Skip to content

АНОНС

Открылся канал нашего портала в Ютубе - Канал «Якутия. Образ будущего»

О ДРЕВНОСТИ ЯЗЫКА НАРОДА САХА, ИЛИ ПОЧЕМУ ТЮРКСКИЕ РУНЫ ЧИТАЮТСЯ ТОЛЬКО НА ЯКУТСКОМ.

Андрей Кривошапкин — Айыҥа (Якутск).
23.11.2015 г.

ПЕРВЫЕ ШАГИ ИЗУЧЕНИЯ ЯЗЫКА НАРОДА САХА.
О. Бетлингк русский академик немецкого происхождения в 1845 году составил алфавит языка народа саха. Помогал ему в этой работе уроженец Жиганска А. Уваровский. Это был первый научно обоснованный алфавит тюркского языка. Характерной особенностью этого алфавита является наличие четырех дифтонгов. Эти дифтонги по строго определенным правилам могут образовать в слове 20 гласных звуков.
Э. Пекарский, начиная в конце ХIX века свой объемный труд по составлению словаря якутского языка, взял за основу труд Отто Бетлингка, хотя к этому моменту появились и другие алфавиты тюркских языков. Но для того, чтобы издать свой труд он был вынужден позже пересоставить его по образцу Радловского общетурецкого словаря. [5, с.172]. Именно за этот неблаговидный поступок, а не за его участие в работе переселенческой комиссии он был письменно обруган А. Кулаковским.
В основу своего нового алфавита ученик академика В. Радлова С. Новгородов вынужден был заложить подход О. Бетлингка в написании якутских слов с использованием дифтонгов. Председатель Совнаркома ЯАССР И. Барахов заставил пять раз переделывать типографский шрифт нового алфавита Новгородова, так как не был согласен с версией Радлова. Таким образом, наш язык уже в начале своего изучения исследователями приобрел специфические черты, которые резко отличают его от остальных тюркских языков, большинство которых возникли после XVII века в результате смешивания языков разного происхождения. А создатель искусственных новых тюркских языков академик Радлов объявил якутский язык языком неизвестного происхождения.

 

 

В 1932 году в своей неопубликованной статье «Письмена древнетюркского населения Предбайкалья» Г. В. Ксенофонтов безоговорочно поддержал эту версию академика О. Бетлингка и предположил, что орхоно-енисейские рунические письмена Прибайкалья должны быть прочитаны с помощью древнего якутского языка. Статья содержит и критику в адрес Радлова, который, по мнению автора, пытается, не ограничившись ролью лингвиста, захотел обрядиться в тогу фольклориста и историка, не ознакомившись за недосугом со многими элементарными положениями этих научных дисциплин. [5, с.173].
Но мнение специалистов выступающих за версию О. Бетлингка было в последующем основательно забыто, так как А. Кулаковский умер в 1926 году по дороге на «Первый тюркологический съезд» в Баку. С. Новгородов был арестован в 1928 году и умер в лагере. Г. Ксенофонтов был арестован НКВД и расстрелян в 1938 году. Поэтому создавали новую тюркологическую науку сторонники теории академика В. Радлова.
О ВЫДУМАННОМ ДРЕВНЕТЮРКСКОМ ЯЗЫКЕ
Масштабная работа в области тюркской исторической лексикографии началась в середине 19 века. На первых порах предметом изучения стал «староузбекский язык», который в то время называли чагатайским. А рукописи, по которым изучали этот язык, датировались 14-16 веком. Начинал эту работу В.В. Радлов, который имел многочисленных учеников. В число их входят С. Малов и А. Бернштам, которые писали работы по руническому письму в одно время с Г. Ксенофонтовым.
Составители словаря древнетюркского языка в 1969 году отказались от использования словарей чагатайского языка, считая его новым языком, возникшим после завоеваний Чингисхана. И, казалось бы, правильно взяли за основу древнетюркского словаря тексты на тюркском языке, записанные до глобальных войн 13 века, которые, по их мнению, основательно перемешали все народы Евразии, изменив их языки.
Но в 9 веке страны Средней Азии были завоеваны арабами, которые принесли не только новую религию ислам, но и новую письменность. Поэтому использованные в качестве первоисточника составителями древнетюркского словаря в 1969 году словарь тюркского языка Махмуда Кашгарского, а также и поэмы-поучения, написанные этим мудрецом для детей придворной знати государства караханидов в 11 веке, не написаны настоящим тюркским письмом. Они были записаны с использованием арабского алфавита и классической арабской грамматики, которые, как указывают сами составители словаря, были мало удобными для описания тюркских язы¬ков [1, с.7].
Естественно, что многие гласные и даже согласные, в словах, взятых из таких первоисточников, могли быть неправильно озвучены. В качестве первоисточников также были использованы тексты на древнеуйгурском алфавите и более древние тексты, записанные руническим тюркским письмом.
Но средневековые уйгуры, которые в 10 веке жили в Синьцзяне, и занимались торговлей и посреднической деятельностью на Великом шелковом пути, как правильно отметил в свое время Л.Н. Гумилев, имели мало общего с древними степными воинами, которые создали древний Уйгурский каганат. Также деление торгового народа проживающего в Туркестане на уйгуров и узбеков весьма условно. Это результат имперской политики. В ХIX веке весь Туркестан был под властью Кокандского хана. Китай и Россия после разгрома Кокандского ханства поделили этот край на две части и возникли якобы два народа уйгурский и узбекский. Язык изменчив. В настоящее время через сто лет после разделения эти языки приобретают все больше различий.
На язык сильное влияние имеет религия. Смена государственной религии обычно в древности означало и смену языка правителями. Памятники древнеуйгурской письменности, в основном, содержат тексты на религиозные темы. Буддийские и манихейские тексты и сохранившиеся небольшие торговые и лечебные записки могли иметь мало общего с настоящим языком степных предков уйгуров. Это обстоятельство усугубляется тем, что составители словаря не фиксировали в своем словаре орфографические варианты написания слов без гласного [1, с.9]. Гласные подставлялись по аналогии с другими текстами. Значит, могли быть неправильными. Хотя такое написание без гласных постоянно встречается в древнеуйгурском письме и указывает на первоначальный слоговый характер древнетюркского письма.
Кстати, так и должно было бы быть. Агглютинативные языки, то есть слоговые языки должны иметь слоговую письменность – силлабарий. Так корейский и японский языки, которые относятся, также как и все тюркские и монгольский языки, к агглютинативной группе языков, до сих пор используют слоговые китайские иероглифы для своего письма. Японское иероглифическое письмо катакана состоит из 50 иероглифов — слогов.
Алфавит характерен для молодых по возрасту, смешанных языков. К этой группе флективных языков, возникших из агглютинативной основы, относятся семито-хамитские, арабские, индоевропейские, балтийские, индийские, иранские языки. А также армянский, немецкий, русский языки [2, с.306].
Что касается рунического письма тюрков, то в конце 19 века для дешифровки орхоно-енисейских памятников В.В. Радловым был использован тот самый чагатайский язык, который в 1969 году отвергнут составителями древнетюркского словаря, как новый язык. И древнеуйгурские тексты в это же время были прочитаны с помощью этого же языка. А версию О. Бетлингка о древности якутского языка В.В. Радлов отвергал. И это позволило ему утверждать, что якутский язык в своей основе не тюркский язык.
Естественно, этот древний язык саха стоит особняком в группе новейших тюркских языков, которые возникли намного позже чагатайского языка. Но, как признают все языковеды, якутский язык в древности изолировался от других тюркских языков.

Таким образом, предположение, что руническая письменность тюрков является алфавитом, а не силлабарием и использование чагатайского языка, как основы для транскрипции новых находок, не позволило Радлову и его последователям правильно озвучить орхоно-енисейские памятники.

ОШИБОЧНОСТЬ ВЕРСИИ РАДЛОВА
Даже приняв неправильную, но принятую в исторической науке советского времени, версию массового переселения народа саха в 14 веке на Лену из Прибайкалья, можно отметить, то обстоятельство, что изоляция от других тюркских языков якутского языка и по этой политизированной истории началась в 9 веке. В это время вокруг Прибайкалья, согласно официальной истории, жили якобы только монголоязычные племена.
Значит, чагатайский язык и на самом деле должен сильно отличаться от якутского языка, так как они не только 500 лет развивались изолированно, но чагатайский язык заимствовал много из придворных языков Средней Азии персидского и арабского.
Но почему чагатайский язык можно считать новым языком, а монгольский язык нельзя считать новым имперским языком, возникшим в 14 веке после завоеваний Чингисхана из смеси древнетюркского, тибетского и маньчжурского языков?
Если чагатайский язык был распространен на территории Чагатайского улуса, то монгольский язык распространен по степной территории, которая входила в китайскую империю Юань, основанную внуком Чингисхана Хубилаем. А так как степняки-воины Хубилая составляли очень маленькую часть от населения империи, то и вклад в новый монгольский язык степного язы¬ка мог быть минимальным.
Естественно, современный монгольский язык, поэтому, должен быть совершенно не похож на современный тюркский язык. Так как он мог много заимствовать из чужих языков другого происхождения. И это позволяет языковедам монгольский язык выделить в отдельную от тюркских языков группу, правда, с сохранением его агглютинативности.
Замена уйгурских чиновников на китайских, киданьского происхождения, в империи монголов известное в истории событие. Связывают эту правительственную реформу с именем министра, киданя по происхождению, Елюй Чуцая, который якобы сказал Чингисхану: «Можно завоевать империю, но нельзя править империей с седла». К руководству империей были допущены тысячи китайцев. По принятой в официальной истории версии, монголы после смены правительства использовали сначала киданьское иероглифическое письмо, затем тибетское, затем вернулись якобы к уйгурскому письму. Естественно, смена письменности с использованием чужеземного письма означает и заимствование новых терминов и новых понятий из других языков. Степной язык монголов сильно изменился.
Следует отметить, что монголы позже стали использовать уйгурскую скоропись, на которой написаны священные манихейские и буддийские тексты. Выбор монголами этой письменности означает, что в империи Юань государственной религией стал буддизм.
Уйгуры в древности, когда проповедовали тенгрианство, использовали руническую письменность. А древнее уйгурское письмо не читается ни на монгольском, ни на тюркском языках. Тексты печати Чингисхана и пайцзы не прочитаны до сих пор.
До недавнего времени концепция В.В. Радлова о том, что якутский язык состоит на одну треть из монгольских слов, на одну треть из тюркских слов, а остальная часть состоит из языка неизвестного происхождения, никем из ученых не оспаривалась. Но в диссертации Г.В. Попова «Слова «неизвестного происхождения» якутского языка» эта концепция пересмотрена с новых позиций и с учетом достижений предыдущих исследователей.
Исследованы 6212 корневых и неразложимых слов, в том числе слов, имеющих живые аффиксы, но с омертвевшими корнями основ слов. 1300 из этих слов ранее считались не имеющими иноязычных параллелей. После сравнительного и морфологического анализа определено, что слов неизвестного содержания в якутском языке оказалось около 10%, монгольских заимствований – 28,7%, тунгусо-маньчжурских заимствований – всего 250 слов. Тюркских слов – около 57%, имеются заимствования и из санскритского языка, но они не составляют 2% [3, с. 90]. Значит, язык народа саха состоит на 85,7% из древнетюркского языка — предка монгольского и тюркского языка, а изолированное существование в течение многих веков на Лене обеспечила его сохранность. Таким образом, получается, что В.В. Радлов, называя якутский язык не тюркским, допустил ошибку.

Монгольские заимствования современного языка саха можно отнести к восточному диалекту древнего тюркского языка, которые сохранились в новом монгольском языке и отсутствуют в новых западных тюркских языках. В этом случае и рунические памятники 7-9 веков на территории восточных степей должны быть читаемы на якутском языке. Тем более, в данное время никем уже не оспаривается то, что предки народа саха – курыкане, жившие в Прибайкалье имели руническую письменность. Последние находки рунических надписей в Якутии позволяют утверждать, что эта древняя письменность использовалась потомками белых шаманов на территории Якутии и в 19 веке.
Таким образом, древнетюркский язык является языком западных тюрков, а древнемонгольский языком восточных тюрков. О существовании двух диалектов в древнетюркском мире писал еще С. Кляшторный.
ОСОБЕННОСТИ РУНИЧЕСКОГО ПИСЬМА.
Основная трудность в чтении орхоно–енисейских и других рунических текстов на современном языке саха заключается в следующем. Первое, современный литературный якутский язык заменил звук ´, часто встречающийся в разговорной речи, на звук с. Второе, в нем имеются четыре дифтонга, которые сейчас представлены как 20 отдельных гласных звуков. Третье, язык народа саха являлся сначала западным диалектом единого древнетюркского языка тюркских каганатов. Он включил в себя после и часть слов из словарного запаса восточных тюрков, которые, благодаря неправильной версии Радлова, считаются сейчас заимствованиями из монгольского языка.
Язык вилюйской группы районов, который исследователи якутского языка относят к западно — кангаласскому говору, и язык глубинки Усть – Алданского улуса до последнего времени сохраняли некоторые отличия. Основным отличием борогонского говора является акающее произношение гласных и употребление звука й вместо дь обычного в западном говоре. Отсутствие звука дь характерно и для орхоно-енисейских надписей. В этих записях нет практически и шипящих звуков. Между тем в современных языках западных тюрков эти звуки употребляются в данное время повсеместно. Конечно, можно считать вслед за составителями древнетюркского словаря, что все современные западные тюркские языки новейшими и считать, что все эти различия появились недавно.
Но присутствие звука дь в якутском языке означает, что такое диалектное различие появилось давно. А то, что имеются и другие характерные отличия, можно увидеть на примере даже поверхностного сравнения чувашского и якутского языков. В чувашском языке чрезмерное, на наш взгляд, употребление звука п сразу бросается на глаза. А чувашский язык всеми исследователями тюркских языков также относится к древнейшим тюркским языкам. Звук п даже в современном якутском языке мало употребляется. Поэтому гарантии, что этого звука также не было у восточных тюрков, нет.
Таким образом, получается, что руническая письменность восточных и западных тюрков могла немного отличаться. Некоторое отличие употребляемых рун встречается даже в орхонских и енисейских рунах. Исследователи склонны видеть в этом наличие множества тюркских языков, каждый из которых имел свою руническую письменность. И любую руническую письменность, имеющее даже небольшое отличие, эти ученые пытаются свести к определенному региону, где когда-то жило какое-то небольшое тюркское племя [4, с.5]. И надписи относят то к межевым знакам, то к сообщениям типа: «Здесь был Вася». Но такое предположение, скорее всего, неверно.
Письменность создается большим государством для общения с населением. Для небольшого племенного объединения живущего на изолированной территории письменность не нужна для общения между людьми. Этим и объясняется малое употребление якутами на Лене рунической письменности. Но руническая письменность, как и другие письменности мира, должна была обеспечивать общение с потусторонним миром. В Якутии характерно использование рунического письма в религии. Так и другие небольшие рунические надписи употреблялись всеми тюрками в магических целях.
Поэтому считать, что каждый малый тюркский народ изобретал свой собственный рунический алфавит, не следует. Но некоторые различия в употреблении разных рун могут быть. А также естественно появление новых рун, которые передают звуки, отсутствующие в другом тюркском языке. Но так как эти надписи имеют прямое отношение к религии, большинство рун не должно изменяться.
Религиозные термины не изменяются. Часто бывает то, что, употребляя в своей религии какой-то термин, люди просто не знают, что это слово имеет смысл в религии другого народа. Все исследователи Евангелия считают, что христианство многое заимствовало из более древних религий. Например, в тенгрианстве имеется выражение «иис уус таЬыма». Переводится, как «уровень швей и кузнецов», то есть «уровень мастеров». Это соответствует уровню, на котором по китайскому даосизму на человека сходит благодать дэ, и человек становится благородным человеком [6, с.23], т.е. мастером своего дела. А идэлээх на якутском языке постигший мастерство, то есть фактически имеющий идэ — ремесло. Шестому уровню в христианской символике соответствует большая перекладина креста. На этой перекладине обычно и распинают Иисуса Христа. Мантра «Иис уус харыстас» превратилась в человека бога.
Налицо совпадение смысла символов в разных религиях с сохранением даже звуков. Поэтому некоторые магические руны не должны изменяться и передавать разные слоги. И естественно этими рунами никто не стал бы писать на мелкие бытовые темы. Краткие надписи должны практически все иметь магическое содержание.
Создание больших текстов на рунике заслуга восточных тюрков. Но опять же надо обратиться к истории, чтобы объяснить потребность создания таких вечных магических памятников голубыми тюрками. Ради справедливости следует сразу отметить, что слово голубой, синий, зеленый передается на якутском языке одним словом «күөх». Но это же слово означает термин новый. И выражение «күөх төрүк», который исследователи переводят, как голубые тюрки, на самом деле переводится, как новые основатели.
Степная знать и их воины, которые служили наемным войском в китайской империи Тан, ушли обратно в родные степи, поссорившись с правителями Китая. И попытались объединить степняков в новую степную империю, подобную древнему тюркскому каганату. Этим и объясняется выбор самоназвания и использование наравне с рунической тюркской письменностью иероглифической китайской письменности на этих памятниках.
Естественно, язык этих памятников может сильно отличаться от языка степных народов, которые не общались длительное время с Китаем. Но это единственные из сохранившихся памятников, которые могут быть сильно близки к оригиналу. Так как тюркская речь, переданная арабским или уйгурским манихейским алфавитом, будет еще дальше от оригинала. Поэтому для правильного произношения тюркских слов орхоно-енисейских памятников нужно использовать звуки якутского языка, большая часть словарного запаса которого состоит из диалектных слов восточных тюрков. Учитывая, что некоторые звуки в этих надписях могут не встречаться. Это касается не только упомянутых выше звуков, но и некоторых длительных гласных. И грамматика может сильно отличаться от новой якутской грамматики, которая создана в ХХ веке.
Поэтому большую помощь в расшифровке рунических надписей может сыграть древнетюркский словарь, несмотря даже на те недостатки, указанные выше. Если прочтение слов с употреблением якутских гласных передает сходный смысл, то можно считать, что это слово правильно произносится именно на языке народа саха, который сохранил в многовековой изоляции особенности древнетюркского язы¬ка. С другой стороны смысл может быть и прямо противоположный. Так как древние саха некоторые политические термины своих политических противников могли использовать в другом смысле. Но это касается корней слов. Также следует учитывать, что, на самом деле, изменение тюркских языков началось раньше монгольского нашествия. Было бы более правильно при выборе древнетюркских текстов ограничиться периодом до 9 века.
В этом веке произошла смена религии в степи. Появились несторианство, манихейство, ислам. И тюрки, изменившие своей древней религии, уже стали разговаривать на измененном языке и использовать чужую письменность. То есть пред¬ме¬том основных исследований для изучения древнетюркского языка должны быть только рунические и уйгурские памятники, прочитанные при помощи сохранившегося у народа саха древнего языка.
Авторы составители древнетюркского словаря — настоящие научные работники, заинтересованные в получении истины, не только указали на возможность наличия большого числа ошибок в словаре, но и прямо написали:
«Древнетюркский словарь является переводно-толковым словарем. Значения регистрируемых в нем слов древнетюркских языков объясняются словами современного русского языка. Довольно часто такие объяснения, учитывая трудности понимания специфических реалий и понятий, содержат элементы энциклопедического толкования».
Именно нехватка этого энциклопедического образования и замыкание в скорлупе маленького научного работника, кропотливо изучающего малюсенький кусочек громадного научного знания, не позволяет признать нашей ограниченной этим обстоятельством языковедческой науке, что народ саха имеет древний язык и древнюю письменность. Как правило, филологи плохо знают историю. А историки неважно знают филологию.
Также следует учитывать и малочисленность ученых знающих якутский язык и поддерживающих версию происхождения языков О. Бетлингка. Это позволило в светское время в исследованиях проводить одну версию В. Радлова, но и применять административный ресурс при защите этой теории. Так Барашков И. И. за выступление против книги С. Малова был осужден в 1953 году на 10 лет тюрьмы. Только смерть Сталина позволила выйти ему из тюрьмы, но он больше никогда не занимался научной работой. Поэтому изучение письменностей с учетом версии Бетлингка стало возможным только после 90-х годов, после крушения социалистического строя.
НОВЫЕ ВЕРСИИ ЧТЕНИЯ СТЕПНЫХ ПИСЬМЕННОСТЕЙ
Руническое письмо имеет всего четыре руны, обозначающие гласные звуки. Также и якутский язык имеет четыре дифтонга, которые по определенным правилам образуют 20 гласных звуков в словах. Изучение орхоно-енисейских рунических текстов, с учетом этого обстоятельства, с использованием словарного запаса древнетюркского словаря 1969 года, позволило составить силлабарий древнетюркского языка.

Этот силлабарий проверен при чтении многих памятников рунического письма по всей территории Великой степи. На нем прочитана надпись на серебряной чашке сакского царевича, найденного при раскопках кургана Иссык Южный Казахстан. (VI век до нашей эры.) Также прочитаны памятник Кюль Тегина на реке Орхон, письмо секелер, найденное в Стамбуле, надпись на магическом круге из Прибайкалья. Читаются на нем и надписи найденные на территории Якутии. Все это указывает на то, что народ саха является реликтом древней степной цивилизации Великой степи. Это сако-скифская цивилизация имела один язык, одну магическую письменность, одну религию — веру в Таҥара. Подробнее об этом можно прочитать в книге «Наследие предков».
Наши предки кроме рунического магического письма использовали и письмена других народов, переделывая их под свой язык. Известны случаи применения согдийского письма (V век) уйгурского письма (XIII век). При этом они использовали для нового алфавита правила рунического письма. Это обстоятельство позволило составить по-новому алфавит государства Чингисхана:

С использованием этого уйгурского алфавита прочитаны текст печати хана Гуюка в письме отправленном папе Иннокентию IV, а также текст пайцзы Абдуллы, которая была найдена на Днепре в 1842 году, и до сих пор была не прочитана. Подробнее об этом можно прочитать в книге «Россия — наследница Чингисхана».
Существование двух древних письменностей, которые читаются на языке народа саха, неопровержимо доказывают на древность языка народа саха. Сохранение древнего языка сако-скифской цивилизации стало возможным, потому что основная масса саха ушла со степей до IX века, и до XVII века жили в изоляции от других тюркских языков. По переписи 1926 года на 200 тысяч якутов русских было 30 тысяч человек. Большинство из русских разговаривали на якутском языке. Это и позволило сохраниться языку.

Использованная литература.
Древнетюркский словарь. Под редакцией В.М. Наделяева, Д.М. Насилова, Э.Р. Тенишева, А.М. Щербака. Ленинград: Издательство «Наука», 1969 г. 676 с.
Девятов А. «Китайская специфика: как понял ее я в разведке и бизнесе».- М.: Муравей, 2002. – 336 с.
Попов Г.В. Слова «неизвестного происхождения» якутского языка. Якутск: Кн. изд-во, 1986. — 148 с.
Кызласов И.Л. Рунические письменности евразийских степей.-М: Издательство «Восточная литература» РАН, 1994. – 327 с.: ил.
Кривошапкин А.И-Айы²а. Наследие предков. Якутск Офсет 2008 г. 304 с.
И Цзин. «Книга перемен» и ее канонические комментарии. / Перев. с кит., предис. и примеч. В.М. Яковлева. – М: Янус-К, 1998. – 267 с
Источник: сайт «Республика Саха (Якутия».

Оставить комментарий

Войти с помощью: