Skip to content

АНОНС

Открылся канал нашего портала в Ютубе - Канал «Якутия. Образ будущего»

Американские “друзья” не замораживают российские активы. Почему?

Алексей Володин.
30.03.2018 г.
Накануне американский посол Джон Хантсман окончательно развеял иллюзии относительно того, что финансовые средства России могут и должны храниться за рубежом, так как это «прибыльно и надёжно». По словам Хантсмана, лично он не исключает возможности ареста российских активов в Соединённых Штатах Америки. Это плюс к тому, что у России уже, простите, отжали дипломатическую собственность, что по всем правовым нормам может носить определение рейдерского захвата на государственном уровне?
Речь в заявлении американского посла шла в первую очередь именно о российской дипсобственности, хотя все прекрасно понимали и возможное наличие у США и куда более «наполеоновских» планов в отношении российских активов. А этих российских активов, содержащихся в иностранной валюте, что фактически эквивалентно нахождению российских резервов под колпаком ФРС, по отечественным меркам точно не мало. Речь идёт о десятках миллиардов долларов, которые США, в принципе, в любой момент могут «прихватизировать», руководствуясь классическими аргументами из серии «новый пакет антироссийских санкций».
В этой связи сложно с однозначным позитивом реагировать на сообщение о том, что международные резервы России (МРР) к середине марта (16 числу) выросли до рекордной за последние 3,5 года отметки в 455,4 млрд долларов. Только за последнюю неделю МРР прибавили в весе $2,4 млрд. Для сравнения: перед началом экономического кризиса в 2008 году международные резервы России составляли почти 600 млрд долларов (598), а крайний минимум наблюдался в марте 2009, когда МРР сократились до $376 млрд.
Почему сложно на эту информацию реагировать с однозначным позитивом? Да потому что львиная доля российских резервов хранится не только в золоте, которое, вроде как, «у себя», но и в целом ряде иностранных валют, включая упомянутый доллар. И в первую очередь именно – в долларах.
Чисто экономически вроде бы всё более или менее эффективно… Минфин провёл серию операций, итогом которых стала определённая прибыль. Валюты показали рост, и, соответственно, резервная часть тоже. Однако даже тут не везде. Так, закрытие сделки по евробондам в объёме $4 млрд принесло выручку в 3,2 миллиарда, но все эти вырученные средства тут же пришлось пустить на выкуп ранее выпущенных бумаг (долговых обязательств), что в конечном итоге практически не изменило общий объём ЗВР РФ.
А в современных условиях экономические законы получили более чем весомый коэффициент политической поправки. Это «коэффициент», который фактически показывает, насколько можно политически обнаглеть в отношении того или иного конкурента на мировом рынке, чтобы вопросы хоть какой-то конкуренции решать посредством откровенных ограничений (санкций). И кто в этом мире наглеет больше и чаще другим, лишний раз, упоминать, думаю, ни к чему – понятно и без напоминаний.
Так какова же структура российских резервов? По статистике на начало 2018 года, доля российских золотовалютных активов, номинированных в американских долларах, составляла почти 47%. В евро – 25%. На британский фунт стерлингов приходится около 8%, на канадский доллар – чуть больше 3%, на доллар Австралии – 1%. Китайскому юаню «доверяют» 0,1% суммарного резерва. Остальное – золото, доля которого в последние годы прибавила в весе. Другими словами, резервы РФ в долларах чуть ли не втрое больше резервов в драгоценном металле.
Переводя в абсолютные цифры, можно получить, что в долларовой массе Россия на сегодняшний день держит уже более 200 млрд долларов. Правда, кто именно «держит» эти средства – вопрос отдельный. И когда говорят о том, что это своеобразная плата России в адрес США, то, на первый взгляд это нелепое заявление, сегодня не выглядит таким уж нелепым.
Теперь вопрос: так позволят ли себе Соединённые Штаты заморозить российские (как минимум долларовые) активы? Всё-таки речь о 200 миллиардов «серо-зелёных».
Позволить-то могут, но на деле – зачем такая «заморозка» Вашингтону? Ведь если бы этими средствами могла реально распоряжаться России (ну, или ещё более «осязаемо» – российский народ), то американские партнёры давно бы заморозку финансовых «активов» России произвели, ну или хотя бы не скопом, а частично… Но даже на фоне по-настоящему запредельной истерии никаких намёков, кроме заявления Хантсмана о дипсобственности, со стороны США нет.
Терзают смутные сомнения: не говорят о заморозке долларовых активов России в Штатах по одной единственной причине – этими активами Россия давно не способна независимо распорядиться. Нечто из серии немецкого золотого запаса, который десятилетиями находится на «хранении» в США. Де-юре – на «хранении», де-факто, есть версия экспертов, что этого немецкого золота давно нет в природе, ну или, даже если от него что-то осталось, то точно не немцам им распоряжаться.
Почему же тогда говорят о заморозке активов в виде дипсобственности? А потому что эта собственность на деле принадлежит РФ, и РФ пока вольна ею распоряжаться по своему усмотрению.
Другой вопрос в том, что все новые российские поступления (от государства или отдельно взятых денежных мешков) в американскую экономику вполне могут оказаться и «приобщёнными к делу». Повод найдут, как недавний пример с Казахстаном, когда Нурсултану Абишевичу пришлось в срочном порядке лететь на аудиенцию к Трампу. Там речь шла, вроде как, о 22 миллиардах долларов. Суть и результат переговоров до сих пор под пеленой тумана. У кого теперь эти 22 млрд – большой “казахстанский” вопрос. Или уже не казахстанский…
В общем, известная фраза «Храните деньги в сберегательной кассе» заиграла в наше время новыми красками, особенно применительно к тем, у кого есть что хранить… Вот только один нюанс: ещё бы эта «сберегательная касса» точно работала не от имени и по поручению ФРС США.
Источник: сайт «Военное обозрение».

Оставить комментарий

Войти с помощью: