Skip to content

АНОНС

Открылся канал нашего портала в Ютубе - Канал «Якутия. Образ будущего»

Американские аналитики о трансформации стратегии США и стран ЕС на Каспии.

1.06.2018 г.
Аналитический портал Института Центральной Азии и Кавказа и Программы изучения Шелкового пути — Объединенного центра, связанного с Советом по внешней политике США в Вашингтоне и Институтом безопасности и политики развития в Стокгольме (www.silkroadstudies.org), опубликовал очередной интересный материал, характеризующий интересы западных стран в Каспийском регионе.
Статья под названием «ЕС и Центральная Азия: расширение экономического сотрудничества, торговли и инвестиций» (The EU and Central Asia: Expanding Economic Cooperation, Trade, and Investment) подготовлена Сванте Э. Корнеллом – директором Института, и Йоханом Энгваллом – его научным сотрудником. Статья частично основана на концептуальной записке авторов, подготовленной к конференции под названием «Отношения между ЕС и Центральной Азией», организованной Специальным представителем ЕС в Центральной Азии в Брюсселе в феврале 2017 года.
В преамбуле к докладу его авторы отмечают, что со времени обретения независимости центральноазиатскими государствами, этот не имеющий выхода к морю регион вновь соединяется с миром, в том числе и с Европой. Двадцать пять лет назад многие недооценивали разнообразные проблемы — инфраструктурные, экономические, политические — которые препятствовали торговле региона и его связям с остальным миром. Однако, как показывает статистика торговли, за четверть века сделано многое. ЕС не может быть основным субъектом безопасности в Центральной Азии, но его значение как экономического партнера не поддается сомнению. Хотя энергетические отношения были ключевой движущей силой сотрудничества в первые годы независимости стран Центральной Азии, вследствие получения ими статуса торгового коридора между Европой и Азией, региональная торговля постепенно утверждается в качестве основного вектора экономических отношений с ЕС.
С учетом этого, в статье американских аналитиков основное внимание уделяется трем ключевым стратегическим областям, имеющим отношение к развитию связей ЕС с Центральной Азией. Первое касается приоритетов помощи ЕС странам Центральной Азии в области улучшения качества управления. Второе направление – это усиление роли Центральной Азии как транзитного коридора не только для Китая, но и для индийского субконтинента. Третьим важным направлением усиления связей ЕС с Центральной Азией авторы называют переориентацию внимания Брюсселя на транскаспийскую связь с регионом, в том числе на вопросы безопасности на Каспии.
С учетом региональной направленности портала «Каспийский вестник» наша редакция представляет вниманию читателей перевод второй части статьи, где затрагивается транспортная проблематика региона, и третьей части доклада, посвященной интересам Европы в отношении Каспийского региона:
В поисках Юга
Концептуальная записка, которая сопровождала Программу конференции 2017 года, упоминала Иран, Китай и Россию в качестве важных факторов в торговых интересах ЕС в Центральной Азии; но в ней не упоминался индийский субконтинент. Действительно, Центральная Азия обычно рассматривается, в первую очередь, как транзитный коридор для торговли между Европой и Китаем. В течение следующего десятилетия ситуация, скорее всего, не изменится. А ситуация в области безопасности в Афганистане на практике означает, что за двадцать пять лет после обретения независимости экономические связи Центральной Азии с индийским субконтинентом были, по меньшей мере, не оптимальными.
Тем не менее, проблемы, с которыми сталкивается экономика Китая, хорошо известны. Между тем возникает вопрос, возможно ли, что производство в других регионах Азии будет иметь такой же бум, который пережил Китай в прошлом поколении. Если это так, казалось бы, эти страны будут также заинтересованы в достижении европейского рынка, как и Китай, и будут стремиться адаптировать новую сеть Шелкового пути, как это принято в настоящее время, для удовлетворения своих экономических интересов. Демографические тенденции говорят нам, что в 2040 году возникнут две реальности, которые имеют огромное значение для будущего европейской торговли с Азией и потенциальной роли в ней Центральной Азии, особенно Казахстана, Узбекистана и Туркменистана. Во-первых, к тому времени население Индийского субконтинента будет почти наполовину больше, чем население Китая, и что население Индии будет намного моложе, чем население Китая. (Как было показано в недавнем документе CACI & SRSP Silk Road Paper), общая численность населения Индии, Пакистана и Бангладеш составит 2,1 миллиарда человек; Только в Индии будет 1,6 миллиарда, а в Китае — 1,4 миллиарда.
Конечно, имеет значение, сохранятся ли существующие политические реалии в будущем. Сегодня торговля на субконтиненте, а также между ним и Центральной Азией затруднена политическими проблемами, прежде всего индийско-пакистанским конфликтом и ситуацией в Афганистане. Однако, эти проблемы вряд ли останутся статическими. Индийско-пакистанская торговля уже начинает нарастать. И исторически, индийский субконтинент был более крупным торговым партнером в Центральной Азии, чем любой другой. Действительно, расстояние от Алматы до Нью-Дели вдвое меньше, чем между Алматы и Пекином. И Центральная Азия функционировала как часть наземных торговых путей, соединяющих Южную Азию с Европой.
Последствий этого несколько. Во-первых, программа, которая фокусируется исключительно на связи Китая с Европой и Ближним Востоком, игнорирует потенциально не менее важный коридор, а именно древнюю караванную дорогу, соединяющую Казахстан, Туркменистан и Узбекистан с индийским субконтинентом через Афганистан. Этот маршрут на протяжении многих веков играл решающую роль в соединении Европы и Индии. Верно, что маршрут из Индии в Европу через Иран и на Ближний Восток является более прямым, но напряженность на Ближнем Востоке угрожает сделать такой маршрут ненадежным в обозримом будущем и укрепит позиции среднеазиатского маршрута. Более того, маршруты из Индийского субконтинента через Центральную Азию и Казахстан являются самым прямым путем в Северную Европу. Китайский экономический проект «Шелковый путь» имеет много достоинств, но он не должен мешать наземному торговому коридору на Запад из Индии.
Хотя в интересах ЕС поддерживать китайскую инициативу «Экономический пояс Шелкового пути», она должна в то же время планировать конкретные и отдельные меры по развитию связей Центральной Азии с Южным коридором, соединяющим Индийский субконтинент и Запад и устранять препятствия для прокладки такого коридора через Афганистан и Пакистан. Данные соображения подчеркивают стратегическое значение Туркменистана для Европы, поскольку именно эта страна наиболее идеально расположена, чтобы играть ключевую роль в подобном транзитном коридоре на субконтиненте. Это приводит к следующим последствиям:
ЕС должен объединить вопросы, касающиеся континентальной торговли с индийским субконтинентом, в частности с Индией и Пакистаном.
Возможность развития этого торгового маршрута в среднесрочной перспективе должна изменить подход ЕС к Туркменистану, который будет ключевой страной в этом отношении.
Каспийское соединение
Удивительно, но западные отношения с Центральной Азией часто рассматриваются изолированно от территории, которая географически соединяет Европу с Центральной Азией: Южный Кавказ и Каспийское море. Таким образом, когда Хиллари Клинтон объявила об Инициативе США в отношении Нового Шелкового Пути в 2011 году, эта инициатива полностью исключала Южный Кавказ. Этот недостаток исправили только три года спустя, и к этому времени сама инициатива была в значительной степени обременительна. Аналогичным образом, как в Европе, так и в Соединенных Штатах, Центральной Азией и Южным Кавказом управляют различные административные департаменты. К сожалению, такие организационные вопросы разорвали важную связь между западными интересами на Кавказе и в Центральной Азии, которые ранее были, в 1990-х годах, были объединены в одно целое. К примеру, ЕС включили Южный Кавказ в Восточное партнерство, а Центральная Азия стала предметом отдельной стратегии, что только укрепило это разделение. Это также имеет практические последствия, поскольку привело к отсутствию координации в политике ЕС по отношению к двум регионам.
Разделение регионов к востоку и западу от Каспийского моря произошло именно тогда, когда важность транспортных коридоров Восток-Запад, соединяющих Европу с Китаем и Индией через Кавказ, становилась все более очевидной. Это также сильно затрудняло усилия по разработке транскаспийских трубопроводов в то самое время, когда Европа стремилась диверсифицировать источники своей энергии. Правительство США продолжает лоббировать Транскаспийский газопровод, но это не помогло продвинуть проект. ЕС поддержал идею Транскаспийского трубопровода из Туркменистана и направил высокопоставленных должностных лиц, в том числе президента Европейской комиссии, для его продвижения. Однако ряд причин пока не позволяет ЕС закрыть эту сделку. Вместе с тем, даже без регулярных консультаций между администрациями, занимающимися Кавказом и Центральной Азией, ЕС больше приблизился к пониманию необходимости объединения обеих сторон Каспия, чем США. Европейская инициатива ТРАСЕКА придала Кавказу именно ту роль, которую он заслуживает. К сожалению, единственным направлением деятельности ТРАСЕКА является транспортный путь в Китай и обратно, и этот проект никогда не предполагал включения в него транзитную торговлю через Каспий в Туркменистан, Афганистан, Пакистан и Индию. Сегодня после почти десятилетнего исчезновения проекта ТРАСЕКА, этот коридор вновь возрождается в ответ на активизацию Китая в этом районе.
Тем не менее, ЕС необходимо делать большее, чем просто участвовать в торгово-экономических отношениях с Центральной Азией. Особенно это касается морской безопасности. Поскольку Каспий становится все более важным торговым коридором, связывающим Европу с Азией, безопасность Каспийского моря становится острой проблемой. Подобно тому, как российская аннексия Крыма повлияла на ситуацию с Черным морем, Москве было бы относительно легко в случае возможного сотрудничества с Ираном силовым способом создать новую реальность в Каспийском море, которая сильно помешала бы как европейским, так и китайским торговым интересам. Усилия России по милитаризации Каспия хорошо известны и до сих пор не отвечают адекватным требованиям ситуации в регионе. Это усиливает дихотомию, когда Москва заявляет о себе, как о ключевом акторе в вопросах безопасности на постсоветском пространстве, тогда как Европа и Китай все более доминируют на Россией в экономических вопросах. Но эта дихотомия не может долго существовать; поскольку экономические интересы Европы и Китая требуют обеспечения их безопасности в той или иной форме. В связи с этим:
ЕС должен взять на себя инициативу по разработке консультативного органа по вопросам экономической безопасности в отношении Каспийского моря с участием Китая, местных государств по обе стороны Каспия, а также России и Ирана.
ЕС должен предпринять шаги для дальнейшего повышения координации между его усилиями в Центральной Азии и на Южном Кавказе.
Стабилизирующую роль ЕС в Грузии через Миссию ЕС по наблюдению следует рассматривать как неотъемлемую часть более широкой стратегии, которая ориентирована на торговлю и транспорт в Центральную Азию и через нее.
Это повышает важность усиления ЕС своей роли в управлении и урегулировании армяно-азербайджанского конфликта. В настоящее время ЕС практически никак не участвует в этом процессе, хотя этот конфликт является основным риском для интересов ЕС в сфере обеспечения безопасности транспортных коридоров на Кавказе.

В завершение перевода данной статьи наша редакция считает необходимым отметить, что данная американская аналитическая записка является весьма важным документом для понимания тех целей, которые ставят перед собой в регионе ЕС и США. Американские аналитики предлагают реализовать ряд инициатив, которые идут вразрез с национальными интересами России, которые российское руководство неоднократно декларировало в ходе официальных мероприятий.
К примеру, выступая на Четвертом каспийский саммите в г. Астрахани в 2014 году, Владимир Путин подчёркивал приоритетность совместного развития транспортной инфраструктуры региона за счёт коридора «Север – Юг», в который вовлечены все страны Каспия. Однако, как видно из выше представленного документа американские аналитики хотят в перспективе пустить потоки индийских товаров по большей части через Туркменистан, а не через коридор «Север-Юг», а это, по сути, исключает из транспортных потоков не только Россию и Иран, но и Казахстан.
Что касается предложения о создании на Каспии новой системы обеспечения безопасности, предполагающей участие ЕС, Китая и других заинтересованных стран, то данная инициатива потребует пересмотра или даже денонсации Соглашения о безопасности на Каспийском море от 2010 года. Кроме того, это нарушит баланс в создаваемой в настоящее время в регионе системы безопасности, предполагающей решение проблем региона исключительно в кругу стран «пятёрки», обладающих суверенными правами в отношении Каспийского моря и его ресурсов.
И это только два наиболее очевидных вывода, которые можно сделать на основе ознакомления с документом, подготовленным сотрудниками одного из ведущих «мозговых центров» по проблемам внешней политики США в регионах Центральной Азии и Кавказа. Редакция портала «Каспийский вестник» выражает надежду, что этот документ будет полезным для всех экспертов, как в России, так и в прикаспийских странах, и вызовет разнонаправленную дискуссию по данной проблематике.
Источник: ИАП «Каспийский вестник».

Оставить комментарий

Войти с помощью: