Skip to content

АНОНС

Открылся канал нашего портала в Ютубе - Канал «Якутия. Образ будущего»

Ленин и Сталин.

Александр Коваленин.
10.04.2017 г.
К сожалению, сегодня всплыла вся пена перестроечного образования – современные недоросли, которым уже за 30 и за 40 – псевдописатели, псевдоисторики, псевдоаналитики, псевдополитики, и прочая требуха. Их нам усиленно навязывает телевидение, свое мнение они считают не иначе, как истиной в последней инстанции. Грустно и тревожно оттого, что носители перестроечного мышления и образования уже пришли в педагогические ВУЗы, окончили их, и явились в школы учить наших детей и внуков. Чему? Белогвардейщине? Но, ведь белогвардейщина – это идеология, прямиком ведущая к власовщине, а значит, к предательству и к коллаборационизму, к войне и проигрышу перед Западом. Правда, «носители», пока в это не верят, и гонят от себя эту мысль. – КВ
Мифы о Ленине
Одной из технологий перестроечной десоветизации было создание «конфликта авторитетов». Вот, что писал известный идеолог перестройки Александр Яковлев:
«Группа истинных, а не мнимых реформаторов разработали (разумеется, устно) следующий план: авторитетом Ленина ударить по Сталину, по сталинизму. А затем, в случае успеха, Плехановым и социал-демократией бить по Ленину, либерализмом и «нравственным социализмом» — по революционаризму вообще».
Сегодня та же самая технология используется в обратном направлении — авторитетом Сталина пытаются бить по Ленину. Поэтому, например, первые лица молчат о Сталине, но то и дело проходятся по основателю Советского государства. Так, недавно буржуазный президент Путин (21 января 2016) заявил, что Ленин, дескать, своей идеей «федерализации» заложил «атомную бомбу» под СССР, взрыв которой якобы и привел к его разрушению. Вслед за ним на недавней встрече с читателями в Ростове-на-Дону высказался известный публицист Николай Стариков. По его словам, несмотря на то, что Ленин «хотел хорошего», он принес стране «неисчислимые бедствия».
Стариков — один из главных оформителей противопоставления Ленина и Сталина, поэтому мы разберем здесь его выступление:
«Ленин цинично шёл к власти… Для того, чтобы прийти к власти, он готов был подписать договор с дьяволом. В данном случае в роли дьявола выступили наши товарищи по Антанте (подчёркиваю — не немцы, а по Антанте), которые обеспечили ему проезд в пломбированном вагоне и лояльность Временного правительства».
Миф о том, что Ленин работал на немцев давно разгромлен, теперь вот выясняется, что он работал на Антанту. Из чего видна его связь с Антантой? А просто из того, что Временное правительство Ленина не ловило. А оно, как говорит Стариков, контролировалось Антантой. Значит, имело установку от Антанты не ловить Ленина. Значит, у Ленина перед Антантой были обязательства! Назвать это конспирологией — значит оскорбить Конспирологию.
«Ну представьте, приехал человек в пломбированном вагоне… Человек, призвавший к поражению страны в войне… Он прямо на броневичок залез и призвал к углублению революции. То есть человек публично призвал к свержению государственного строя… Что ему за это было? Ничего!»
Выходит, что Стариков не помнит или не понимает позицию Ленина по отношению к той войне, смутно помнит, каким был государственный строй в апреле 1917-го (никаким!), не знает, о чём говорил Ленин «с броневичка».
Отношение Ленина к войне не укладывалось в буржуазно-демократические шаблоны, потому что Ленин считал, что интересы буржуазного правительства расходятся с интересами страны, видел в пролетариате страны (а точнее, всех воюющих стран) отдельную действующую силу. И сердился на Троцкого за непонимание: «Ему кажется, что желать поражения России значит желать победы Германии». Он-то вёл речь совсем о другом.
Мысль Ленина о наличии в воюющей стране иной — помимо правительства — действующей силы, выражающей интересы страны не так, как буржуазное правительство, могла звучать завиральной, нереалистичной, не шаблонной, странной, непривычной, нелепой, несвоевременной, утопичной, фантастической, нестандартной, необычной, пугающей, даже постыдной и пр. — в 1915 году, но не в апреле 1917-го, когда эта сила уже была оформлена как власть! По сути, речь шла о необходимости победы этой власти (а не правительства), и выходе из войны «без аннексий и контрибуций».
Дело в том, что Февральская революция закончилась двумя отречениями от царства (начиная с Николая II), арестом генералом Корниловым семьи Николая II и установлением двоевластия: Советов и Временного правительства.
Временное правительство потому и называлось временным, что должно было созвать Учредительное собрание, которое бы приняло решение о государственном строе (тогда было бы что свергать!) и назначило легитимные выборы. (Оно этого так и не сделало.)
Временное правительство сразу же выступило с лозунгами о политических свободах, амнистии политзаключённым и пр. (точно по требованиям Болотной площади 2012 года!). Так что арестовывать за выступление на вокзале при огромном скоплении народа в этих условиях было странным. Тем более, что в марте Петроградским советом была провозглашена замена полиции «народной милицией», параллельно с которой продолжали создаваться отряды рабочей милиции при Советах.
Позиция Ленина в эти дни («Апрельские тезисы») — это не курс на свержение ещё не объявленного строя, а наоборот, курс на мирное развитие революции. Это в школе учили! «Второй этап революции» (то есть переход власти к пролетариату) должен был, согласно тезисам, произойти мирно — после того, как Советы станут полновластными, а большевики в них завоюют большинство. Отсюда два главных апрельских тезиса: 1) никакой поддержки Временному правительству («вся власть Советам»), 2) терпеливая мирная работа по разъяснению ошибок социал-демократии в Советах, постепенное завоевание большинства в Петросовете. И на этой основе — выход из войны от имени власти советов.
Стариков говорит:
«Ленин был нужен Антанте как разрушитель страны. Он взял финансовую помощь — потому что как только он приехал в пломбированном вагоне, тиражи большевистских газет вдруг стали заоблачными… Главное, кто мог обеспечить слепоту и слабость Временного правительства? Только тот, кто контролировал Временное правительство — Антанта».
Замечательная историческая мысль! Временное правительство оказалось бездарным, потому что его бездарность обеспечивали англичане.
«Придя к власти, Ленин начал выполнять обязательства, которые он взял. Собственно говоря, эти обязательства совпадали с партийной программой большевиков… «Уничтожение армии, замена её всеобщим вооружением народа».
Если большевики действовали согласно своей Программе, то при чём тут Антанта? Похоже, политическая методология у Старикова очень проста: всё, что делается в Истории, делается англичанами. Если что не делается, то только потому, что англичане это запретили. Англичанам, думает писатель, нужен был «пораженец» Ленин, и поэтому (несомненно!) его подкормили!
Но тут Стариков садится в лужу окончательно. Потому что трудно возражать против всемогущества англичан, если не знаешь, чем была занята английская разведка в Петрограде. Но, так получилось, что как раз это нам известно, причём из первых рук.
Резидент английской разведки в Петрограде У. С. Моэм, более известный читателям как писатель, рассказал об этом в своих мемуарах. Историк Ю.Емельянов в своей статье «Русский след Моэма» приводит слова шпиона:
«Я направлялся как частный агент, которого при необходимости могли дезавуировать. Мои инструкции требовали, чтобы я вступил в контакт с силами, враждебными правительству, и подготовил план, который бы удержал Россию от выхода из войны»…
Великобритания добивалась продолжения участия России в Первой мировой войне в качестве пушечного мяса, как следует из мемуаров бывшего британского премьер-министра Ллойда Джорджа. Он писал, что «по храбрости и выносливости русский солдат не имел себе равного среди союзников», однако русских гнали в бой почти безоружными, о чем западные союзники прекрасно знали, но помогать отказывались: «Пока русские армии шли на убой под удары превосходной германской артиллерии и не были в состоянии оказать какое-либо сопротивление из-за недостатка винтовок и снарядов, французы копили снаряды, как будто это было золото».
Емельянов приводит слова Моэма, который критиковал Керенского, отмечая, что большевики набирают силу на фоне его бездействия. По словам историка, «Англия решила свергнуть тщеславного болтуна и установить в России «твердую власть», необходимую ей для продолжения войны против Германии».
В статье Емельянова обрисовываются силы, на которые опирался англичанин. Опирался не без успеха:
«К концу октября 1917 года Моэм завершил свою работу по созданию мощной подпольной организации. Он отправил зашифрованный план государственного переворота в Лондон. Моэм утверждал, что «план был принят, и ему были обещаны все необходимые средства». Однако великий разведчик попал в цейтнот.
…На другой же день после победы Октябрьской революции Моэма предупредили, что большевики разыскивают тайного резидента Великобритании. Отослав шифрованную телеграмму, вождь заговора срочно покинул Россию. Великобритания направила специальный боевой крейсер, чтобы вывезти своего супершпиона из Скандинавии».
Итак, намерения Антанты были точно противоположны тому, что думает о них писатель исторических произведений Николай Стариков. Антанта хотела, чтобы Россия продолжала войну. Следовательно, Ленин в 1917-м был яростным противником Антанты. По этой же причине Антанта отнюдь не «обеспечивала» слабость Временного правительства, а сколачивала союз из более крепких сил, в том числе из Генерального штаба. При этом политически она опиралась на «очень патриотический» лозунг «оборончества» — продолжение войны до победы, против которого (то есть как раз против козней Антанты) и выступал Ленин.
Дальше мы полностью согласны со Стариковым:
«…Все устали от войны, и большевики как-то мирно захватили власть во всей стране. Тогда Антанта развязала гражданскую войну…»
Наконец, он подошёл и «к тому моменту, о котором высказался наш президент» и, естественно, полностью его поддержал. Напомним слова Путина, который вынужден был на форуме ОНФ разъяснять своё резонансное заявление о «бомбе»:
«Сталин тогда сформулировал идею автономизации будущего Советского Союза… Ленин раскритиковал позицию Сталина и сказал, что это была несвоевременная, неправильная идея. И более того, он… выступил за то, чтобы Советский Союз образовался на основе… полного равноправия, с правом выхода из Советского Союза. И вот это и есть мина замедленного действия под здание нашей государственности. Мало того, что к границе привязали этносы многонационального, по сути унитарного государства…»
Не будем останавливаться на такой «мелочи», что ещё в сентябре с идеей равенства республик согласился и Сталин (ПСС, т.45, с.211). Просто скажите, какое унитарное государство в 1922 году?! Тогда РСФСР, УССР, БССР и ЗСФСР не были ещё частями единого государства. И большевики не были не только единственной, но и главной действующей силой Истории, которая к этому распаду привела. Достаточно напомнить, что например, независимость Центральной Раде дали не большевики, а Временное правительство (это и стало поводом к первому из его кризисов). Большевики же при первой возможности объединялись с Советской Украиной и вновь теряли во время её оккупации.
К 1922 году были независимые страны, в которых победила Советская власть и которые нуждались в объединении «для борьбы с всемирной буржуазией и для защиты от ее интриг». То есть их взаимные отношения были такие же, как сейчас — на основе отдельных договоров.
Что касается права выхода из Союза, то речь об этом шла в обоих проектах — и в ленинском, и в проекте комиссии Сталина! Никому тогда не приходило в голову, что можно приглашать независимые страны объединиться в единый Союз, не обещая возможности выйти из него!
Слова Ленина о том, что идея единого хозяйственного управления (слияния наркоматов) была «неправильной и несвоевременной» были откликом на реальность — республики не хотели унитарности. (Как Белоруссия в XXI веке не хочет в Россию, но вошла в Союзное государство и в Таможенный союз).
То есть спор в 1922 году шёл не о возможности выхода из Союза, а о «плотности» объединения в СССР независимых стран. Ленин предлагал реализовать внешнеполитическое объединение (военное и дипломатическое), а хозяйственное единство обеспечивать пока только взвешенной партийной линией. Его конструкция была всё же гораздо теснее, чем, например, сегодняшняя конструкция Союзного государства России и Белоруссии и других блоков, которые выстраивает современная российская дипломатия.
Ленин искал конструкцию, которая была бы примером для других «пробуждающихся народов». В этом несомненный отзвук чаяния этого скорого пробуждения «сотен миллионов народов Азии». Можно сегодня к этому относиться с иронией, но трудно сомневаться, что это дало свои плоды — ленинская конструкция Союза действительно позволила в дальнейшем его расширить, и при другой конструкции это было бы сложнее.
Что касается мины… Причину развала страны вообще странно искать в юридической конструкции, так же как причина развала семьи состоит вовсе не в наличии права на развод.
***
Разобранная нами оценка Ленина — это результат антисоветской «рамки», объединяющей всю нашу элиту: все «башни Кремля», его «крылья» и обслуживающие их отростки. Вместе с тем объективная потребность возрождения сильного государства для защиты интересов (и просто жизни) российской элиты диктует её наименее компрадорской части необходимость частичной реабилитации Сталина и его опыта. Реабилитации отдельных форм при полном вычеркивании их идеологического, смыслового содержания. «Плохой» Ленин как один из главных источников этого содержания должен быть вычеркнут и противопоставлен «Сталину».
Однако такой поход неизбежно приводит и будет приводить к чудовищным противоречиям. Самый простой пример: критикуя ленинские принципы государственного строительства, Путин рискует заложить настоящую мину под собственную (вполне «ленинскую» в этом смысле!) политику, ведь сразу возникают вопросы:
1. Как можно критиковать принцип самоопределения (вплоть до отделения) окраин, если взял и не хочешь отдавать Крым?
2. Как можно называть отказ от унитарности «бомбой», заложенной под страну, и одновременно добиваться выполнения условий Минских соглашений?
Источник: сайт «Красноярское время».

Оставить комментарий

Войти с помощью: