Skip to content

АНОНС

Открылся канал нашего портала в Ютубе - Канал «Якутия. Образ будущего»

Как 19-летний Константин Кузьминых стал владельцем сети кофеен?

От редакции: в публикуемом материале А.Сидоровой содержится описание интересной судьбы провинциального молодого человека, самостоятельно создавшего свой бизнес в г. Москве.
Антонина Сидорова (Москва).
25.05.2015 г.
«Крестьянские ведомости» в порядке эксперимента публикуют сегодня не классический наш, фирменный Комментарий, в котором мы разбираем проблемы АПК и преимущественно льем слезы (хотя и с цифрами на руках, но тем горше они), а образец современного текста, который специально для нас написала очень молодая журналистка. Ее герой – очень молодой ультрасовременный капиталист. У которого все получилось. Итак, сегодня мы хотели бы показать вам другой мир, мир, где все легко и просто, и все получается.
Когда я собиралась на интервью с Костей (он разрешил так себя называть), я не знала, сколько ему лет. Фотография в профиле соцсети смутно намекала на то, что он очень молод. Мы пересеклись возле центрального кофе-шопа на Тверской. Перед киоском стояла небольшая очередь (а ведь это была середина рабочего дня!). Бариста (как оказалось позже – Костин брат Денис) неутомимо трудился над кофейным аппаратом. Мы не стали мешать процессу и укрылись в соседней кофейне. Спустя первые пять минут беседы мне пришлось признать: Константин Кузьминых умен, прекрасно воспитан, любознателен, трудолюбив… и да, черт возьми, успешному бизнесмену всего 19. Девушки, не стоит трепетать – у него уже есть подруга.
«Все началось с ягод».
– Ты когда-нибудь работал «на чужого дядю»?
– Нет. Никогда. Я с 14 лет я загорелся идеей своего бизнеса. У меня была цель – к 18 годам заработать миллион, и я шел к ней. Ну, миллион не заработал, но к 18 у меня было уже 600.000 или 800.000, я уже точно не помню.
– Что стало для тебя отправной точкой?
– В те времена у меня появился наставник – женщина, которая вела курсы молодых предпринимателей. Она набирала 14-летних мальчиков, показывала нам мотивационные фильмы, типа «Секрет» Ронды Берн. С того момента я и загорелся. Мы ходили, опрашивали предпринимателей: как они это делают, почему, сколько они зарабатывают. Потом потихоньку начал действовать сам. Занимался сетевым маркетингом – продажами продуктов компании «Amway». Была череда каких-то провальных проектов на любительском уровне. А закрутилось все с продажи ягод. Я прочитал в интернете историю молодого парнишки, поехал к своей бабушке, набрал несколько десятков килограмм ягод, привез в город и распродал их. Подходил в бизнес-центры, в торговые центры, и напрямую продавал. Так заработал несколько десятков тысяч рублей. На эти деньги переехал в Москву. Мне было 16.
Меня не брали на работу в «Макдоналдс».
– Надо было как-то устраиваться. Я пошел на собеседование в Макдоналдс, но меня не взяли, потому что уровень моих притязаний был слишком высок –я хотел попасть сразу на позицию менеджера. Когда не получилось, решил – надо делать бизнес. Бродил, совал свой нос везде, где мог, и вот родилась первая идея, которая выстрелила – это продажа часов через интернет. Мы продавали наручные часы, недорогие, не брендовые, но интересные. Например, «самурай», полностью из металла. Мы на них «взрывали» рынок, люди их просто сметали. Были еще какие-то, которые хорошо продавались, и мы в основном их и закупали. Заказывали из Китая, Малайзии, Австралии. Это были не очень качественные часы, но оригинальные и за небольшие деньги – первые мы продавали вообще за 499 рублей за любую модель. Мы очень быстро поднялись. За месяц буквально – 300.000 рублей оборот. Сразу же. На второй месяц – 700.000 оборот. И тут меня кидает мой партнер по бизнесу. Он был старше, опытнее, надавил на те точки, которых я боялся. И я сдался, отдал ему бизнес и уехал обратно домой.
Кармическая месть.
– Я неделю восстанавливался – сидел, думал, как же так, жизнь кончена. Потом взял себя в руки, приехал опять в Москву и создал новый магазин интернет-часов. Он оказался гораздо лучше и прибыльнее предыдущего. На нем как раз я к 18 годам и заработал первые полмиллиона. С семьей мне повезло – родители очень поддерживали. Они сами предприниматели – у отца фото-бизнес, мама ему помогает. Так что не было никакого сопротивления, только помощь – информационная и материальная. Когда я был в Москве, они присылали мне по 10.000 ежемесячно – на пропитание и общежитие.
– Скажи, а что потом было с тем партнером, который выдавил тебя из бизнеса? Его бизнес до сих пор существует?
– Уже нет.
– То есть можно сказать, что жизнь все расставила по своим местам? Ты поднялся, а он разорился?
– Можно сказать и так. Но я ни о чем не жалею. То, что он так поступил, цепочка ошибок, промахов, нового опыта– все это вело к тому, чем я сейчас занимаюсь.
Свободная ниша!
– Почему ты бросил заниматься часами и взялся за кофе?
– Не было внутреннего ощущения, что часы – это мое, что я хочу это развивать, масштабировать. Это был бизнес, который приносил деньги, позволял ставить огромное количество экспериментов и при этом повышать уровень жизни. Я переехал из общежития в квартиру, стал встречаться с девушкой, мы с ней съездили отдохнуть в Таиланд. Когда вернулись – начались проблемы с поставщиками. Месяц товара не было, мы жили в каком-то непонятном состоянии, не понимали – есть у них продукция или нет. И как раз в это время подумали – может, действительно стоит в какое-то другое русло уйти? Это был январь, мы заработали на Новом годе очень хорошие деньги, и было как раз полмиллиона, чтобы в новую нишу уйти.
– А почему все-таки кофе? Ты вообще кофе любишь? (В кафе, где мы сидели, Костя заказал клубничный чай).
– Я обожаю кофе. Пью его в основном у нас в кофейне, в день от одного до трех стаканчиков. То, что я взял чай – это просто потому, что захотелось чая. Я не брезгую конкурентами ни в коем случае. Наоборот. Когда мы брались за этот бизнес, то у нас не было совершенно никакого опыта. Мы начали с того, что прошлись как минимум по30 кофейням в Москве. Это были Dunkin’ Donuts,CoffeBean, CoffeRoom, Шоколадница и множество других. Даже в BurgerKing зашли – несмотря на то, что это другой профиль, там же все равно кофе есть. Мы все это пробовали, пили по 15 стаканчиков кофе в день, тратили очень много денег, сравнивали – у кого лучше, у кого хуже. Пошли на выставку, где презентовали кофе и чай. Там нашли несколько интересных поставщиков, подумали, как это все можно организовать, и, где-то через месяц, открыли первую кофейню.
– И не страшно было идти в такой конкурентный бизнес? В котором уже, по большому счету, все места заняты?
– Страшно, конечно. Но места были заняты далеко не все. В Москве кофеен формата «кофе с собой» очень мало, я даже сейчас не могу назвать конкретной марки. Мы заметили эту нишу и решили попробовать.
«Мы накосячили везде, где смогли».
– Место искали по интернету. Просто забивали в поисковике «помещение под кофе-шоп», «маленькие помещения», «помещения 4 квадратных метра». При аренде мы, конечно, совершили все возможные ошибки. Переплатили риелтору – он взял 50 % от суммы и в итоге ничего не сделал. Потом был заказ оборудования –там мы тоже пролетели тысяч на 60. Заказали его в другом городе, потому что так было дешевле, но его очень долго не везли, а у нас капала аренда. Когда его доставили, выяснилось, что оно далеко не самого лучшего качества. В конце концов мы выбрали точку в переходе метро Римская. Тогда это место казалось удачным. Мы посмотрели – трафик есть, люди ходят, по утрам так вообще полно народу.
И вроде все пошло хорошо: мы безумно влюбились в этот формат, нас постоянно благодарили за то, что мы тут появились, начали приходить люди, которые предлагали деньги за то, чтобы открыть такие точки в других местах. В общем, формат реально стрельнул. Но в округе был только один бизнес-центр, и к лету, когда народ разъехался в отпуска, начался спад. Чистая прибыль в месяц составила где-то тысяч 50.000. Мы решили, что это маловато, плюс в этот момент была мысль уехать пожить в Таиланд на год. В результате туда не уехали из-за военных действий, а кофейню уже успели продать со всеми наработками – девизами, идеями, видением. Причем за сущие копейки – 150 тысяч всего. У ребят, кстати, дела шли неплохо. Но так как они не болели за это душой, а просто зарабатывали деньги, то такого размаха не получилось. Продавец, который успел поработать с нами, а потом перешел к ним, сказал: «Ребята, с вами кофейня жила. С ними она существует».
«Тверская».
– Как вы ухитрились закрепиться в таком центровом месте – на Тверской?
– До этого на месте нашего кофе-шопа была убыточная кондитерская лавка. Мы ее купили за 400.000 рублей и полностью переделали. К этому моменту был уже довольно большой опыт. Я даже начал консультировать людей, которые хотели открыть свое дело. Народ шел, и за некоторое время я запустил 10 кофеен разного формата, с разными названиями. Потом стали появляться инвесторы с такими проектами: «Давай ты откроешь мне много-много кофеен, и мы будем богаты». Но мы сошлись только с одним, с которым совпали в видении. У него были финансовые возможности плюс безумное желание заняться бизнесом в формате «кофе с собой». С помещением вопрос решился легко – нам предложил место тот человек, который как раз и владел кондитерской лавкой. Мы быстренько прикинули и решили рискнуть. Место проходное, но и конкуренция – бешеная. Прямо за углом (на расстоянии двух метров – прим. автора) еще один кофе-шоп.
И мы, глядя на них, думали, что мы можем сделать лучше – с точки зрения дизайна, подхода, маркетинга. Мне кажется, получилось, хотя это процесс бесконечный – мы постоянно придумываем какие-то акции, экспериментируем. Я все время задаюсь вопросом – зачем? Пока что ответ такой: цель нашей кофейни – дать лучшие эмоции, лучшие впечатления от кофе с собой, чтобы человек приходил зарядиться позитивом от обслуживания.
«Они улыбаются».
– Когда я в первый раз выпила у вас кофе, то заметила – ребята приветливы со всеми гостями! Как ты этого добился?
– Подбором кадров я занимаюсь сам. Ищем по объявлению, бывает, что берем людей без опыта и сами обучаем. Если мне нравится человек как личность, нравится его подход к делу, то, что он хочет не просто зарабатывать, а именно варить кофе, то таких ребят мы берем. У нас есть трехдневная стажировка. То есть стажер проходит через первого бариста, через второго бариста, потом через меня. В результате я получаю о человеке информацию со своей точки зрения, с точки зрения ребят и того, чему он за это время научился – был ли любопытен, хотел ли познать этот процесс.
– Какие требования вы предъявляете непосредственно к напитку? Откуда берете стандарты производства?
– Перед тем, как открыться, мы прошли обучение у человека, который готовит специалистов на чемпионаты бариста. Заплатили за два часа 10.000 рублей, зато он нам показал, как это должно быть на мировом уровне. А дальше пошла практика. У нас есть определенные стандарты – количество секунд, за которые должен провариваться эспрессо, величина помола, которая определяется опять же по количеству секунд. По пенке нет определённого регламента, тут мы оцениваем визуально и по вкусовым качествам. Что касается самого кофе, то мы уже достаточно давно работаем с одним и тем же поставщиком. Он завозит зеленое зерно в Россию, здесь его обжаривает, не позже, чем через месяц после обжарки его привозят нам. Это тот принцип, которого я придерживаюсь в работе – свежий и действительно вкусный кофе. Раньше работали на 100% арабике, которую завозили из Южной Америки, Австралии и Коста-Рики, была такая смесь зерна. Сейчас мы решили попробовать 80% арабики и 20% робуста. На мой взгляд, она дает идеальное сочетание горчинки и кислинки. И еще робуста дает больше кофеина. Выпивая этот напиток, ты взбодришься гораздо быстрее, чем просто от арабики.
– Как создаются фирменные рецепты?
– Все авторские напитки лично нами придуманы. Мы сами вставали за машинку, варили, экспериментировали, выливали. Что-то подсмотрели, но больше, конечно, методом проб и ошибок. Лавандовый раф так получился. Мы попробовали несколько вкусов, нашли вкус лаванды, попробовали его в разных сочетаниях с молоком, со сливками, с молоком и со сливками – и появился раф. Орехово-медовый раф также появился недавно и был создан таким же образом. Пробовали сами, давали сотрудникам и определяли, стоит это вводить или нет.
– А как вы продвигаете свой продукт?
– У нас очень хорошо работает сарафанное радио. Те, кто у нас бывал, обычно рассказывают о нас знакомым. Те, кто берет имбирно-пряничный – обязательно его фотографируют и показывают друзьям. Есть аккаунт в инстаграме – туда выкладывают фото с нашим хэш-тэгом. Потом мы постоянно устраиваем какие-то акции: шестой кофе бесплатно, на 23 февраля дарили мужчинам брэндированные шоколадки «сильному и смелому», а девушкам на 8 марта – цветы. Наша задача – сделать так, чтобы человеку было приятно приходить.
– Расскажи немного о тех, кто с тобой сотрудничает.
– Сейчас у нас в команде всего 9 человек. В основном это молодежь – от 19 до 25 лет. Есть еще мой партнер – ему, кажется, 32, но мы с ним – руководящий состав. А непосредственно те, кто работает – молодые люди, я отдаю предпочтение им.
– Почему?
– Они улыбаются, они рады этому делу, они привлекательно выглядят. От них идет энергетика молодости, позитива и она передается гостям. Я готов брать и до 30-35, без проблем, но мне нужно, чтобы человек был симпатичный, общительный и профессионал своего дела. То есть если я буду брать до 35 лет – я отдам предпочтение тому, кто действительно специалист, кто покажет мне мастер-класс, и я сам еще захочу у него учиться. Такого да, я возьму.
– А каковы условия работы в кофе-шопе?
– Здесь, на Тверской, большой поток людей, поэтому трудиться приходится много. У ребят две смены в день по 8 часов. В плане условий – у них есть, где сесть, мы даем им возможность выпить 3 кружечки кофе и съесть два каких-нибудь продукта – пончики или сэндвичи, чтобы они не умирали с голоду на рабочем месте.
– А работают они официально?
– Да, у нас оформлено ООО, а ребята устроены по трудовому договору. Все законно.
«Надо полностью отдать себя этой жизни».
– Я правильно понимаю, что на трех кофейнях ты останавливаться не собираешься?
– Вообще-то да. Сейчас идет подготовка франшизного пакета. И если говорить о маленьких планах, то за этот год мы собираемся открыть не менее 30 кофеен. Если же говорить о перспективах, то я сейчас на грани того, чтобы поставить цель за 5 лет открыть тысячу кофеен. Очень амбициозно, безумно даже, но хочется. И я чувствую, что мы способны это сделать.
– А что сейчас? Как ты живешь?
– Сейчас… сейчас я чувствую себя самолетом, который идет на взлет, и вот-вот оторвет от земли шасси. Этот процесс требует наибольшего количества усилий, так что последний год 70% моей жизни – это бизнес. Остальное время – это саморазвитие, чтение книг, просто мыслительные процессы. Я люблю посидеть, пописать что-нибудь. Стараюсь больше времени уделять себе и своей девушке – не знаю, как она до сих пор меня не бросила. Организовываю для нас досуг, прогулки. Уже год как я не учусь – закончил колледж и не захотел продолжать. Была мысль поступить в Высшую школу экономики, но затормозил, не успел экзамены сдать. Но, в общем, не очень-то жалею об этом.
СОВЕТ:
«Я бы посоветовал в первую очередь верить, что ты в принципе способен на это. А во вторую – просто делать. Пробовать. Я пробовал все что попало, искал себя, проверял – могу или не могу. Сейчас есть огромное количество ресурсов. Тот же интернет позволяет открыть свое маленькое дело и заработать первые деньги. А когда ты зарабатываешь первую 1000 рублей со своего бизнеса – начинается самое интересное. Ты должен почувствовать, что можешь влиять на других людей. На мир вокруг тебя. Понимая это, гораздо легче начать, а начав – продолжить».
Источник: «Крестьянские ведомости».

Оставить комментарий

Войти с помощью: