Skip to content

АНОНС

Открылся канал нашего портала в Ютубе - Канал «Якутия. Образ будущего»

Билет в один конец. Как удержать молодежь в моногородах Севера?

Денис Нижегородцев (Москва).
6 октября 2017 г.
Сразу несколько групп социологов из Петербурга при поддержке коллег из Москвы провели исследования в моногородах — от Ковдора Мурманской области до Норильска Красноярского края. Специалистов интересовало, как там себя чувствует молодёжь, почему уезжает и можно ли её вернуть обратно.
Моногорода составляют до 40% от всех городов России, в них проживает до 25 млн человек, а потому их судьба всегда будет в фокусе общественного внимания. На севере европейской части России работали специалисты «Открытой лаборатории Город» социолог Ирина Широбокова и географ, специалист по развитию территорий Эльвира Гизатуллина. Они посетили города Ковдор, Мончегорск и Апатиты Мурманской области.
По словам учёных, местные жители часто не воспринимают свои города, как место проведения свободного времени, лишь как место «проживания»: в будние дни эти люди на работе или дома, в выходные — на природе.
«А когда сестра к нам летом приезжает — все, кто на даче, кто на рыбалке, в отпусках — людей в городе нет. Город вымер! Даже по праздникам никого нет почти…» — рассказала женщина 35-ти лет, одна из участниц исследования.
В целом, эти люди воспринимают свои города лишь как «фон». Дополнительно такой «фоновый» эффект создают заброшенные здания и пустыри по периметру населенных пунктов. Причём, они воспринимаются не резко негативно, а как данность, часть ландшафта.
Основным объектом, формирующим идентичность жителей, конечно же, выступают местные комбинаты, за счет того, что большая часть людей работает, работала или находится в родственных связях с теми, кто работает на градообразующих предприятиях. А своей регулярной деятельностью, скажем, Ковдорский ГОК как бы «отмеряет местное время»:
«Запахов от ГОКа нет, а вот пыль летит. У нас суббота —
«взрывной день». Пыль долетает во все части города, смотря еще, куда ветер дует. Но люди привыкли, куда деваться. Мы уже без этого как-то и не можем, столько лет…» — рассказала в интервью социологам 40-летняя жительница Ковдора.
Ещё один момент — отсутствие «проекции городов» в будущее. По факту, там почти все «доминанты» отсылают к прошлому, нет ничего ассоциирующегося хотя бы с настоящим: памятник Ленину на площади, «серп и молот» при въезде на комбинат, патриотические символы Великой Отечественной войны…
Из-за этого и отсутствия перспектив молодежь и уезжает. Хотя понемногу ситуация меняется. Так, в Мончегорске двумя жителями города в рамках грантовой поддержки «Норникеля» был создан центр семейного досуга «Берег развлечений». В Апатитах муниципалы открыли Молодежный социальный центр, ставший точкой притяжения для молодых. А Ковдор продемонстрировал эффективность «инициатив снизу» — местные энтузиасты организовали молодежный центр «Притяжение».
Около 75% выпускников 11 класса покидают моногорода.
Другой проект параллельно реализовывал Европейский Университета в Санкт-Петербурге под руководством директора Центра прикладных исследований ЕУСПб Олега Паченкова. Исследователи, в основном, работали в Норильске Красноярского края.
— Из-за массового оттока выпускников школ, поступающих в вузы в крупных центрах, в северных моногородах возникает демографический дисбаланс. Города теряют целые возрастные когорты — жителей от 17 и вплоть до 30 лет. В свою очередь малое число людей студенческого возраста негативно сказывается на качестве жизни в целом: создается ощущение неполноценности городской жизни, как для молодежи, так и для горожан других возрастов, в городе явно чего-то не хватает — в сфере услуг, досуга, потребления, и просто в атмосфере, — говорит Олег Паченков.
Согласно опросам, которые проводились социологами в разных моногородах, уехать оттуда хотят 73% жителей в возрасте от 15 до 19 лет и 35% в возрасте от 20 до 39 лет. Около 75% выпускников 11-го класса покидают моногорода и едут за высшим образованием в Петербург и Москву, в крупные региональные и университетские центры, уезжают наиболее образованные и перспективные.
— Уменьшение человеческого капитала, отток молодых и активных людей дополнительно понижают привлекательность городов, приводят к падению качества жизни и запустению, что в свою очередь только усиливает отток молодежи, — в свою очередь рассказывает Ирина Широбокова.
При этом проблема потери населения имеет разную остроту. Например, Норильск ежегодно теряет 13 тыс. человек или 7,5% своего населения, но компенсирует их приездом других людей — около 12,5 тыс. человек, т.е., фактически по общим цифрам почти не теряет населения. В городах с небольшим населением убыль более заметна. Как следствие, они теряют и потребителей, и производителей определенных услуг, например, в сфере молодежного досуга.
— В большинстве северных моногородов, в которых нам удалось поработать, существуют широкий набор типовых объектов спортивной и досуговой инфраструктуры, работают муниципальные учреждения культуры (Дом культуры, библиотеки). Но этого уже давно недостаточно для горожан и тем более для привлечения в города специалистов с высшим образованием, — отмечает Широбокова.
Не удивительно и не катастрофично, что молодежь уезжает учиться. Плохо, что города почти не возвращают молодежь после завершения образования. Людям, чьи навыки не связаны с профессиями, востребованными на градообразующем предприятии, часто нет смысла возвращаться домой. Так создается еще одно «моно» измерение моногородов — профессиональное. А неминуемый отъезд школьников укрепляет общее «чемоданное настроение», что ведет к слабой самоидентификации и низкой вовлеченности жителей в решение общегородских задач — равнодушию к судьбе города.
Что делать? Об открытии филиалов вузов в ситуации тотальной оптимизации университетского образования говорить не приходится. Целевое обучение школьников, практикуемое и сейчас, не решает проблемы с профессиональным перекосом — в городе остаются лишь специалисты, востребованные комбинатами. Заочное обучение не обеспечивает достаточного качества и не способно заинтересовать выпускников школ, имеющих высокие баллы ЕГЭ.
Рецепты исправления ситуации.
Главный вывод, к которому пришли социологи — бесполезно удерживать молодых людей в моногородах после школы. Эффективнее разрабатывать долгосрочную стратегию, которая повысит качество жизни в городах и позволит вернуть в города уехавшую и получившую образование молодежь — хотя бы частично.
Для этого необходим ряд шагов. С уехавшими учиться нельзя терять связь. А позднее нужно обеспечить для них возможность заниматься в городе не только тем, что предлагает градообразующее предприятие. И это — задача для городских администраций.
Нужно создавать условия для разнообразия возможностей времяпрепровождения и многосторонней самореализации и у тех, кто остается, всемерно поддерживать малый и средний бизнес и любые частные инициативы. Некоторые компании уже понимают это и создают соответствующие грантовые программы, в том числе — для жителей моногородов, не являющихся сотрудниками градообразующих предприятий.
— Но компаниям необходимо производить не разовые вложения по запросу, а анализировать контекст и выстраивать более устойчивые и эффективные программы развития, поддержки устойчивых проектов, реализации идей горожан. Это необходимо, для того чтобы в городе могли развиваться самостоятельные субъекты, не зависящие от предприятия, что со временем позволит обеспечить то самое городское разнообразие мест, смыслов, социальных пространств, — говорит Эльвира Гизатуллина.
Наконец, нужна более активная PR-кампанию по позиционированию этих городов как привлекательных для молодежи. Ведь север — это уникальная природа, места с крепкими социальными связями и ощущением безопасности, комфортная инфраструктура детства для будущих семей.
Для тех, кто покинул эти города ради образования, это также «решенный» квартирный вопрос — немаловажный фактор качества жизни, которого большинство уехавших с севера на учебу лишены, в случае, если остаются там же работать, заводят семьи.
Не следует забывать и о наличии социальных связей — дружеских, родственных. Все это остается в родных городах.
Важно добавить к этому спектр возможностей в сфере занятости для уже образованных молодых людей. Остальное те сделают сами, собственным присутствием они помогут хотя бы частично вернуть разнообразие жизни в моногорода.
Конкретика работы с «возвращенцами» в каждом городе будет отличаться, но в целом это представляется перспективным стратегическим направлением для хотя бы частичного решения проблем моногородов.
Источник: Новые известия.

Оставить комментарий

Войти с помощью: