Skip to content

АНОНС

Открылся канал нашего портала в Ютубе - Канал «Якутия. Образ будущего»

Владимир Кашин: “Наша задача сегодня – вовлечение в оборот брошенных земель, лугов и пастбищ”.

10.10.2017 г.
2017 год указом президента объявлен Годом экологии в РФ. Стоит задача привлечения внимания к вопросам экологического развития, сохранения биологического разнообразия и обеспечения экологической безопасности. О том, можно ли обеспечить население страны качественными продуктами питания, не увеличивая негативное воздействие на окружающую среду и не нарушая экологическое равновесие, и какие меры необходимы для этого, «Вестнику АПК» рассказал председатель Комитета по аграрным вопросам ГД РФ Владимир Кашин.
Владимир Иванович, почему так важно именно сейчас думать о сохранении наших природных ресурсов, используемых в сфере сельского хозяйства?
Новое тысячелетие ставит перед человечеством глобальные вызовы, одним из которых является проблема обеспечения продуктами питания растущее население планеты, одновременно ограничивая воздействие на окружающую среду для сохранения экологического равновесия. Ученые подсчитали, что для ведения сельского хозяйства можно использовать не более 33% земельного фонда планеты, и у многих стран к 2050 году не будет возможности введения в севооборот новых площадей. А значит, продовольственная безопасность будет зависеть лишь от интенсивности и устойчивости системы земледелия. Страны-лидеры мировой экономики уже давно озаботились вопросом повышения эффективности агропромышленного комплекса и формируют политику исходя из принципов рационального использования почвенного плодородия. Россия в общемировую динамику, к сожалению, не вписывается. Научно обоснованные подходы организации и ведения сельского хозяйства до сих пор не нашли должного отражения в национальной аграрной политике. В результате отрасль оказывает все большее негативное воздействие на окружающую среду.
Вероятно, мероприятия Года экологии должны ситуацию сдвинуть с мертвой точки?
Да. Причем Год экологии предусматривает не только сохранение плодородия и видового разнообразия сельхозкультур, его мероприятия гораздо шире — мы говорим и о сохранении видового разнообразия, и о сокращении вредных выбросов. То есть нужна мощная система взаимодействия предприятий, природы и человека, которая регулируется законодательством и поведенческим отношением людей к своим природным богатствам. Посудите сами, в сельских территориях проживают 37 млн человек, а в летний период их становится еще больше. И бесспорно, деревенская местность является более благоприятной для человека, чем городская. Однако чем больше у нас развивается сельхозпроизводство, тем больше возрастают антропогенные нагрузки на природные ресурсы.
Сегодня на разных уровнях говорится об эффективном использовании сельхозземель. Ситуация с российскими угодьями настолько критична?
Деградация почвенного плодородия обострилась с того момента, как требованиями почвоохранных технологий, содержащихся в составленных Роскомземом в 80-90-х годах проектах внутрихозяйственного землеустройства, стали пренебрегать. В результате увеличились до 60 млн га площади сельхоз¬угодий, подверженных эрозии, и до 100 млн га — опустыниванию. Фактически каждый третий гектар пашни и пастбищ в России является эродированным. Площадь оврагов на пашне уже превысила 1 млн га, а их протяженность ежегодно увеличивается на 20 тыс. км. Доля кислых почв за 26 лет увеличилась с 30% до 45%. 40 млн га полей зарастает бурьяном, превращаясь в затон для весенних, летних и осенних пожаров. Переувлажнению и заболачиванию подвержено 7% пашни, а еще 3% — вторичному засолению. Деградационные процессы снизили продуктивность значительной площади сельхозземель, существенно нарушили длительные экологические связи, изменили водный баланс территории. Решить указанные проблемы или хотя бы уменьшить негативный эффект от них можно посредством интенсификации земледелия. Но и в этом мы сталкиваемся с трудностями, в том числе с разрушительной политикой в области мелиорации. По доле мелиорированной пашни мы безнадежно отстали от США, где мелиорировано 39,1% угодий, или от Китая с его 54,4%. У нас мелиорацией охвачено лишь 7,8% полей. Не лучше обстоят дела и с химической мелиорацией. Количество вносимых мин¬удобрений с 1991 года непрерывно сокращается. К 2016 году этот показатель снизился в 5 раз. Одновременно удельный вес удобренной площади в объеме всей посевной площади уменьшился с 66% до 48%. В Нечерноземной зоне, на Дальнем Востоке, Удмуртии много брошенных земель. 500 тыс. га проблемных участков лишь в одном Подмосковье. И это следствие неверной политики Правительства РФ в 90-е годы, когда в 15 раз была сокращена поддержка агропромышленного комплекса. Отсюда вымирание и уничтожение наших деревень. Посмотрите, у нас 49 тыс. населенных пунктов по 6-8 тыс. человек, а 20 тыс. деревень просто исчезли с лица земли. 94 тыс. деревень не имеют газификации, есть поселки, где нет школ и объектов здравоохранения. И поэтому наша задача сегодня — вовлечение в оборот брошенных земель, лугов и пастбищ. Необходимо делать все, чтобы раскорчевать брошенные сады и заложить новые сады и виноградники, вносить, исходя из баланса сохранения плодородия, в почву минеральные удобрения, бороться с ветровой эрозией, с заболочиванием, закустариванием наших замель.
В каких-то территориях эта работа уже ведется?
К счастью, да. Есть точки роста, где каждая сотка земли сегодня используется, например, как в Краснодарском крае. А в Татарстане за последние 10 лет нет ни одного серьезного возгорания сельхозугодий. За этим следят подготовленные специалисты, действуют химические станции, крупные коллективные земельные хозяйства имеют свои пожарные дружины.
Насколько серьезный ущерб окружающей среде могут наносить животноводческие предприятия?
Если отсутствует соответствующая технология утилизации и обращения с отходами этого производства, нет системы осветления, удаления твердых фракций, то этот ущерб огромен. Например, количество стоков животноводческих комплексов составляет от 250 до 3000 тонн в сутки. На скотооткормочной площадке, где содержится 10 тыс. голов скота, ежедневно накапливается до 200 тонн навоза. Один только свиноводческий комплекс на 100 тыс. голов или комплекс КРС на 35 тыс. голов может дать загрязнение окружающей среды, равное производимому крупным промышленным центром с населением 400-500 тыс. человек. У нас есть много отрицательных примеров в этом плане и море примеров, когда эти вопросы надлежащим образом решены. Например, в Рязанской области есть свиноводческие комплексы, где жидкие и твердые фракции собирают в обычные лагуны, а потом, зимой, сбрасывают все это в междуречье, в овраги. Весной все эти нечистоты попадают в реки, отравляя их. А вот в Марий Эл в животноводческом комплексе, где содержится 180 тыс. свиней, идет утилизация жидких и твердых фракций, твердые компостируются с соломой и торфом, а осветленная фракция идет на полив лугов кормовых угодий и пастбищ.
Какие законодательные акты действуют у нас в стране в области охраны окружающей среды?
К таковым в первую очередь следует отнести 219-й и 458-й федеральные законы. В них введена новая, основанная на принципе наилучших доступных технологий система экологического нормирования, созданы стимулы к повышению экологической эффективности хозяйственной деятельности, проведению технологической модернизации экономики, усовершенствована система управления отходами производства. Надо ориентироваться на эти законы, двигаться к модернизации, реконструкции. И таким образом мы справимся с загрязнениями в сельском хозяйстве.
Источник: канал «Вестник АПК».

Оставить комментарий

Войти с помощью: