своим бредовым мотивам, а когда их сюда привозят, они на какой-то момент мобилизуются и у дежурного врача сидят “белые и пушистые”, всё отрицают. А чтобы понять и выявить их болезнь, с ними надо очень долго и тщательно беседовать и наблюдать. Поэтому у нас работают наблюдательные видеокамеры, существуют журналы и посты», – делится заведующая общим диспансерным отделением ЯРПНД Елена Решетникова.

Врачи наблюдают за больными с помощью видеокамер, а в наблюдательной палате, где находятся больные в состоянии обострения, круглосуточно дежурит санитар. Доктора отмечают, что больным с тревогой и нарушениями сна, кроме сеансов психотерапии, необходимо принимать лекарства.

«Действительно, симптомы психомоторного возбуждения, психоза, галлюцинации лечатся только психотропными препаратами. У них, конечно, есть побочные действия. Но после отмены препаратов через две недели все вымывается из организма, человек приходит в свое обычное состояние, но зато не слышит голосов и не видит галлюцинации», – объясняет Туяра Решетникова.

В стационаре есть комната отдыха, где постояльцы смотрят телевизор, играют в настольные игры, теннис, слушают музыку. По словам врачей, по праздникам для пациентов проводятся дискотеки.

Во дворе, в огороженном забором месте, пациенты прогуливаются и ухаживают за огородом. В специально отведенной для свиданий комнате их могут посещать родственники.

Питаются больные три раза в день. Раз в неделю меняется постельное белье, пациенты принимают ванну, причем строго по графику – ведется специальный журнал. По словам персонала, кто-то моется сам, а кого-то моют. В ванной комнате постоянно находится банщица, которая контролирует процесс.

«Люди у нас сдержаннее, это национальная особенность. Они мало выражают свои чувства, у нас так не принято»

В дневном стационаре, в основном, находятся пациенты «на долечивании», которые не находятся в стадии обострения. Здесь они получают психологическую помощь, чтобы адаптироваться в социуме, чувствовать себя увереннее.

«Для больных проводятся индивидуальная и групповая терапия, лекции и арт-терапия. Лечение в дневном отделении проводится без ограничения свободы – мы делаем все для того, чтобы больные не ощущали себя ущербными. Учим их жить с психическим расстройством, важно, чтобы они чувствовали себя полноценными членами общества. Мы рассказываем им о симптомах, о том, как с ними бороться, говорим о лекарствах, разрушаем мифы, стараемся сделать так, чтобы человек осознанно приходил, лечился», – отмечает заведующая дневным отделением Лена Припузова.

Психиатры подчеркивают, что все психические заболевания – разные, но смысл психотерапии заключается в том, чтобы научить больных понимать суть их расстройств, причины и как с ними совладать. «Любое психическое заболевание – это работа с самооценкой, чтобы человек научился осознавать себя как личность, быть активным и не погружаться в болезнь, переживания, тревоги».

По словам Лены Припузовой, самыми распространенными сегодня в Якутии психическими заболеваниями являются панические расстройства. «К сожалению, паническими расстройствами может заболеть любой человек. Обычно это связано с накопленным стрессом, дезадаптацией. Современный человек живет в мире, переполненном негативной информацией, поэтому когда-нибудь может произойти компенсация», – говорит она.

Елена Решетникова отмечает, что тяжелых психических расстройств в реальности встречается мало: один процент всего населения страдает шизофренией, зато непсихотическими расстройствами, как депрессии, – почти 70%.


Лечение в дневном стационаре длится 30 дней, а в последующем пациенту рекомендуется наблюдаться у психолога. «Все невротические заболевания протекают волнообразно, прежде чем оставить нас в покое. Кто-то один год посещает психолога, кто-то – два. Процесс выздоровления неразрывно связан с работой над собой, с тем, как человек относится к своим страхам, как справляется с ними и действительно ли хочет выздороветь», – убежденно проговаривает заведующая дневным отделением ЯРПНД.

«Заболевания протекают по-разному. Бывает, человек один раз заболел и продолжает болеть всю жизнь, а бывает заболел, выздоровел и больше никогда не возвращается к этому. Бывает и так, что после болезни и выздоровления спустя много времени снова заболевают. Процент репоступления в нашу больницу среди тех, кто переносит большие психозы, высокий. В круглосуточном стационаре – 16-17%, в дневном –14%», – добавила Елена Решетникова.

Она также отметила, что согласно статистике, на Севере, где мало солнца, больных депрессией всегда больше. При этом в Якутии в психоневрологический диспансер обращается меньше граждан: «Люди у нас сдержаннее, это особенности национальные. Они мало выражают свои чувства, у нас так не принято».

«Когда мама занята, я вызываю свою Рози. А еще я разговариваю со стулом и рассказываю ему свои мысли»

Дети с 4 до 14 лет поступают в психдиспансер с различными психическими расстройствами – как с органическими поражениями центральной нервной системы, деменцией, умственной отсталостью, так и с расстройствами поведения – это те, которые убегают из дома.

«Современная детская психиатрия социально направлена. Многие родители, как мне кажется, заняты своей жизнью, зарабатыванием денег, а ребенку нужно внимание. Они думают, раз ребенок ходит в школу – значит, все хорошо. А дети нуждаются прежде всего во внимании, любви родителей», – рассказывает завотделением Галина Припузова.

Врачи замечают, что в последние годы в связи с распространением интернета дети закрылись от родителей, а с ребенком нужно общаться хотя бы 20 минут в день.

«Из-за того, что детям не с кем поговорить, они начинают придумывать себе фантастических друзей. Вот, например, одна девочка на вопрос, как часто она общается с мамой, смогла вспомнить только один случай, когда они совместно сделали поделку. А на комиссии девочка сказала: “Когда мама занята, я вызываю свою Рози. А еще я разговариваю со стулом и рассказываю ему свои мысли”», – негодует врач.

В стационаре рассказали, что однажды лечили ребенка, зависимого от компьютерных игр. Мальчик из района не выходил из дома и играл в игры в течение года. «Когда его лишили компьютера, он сказал отцу: “Если ты не дашь мне компьютер, я тебя зарежу”, пытался совершить суицид. Это страшно. Лечился он у нас месяца два, успокоился, выписали», — говорит Галина Припузова.

Заведующая общим диспансерным отделением ЯРПНД Елена Решетникова поясняет, что часто в психбольницу поступают после праздников, причем чаще всего женщины.

«Женщин у нас больше. Они по натуре своей более эмоциональные, и поэтому психозы протекают у них острее, шумнее, с выражением эмоций, с криками. Они чаще пытаются совершить суицид, но зато это реже заканчивается летальным исходом. Суицид – это всегда крик о помощи. С такими больными надо много работать, им обязательно нужно медикаментозное лечение, чтобы уменьшить тяжесть депрессии», – уверенно проговаривает врач и отмечает, что у людей очень много предрассудков о психбольнице, которые исчезнут еще не скоро.

«Они думают: попал в психбольницу, всё — из тебя сделают “овощ”, это клеймо на всю жизнь, тебя никуда не возьмут, не дадут водить машину, и ты конченый человек. К сожалению, такое мнение есть. У нас нет ни изоляторов, ни карцеров. У нас есть палата, куда человек поступает при подозрении на инфекцию. А изоляторов без окон и с решетками у нас не было и не будет», – уверяет Елена Решетникова.

«Сегодня у нас нет Наполеонов, только Путины, но чаще больным якобы вживляют чипы через интернет, – продолжает Решетникова. – Им кажется, что идет атомная война, их преследуют инопланетяне. Любой фантастический фильм, прошедший на экранах, всегда находит отклик у наших больных. И теракты тоже».

«Я пришла в психиатрию осознанно, хотела быть психиатром. Считаю, что эта работа – одна из самых трудных и самых интеллектуальных профессий. Нам приходится очень много читать, обо всем говорить, много знать. Без этого никак. Высокообразованным и интеллектуально развитым больным будет неинтересно, если мы будем говорить на примитивном уровне. Есть и другая сторона медали – мы редко получаем моральное удовлетворение от лечения наших больных. Просто ты видишь, что этот больной вылечился, вроде бы в ремиссии находится, выписывается, но я точно знаю, что он поступит через некоторое время опять, и опять у него все это повторится – возможно, даже хуже. Но самое печальное, что ничего нельзя с этим сделать. Пока еще никто не знает, в чем причина шизофрении», – заключила Елена Решетникова.

Фото: Вадим Скрябин

Оставить комментарий

Войти с помощью: