Skip to content

АНОНС

Открылся канал нашего портала в Ютубе - Канал «Якутия. Образ будущего»

Непокоренный: Якутянин провел 4 года в фашистских лагерях и выжил

Вчера состоялась мировая премьера фильма Константина Хабенского о единственном успешном восстании в нацистском лагере «Собибор». Узниками фашистских концлагерей были и немало якутян, лишь единицы из которых вернулись домой живыми. Один из них — Дмитрий Кычкин. Он четыре года провел в самых страшных машинах смерти — Аушвиц-Биркенау и Бухенвальд. Историю о непокоренном духе Дмитрия Алексеевича ЯСИА рассказала его внучка Варвара Кычкина. 


Мой дедушка был участником Великой Отечественной Войны — большой битвы за свой народ и свою Родину. Вместе с ним в войне участвовали более 70 мужчин из рода Кычкиных. Многие пали на полях сражений. Среди ветеранов Великой Отечественной Войны нашего рода 12 человек отмечены орденами Красной Звезды, Боевой Славы и Отечественной Войны I и II степени.

Дмитрий Алексеевич родился 3 ноября 1910 года в I-Мегюренском наслеге Мегино-Кангаласского района, в многодетной семье крестьянина-середняка. После школы поступил в Якутский педагогический техникум, по окончании которого в 1931 году был командирован Комитетом Севера при ЯЦМК и Наркомпросом ЯАССР заведующим курсами по подготовке председателей нацсоветов и колхозов в Верхоянский район.

23 июня 1941 года был призван. На родине оставил любимую жену Катю и 6-летнюю дочь Лялю. В ноябре 41-го его направили на Западный фронт в составе 248-го учебного батальона Забайкальского военного округа.

Это были самые трудные времена для Красной Армии: не хватало авиации, тяжелой военной техники, стрелкового вооружения. По словам деда, по прибытию на фронт им выдали одну винтовку на двоих и по пять патронов. 

Солдатам приходилось во время атак следить друг за другом и передавать винтовку для ведения огня. Если оставил оружие на поле боя — тут же отправлялся под военный трибунал. Постепенно по выбытию солдат выжившие бойцы обеспечивались личным оружием, но количество боеприпасов оставалось мизерным.

Позже дедушка сражался в составе стрелковой роты 227 Донбасской дивизии. 30 декабря 1941 года случилось страшное — под железнодорожной станцией Ржева его батальон был окружен и захвачен немецкими войсками.

На следующий день его, одного еврея и украинца повели на расстрел. Однако процесс остановили встретившиеся немецкие офицеры. «Без допроса нельзя расстреливать«, — рапортовали они. После всех пленных в срочном порядке погрузили в вагоны и отправили на Запад.

При остановке в городе Никополе один предатель донес о том, что дед являлся политруком роты. Немцы избили его до потери сознания, после чего он очнулся уже в подвальном помещении, где находились человек десять: сержанты и офицеры Советской Армии. В Никополе пленников продержали в течение недели. Однажды деда вывели из подвала и повели к расстрельной яме. «Я думал, что наступил конец моей жизни. Но конвоир заставил меня закопать снегом трупы расстрелянных и привел обратно в подвал», — вспоминал он.

В концлагере во Владимире-Волынском (Польша) содержались более 12000 советских военнопленных, туда и повезли группу пленников, в том числе моего дедушку. Дмитрий Алексеевич рассказывал, что за короткие три месяца более половины заключенных умерли от голода, болезней, избиений, многих расстреляли. Позже дед был пригнан в Баварию, содержался в концентрационных лагерях смерти Аушвиц-Биркенау и Бухенвальд.

Ежедневно их гоняли на изнурительные работы в каменоломни, на ремонт железной дороги и погрузку угля. Питание было очень скудным, ежедневный рацион состоял из эрзац-хлеба и баланды из брюквы. Многие пленные не выдерживали — ежедневно умирали очень много человек, кроме того было много расстрелов по всяким причинам.

По рассказам деда, он стал свидетелем массовой расправы над советскими военнопленными, в том числе — над легендарным генерал-лейтенантом Дмитрием Карбышевым. Тогда узников заставили раздеться, затем облили холодной водой и оставили умирать на морозе. Так были заморожены насмерть 500 человек.

11 апреля 1945 года концлагерь, где тогда находился дедушка, освободили американские войска. В мае всех военнопленных передали Советской Армии. Дед продолжил военную службу, был демобилизован лишь в 1946 году.

Когда он встретился в Якутске со своей семьей, оказалось, что его жена Екатерина, получив извещение о пропаже мужа без вести и прождав его несколько лет, снова вышла замуж. Он ее за это не осуждал, время было трудное. Дед продолжил работу в Министерстве образования инспектором школ рабочей и сельской молодежи. В 1947 году он снова женился, в новой семье родились пятеро детей. В 1948 году он был направлен на восстановление санаторно-лесной школы, где занял должность директора.

Через школу, которую возглавил мой дед, поправили свое здоровье и получили начальное образование обездоленные войной сироты и дети, потерявшие в трудные годы свое здоровье. До сих пор в своих воспоминаниях они высказывают ему огромную благодарность.

После дед работал заведующим Бердигестяхской и Маттинской начальных школ, учителем в Балыктахской средней школе Мегино-Кангаласского района. Отличник Народного образования РСФСР Дмитрий Кычкин отдал 50 лет своей жизни народному просвещению. В 2015 году правительством республики была учреждена «Династия учителей Кычкиных» с вручением нагрудных знаков.

Мой дед Дмитрий Алексеевич Кычкин был награжден многими медалями и Орденом Отечественной Войны II степени.

Оставить комментарий

Войти с помощью: