Skip to content

АНОНС

Открылся   YouTube канал Тубсааны 

Хотите демократии – начинайте с кооперативов. Опрос ВЦИОМ о “жуликах и ворах”.

Татьяна Воеводина (Москва).
15.10.2017 г.
На прошлой неделе ВЦИОМ обнародовал результаты опроса о популярности в стране различных политических партий. Вышло, что «Единая Россия» имеет рейтинг 52,9%.
Сразу же возникли сомнения в столь блистательных результатах. Константин Сёмин пишет в «Завтра»: «…не удивляться невозможно, потому что в реальной жизни трудно найти поклонника «ЕР».
Подтасовки – возможны: врать ведь сегодня не только не стыдно, а почти что почётно: ложь – это «новая норма», и никто не ждёт правды ни от пиара, ни от рекламы, ни от политики.
Однако не удивлюсь я и тому, что опрашиваемые именно так и ответили, как объявлено. Да-да, не удивлюсь, если тот самый народ, который не упускает случая пройтись по «жуликам и ворам», за них же и голосует – как в ходе социологических опросов, так и на выборах. Быть может, интеллигенту, журналисту, политологу и т.п. такое поведение кажется дивной загадкой, но мне, работающей среди массы простых людей и к ним же принадлежащей, вовсе так не кажется. Мои продавщицы, с которыми я много, в том числе неформально, общаюсь – это независимые частные предприниматели, т.е. тот самый мелкий, а иногда и просто микроскопический бизнес, за который все так ратуют.
Так вот простые люди – не по рассуждению, а по непосредственному чувству – стихийные монархисты. Они верят в царя и царю, а царь сегодня для них – это Президент. Никаких партий они не знают, большинство не различает правых и левых, вообще не интересуется, что это такое. При этом они знают, что у Президента невесть для какой цели есть партия Единая Россия: ну есть – и есть, значит, надо за неё проголосовать.
Таков народный политический инстинкт; допускаю, что верный. Не зря, наверное, отец политологии Монтескье считал, что республика характерна для небольших государств (типа полиса), монархия – для государств средней величины, деспотия – для обширных империй. Это простые люди понимают не рассуждением, а живым чувством. Они же понимают, что даже небольшая фирма не может управляться демократически, а почему большое государство, которое в миллионы раз сложнее фирмы, – может?
Часто можно слышать: наш народ не дозрел до демократии. Подразумевается, что демократия – это самое лучшее, что есть на свете. На самом деле, это самый трудно осуществимый (и самый дорогостоящий) образ правления, о чём говорил ещё Аристотель в своей «Политике». Но тогда была непосредственная демократия народного собрания, которая так-сяк могла управлять полисом, в котором народу-то было меньше, чем в нашем посёлке. А нынешняя представительная демократия западного типа – это самая что ни наесть есть цинично-жульническая система, где правит неизвестно кто, правит исподтишка и ни за что не отвечает. В Америке даже, сообщалось, намереваются принять закон, по которому избранный политик не несёт ответственности за то, что наболтал в ходе предвыборной кампании. Если такой закон будет принят, это станет подлинным апофеозом демократии: граждане избирают власть на основе того, за что никто не несёт ответственности. Вполне закономерно, что выборы и политическая борьба – это всё более и более шоу-бизнес. А что происходит за кулисами – простой зритель и знать не знает.
Хотите демократии? Тогда начинать надо с кооперативов, с уличкомов, с того же самого ТСЖ, которое вполне работает на Западе и буксует у нас. Твёрдо научившись этому, можно переходить на следующий уровень – местной политики.
Лев Толстой считал, что наш народ чурается государственной, политической работы как чего-то нечистого. Это хорошо выражено в заключительной части «Анны Карениной» – в размышлениях Левина о т.н. общественном мнении: «Он говорил вместе с Михайлычем и народом, выразившим свою мысль в предании о призвании Варягов: «Княжите и владейте нами. Мы радостно обещаем полную покорность. Весь труд, все унижения, все жертвы мы берем на себя; но не мы судим и решаем».
Я, кстати, много лет наблюдала маленькую модель нашей большой демократии прямо по месту жительства.
Посёлок наш искони был кооперативом, созданным ещё в середине 30-х годов. Высшая власть в нём принадлежала общему собранию, которое прямым открытым голосованием выбирало Правление, которое и правило. Так вот попадали в Правление – строго жулики и воры. Они тырили деньги и стройматериалы, сбывали в свой карман куски земли, нагрели руки на газификации… Все честные люди нашего посёлка находились в непроходящем гражданском негодовании: доколе? Но вот являлась в народе мимолётная мысль: сместить жуликов и посадить честных людей. А кого? Вас? Меня? Что вы – что вы – что вы! Только не меня! Я в этом деле ничего не понимаю, не умею общаться с работягами – так что увольте. И то сказать – вникать во все эти нудные мелочи, собачиться с сантехниками – кому охота? А жуликам – охота. И они сидели во главе нашего кооператива годами. И длилась эта музыка лет семьдесят. Может, она продолжается и поныне, только я под сурдинку вышла из кооператива и живу себе единоличницей.
Это микроскопическая модель нашего отношения к власти и с властью, если взглянуть на дело прямо.
Источник: сайт газеты «Завтра».

Оставить комментарий

Войти с помощью: