Skip to content

АНОНС

Открылся канал нашего портала в Ютубе - Канал «Якутия. Образ будущего»

Чьих будете? Восстанови свое генеалогическое древо!

РИГ SAKHAPRESS.RU Сколько, оказывается, в Якутске желающих восстановить свое генеалогическое древо!

На семинар «Составление родословной по документам Национального архива» пришли сотни людей, и заявленный ранее читальный зал корпуса № 2 НА РС(Я) оказался не в состоянии вместить всех.

Пришлось спешно перебираться в Национальный художественный музей. Люди стояли в проходах, в дверях, хотя в самом начале организаторы, извинившись за причиненное неудобство — сами не ожидали, что придет столько народа, — попросили остаться только тех, кто в состоянии выдержать часовую лекцию, а для всех остальных повторить ее в ближайшее время.
Не ушел никто, ведь начальник отдела информационных услуг НА РС(Я) Екатерина Сергеенко — единственный в республике эксперт по этой теме.

ЗДЕСЬ «С НУЛЯ» НЕ РАБОТАЮТ

Люди чаще всего приходят в архив, полностью проигнорировав подготовительный этап. Но смысл идти туда есть лишь в том случае, если у вас уже имеются точные сведения о фамилиях, именах, отчествах ваших дедов‑прадедов и месте их рождения или проживания. Побольше конкретики!
Если вы знаете только то, что «шли ссыльные, оставили в юрте ребенка» или «бабушку в детстве обменяли на куль муки», архивисты вам ничем помочь не смогут.

Еще один момент. В старину при крещении даже родных братьев могли «оформить» под разными фамилиями — один становился Гороховым, второй Слепцовым. Как говорится, «семь пишем, два в уме».
Нелишним будет проштудировать в краеведческих отделах библиотек литературу по истории нужного наслега и улуса, так как за последние 100 лет административно-территориальное деление республики менялось не раз. Если вы хотите что-то найти, надо знать, где искать.

В библиотеках также могут быть и книги по истории отдельно взятых семей, выходившие тиражом в 100–200 экземпляров — это как раз тот случай, когда мал золотник, да дорог.
Мониторьте соцсети: так можно найти каких-нибудь четвероюродных тетушек-дядюшек, которые — а вдруг! — знают о ваших общих предках куда больше вас.

ДЕЛА ДАВНО МИНУВШИХ ДНЕЙ

Какие архивные документы пригодятся вам при составлении родословной?
Записи ученых-этнографов, собиравших предания об Элляе, Тыгыне и родоначальниках наслегов. При этом Екатерина Сергеенко предупреждает: начинать поиски с легендарного предка непродуктивно, точкой отсчета должны стать хорошо известные бабушки-дедушки.

В старину при крещении даже родных братьев могли «оформить» под разными фамилиями — один становился Гороховым, второй Слепцовым.

Метрические книги церквей с конца XVIII века до начала 1920‑х годов. Составлялись они в двух экземплярах — один оставался на месте, второй в обязательном порядке должны были отправлять в Якутскую духовную консисторию, так что даже если церковь горела, записи о рождениях, венчаниях и смертях могли сохраниться (правда, есть одно «но»: «должны были отправлять» вовсе не значит, что отправляли на самом деле — люди во все времена остаются людьми).

Кстати, в XVIII веке на всю Якутию было всего десять церквей, а в 1920 году их было уже 127, и для того, чтобы облегчить работу исследователям, сотрудница НА РС(Я) Инна Юрганова составила методическое пособие, где указано, метрические книги каких церквей и за какой год имеются в архиве.

Ревизские сказки, иначе говоря — поименная «перепись» тех, кто платил подати. Обычно указывался хозяин со всеми своими чадами и домочадцами.

Всего в России было 10 ревизий с 1718 по 1856 гг. В нашем архиве имеются материалы с третьей по десятую, но, увы, не по всем улусам, и переписаны в них не все сословия — только инородцы (якуты), крестьяне и священники. Информации о казаках, чиновниках и дворянах там нет.

ОЦИФРОВКА УСКОРИТ ПОИСКИ

После последней ревизии пришел черед переписей: первой всероссийской 1897 года с посемейными списками, первой всероссийской сельскохозяйственной 1917 года с указанием местности проживания и принадлежащих домохозяину десятин земли и голов скота, республиканской 1927–1928 года. Но они, опять-таки, охватывают не все улусы, не все наслеги. К тому же между последней ревизией и первой переписью прошел 41 год.

К счастью, этот пробел иногда можно заполнить при помощи других документов. Какие же это документы?
Исповедные росписи. По правилам, каждый православный обязан раз в год исповедоваться, о чем остается запись, но они есть не за все годы и не всех церквей.

Списки мещан и купцов Якутска и Верхоянска.

Цена выполнения одного запроса (один запрос – одна ветвь) в зависимости от сложности может доходить до 28 тысяч рублей.

Списки ссыльных, в том числе и статейные — по какой статье сослан, откуда прибыл. Однако ссылка была не только уголовной и политической, но и административной, когда человека высылали в Якутию без суда и следствия.

Нужно учесть и то, что детей ссыльнопоселенца записывали по отцу только в том случае, если он вступил в законный брак — обвенчался, если же нет, их приписывали к сословию матери.

В архиве имеется два фонда по ссыльным: Якутского областного управления и Якутского окружного полицейского управления.

Жалобы, судебные дела, споры по сенокосным угодьям и т. д. В архиве насчитывается более 1 млн единиц хранения по истории Якутии, причем дореволюционные документы почти все оцифрованы. Это значит, что можно, придя в архив, вести поиск по ключевому слову, например, вбив фамилию интересующего вас предка.

ЧЕГО В АРХИВЕ НЕТ

По репрессированным есть только документы о лишении избирательных прав, все прочие хранятся в архиве ФСБ, куда можно обратиться с разрешения родственников интересующего вас человека, либо подтвердив свое родство с ним (для этого нужно предъявить копии паспорта, свидетельства о рождении).

Также в архиве нет ясачных книг с поименным списком мужчин наслегов, плативших ясак (изначально от 18 до 50 лет, позднее — от 16 до 60 лет). Они хранятся в Российском государственном архиве древних актов в Москве (хотя скоропись XVII века неподготовленный человек не прочтет).

Нет и документов органов ЗАГС. Если вы хотите уточнить дату рождения вашего родственника, появившегося на свет уже при Советской власти (начиная с середины 1920‑х годов), вам нужно послать запрос по месту его рождения, приложив к нему копии документов, подтверждающих ваше родство. Если вам придет письменный отказ, вы можете направить свои стопы в Республиканский архив ЗАГС на Аммосова, 8, — но только с отказом на руках, и никак иначе.

ВОСЕМЬ МЕТРОВ РОДОСЛОВНОЙ

За спиной Светланы Диодоровой — длинный свиток с именами предков.

До 11‑го колена изучила свою родословную старший референт пресс-службы Государственного Собрания (Ил Тумэн) РС(Я) Светлана Диодорова-Лаврентьева.
В распечатанном виде длина этого свитка — восемь метров. Светлане Владимировне часто приходится демонстрировать его на разного рода мероприятиях, посвященных составлению генеалогического древа.

— Изначально я не собиралась заниматься родословной. Просто хотела написать книгу о своем отце. Но когда  пришла в архив — ноги будто сами понесли меня туда — мне рассказали о компьютерной программе «Древо жизни», и я потихоньку начала.

Фамилия отца — Лаврентьев — в Чурапчинском улусе встречается редко. Но по соседству с нами всегда жило много Поповых. И знаете, что я выяснила? Они не просто наши соседи, а самая что ни на есть кровная родня. У моего предка по фамилии Попов было шесть сыновей, и оказалось, что одного из них священник Лаврентий Ясенецкий окрестил как Лаврентьева.

Метрические книги — настоящий кладезь информации.
В записи о женитьбе обязательно упомянуто, из какого наслега привезли невесту, кто был поручителем на венчании (требовалось два поручителя). В записи о смерти указана причина — умер от чахотки, утонул, бык забодал, потом — отпевал батюшка новопреставленного или нет,  в каком аласе его похоронили.
В архиве я работала полтора года. Один из своих отпусков, можно сказать, полностью провела в нем и хочу пойти дальше: якут должен знать 14 поколений предков. Но в Якутске интересующих меня записей нет. Нет и в Иркутске, я узнавала. Значит, нужно ехать в Москву.

Люди на встречах признаются мне, что боятся начинать — вдруг это будет слишком сложно? Но сотрудники архива все очень доходчиво объясняют. Конечно, ревизские сказки читать трудно. Я даже ходила консультироваться в Институт гуманитарных исследований. Однако надо лишь начать, а дальше оно само пойдет. У меня так и было. Будто предки дали свое благословение.

Я включила родословную в книгу об отце как приложение и очень удивилась, когда она заняла первое место в I республиканском конкурсе, который провел Национальный архив. Не скрою, было приятно. Но для меня важнее чувство выполненного долга.

СКОРО СКАЗКА СКАЗЫВАЕТСЯ…

Документы в читальном зале архива выдают по заявке в течение двух рабочих дней. Это не библиотека, все документы тут — в единственном экземпляре.

Нужно принять во внимание и то, что записи вели люди разного уровня грамотности, разными почерками, и если какой-нибудь дьячок царапал в метрической книге как курица лапой, — не обессудьте.
И, пожалуйста, обратите внимание на состояние своего здоровья: если у вас аллергия на пыль, лучше передоверьте миссию по работе с архивными документами кому-нибудь другому.

Память не имеет цены.

Но если поручить составление родословной профессионалам — сотрудникам Национального архива РС(Я), выполнение одного запроса (один запрос — одна ветвь) будет стоить от 9,5 тысяч рублей до 28 тысяч в зависимости от сложности. Единственное — придется подождать. Долго. Год или около того. Очередь большая.
Теперь о копиях документов: копия одного листа документов советского периода — 58 рублей, дореволюционного — 75 рублей за один лист. С недавних пор в читальном зале архива можно фотографировать на телефон: снимок одного листа советских документов — 34 рубля, царских времен — 48 рублей.

Кюннэй ЕРЕМЕЕВА

gazetayakutia.ru

Оставить комментарий

Войти с помощью: