Skip to content

АНОНС

Уже не дети природы. Бизнес приватизирует тундру

В Якутии 54 территории традиционного природопользования. Местные депутаты любят подчеркивать, что эти зоны охраняемы законом, который разрешает заниматься в них исключительно оленеводством, охотой и рыболовством.

Но на практике ТТП могут включить в реестр недропользователей с дальнейшей целью вести на ней геологоразведку.

Что и случилось в селе Жилинда Оленёкского района. Почему так происходит, готовы ли местные жители к приходу промышленников, есть ли решение, учитывающее интересы всех сторон, – ответы на эти вопросы в журналистском расследовании News.Ykt.Ru.

Охоты нет, рыбалки не будет 

Село Жилинда удалено от Якутска на 1372, а от Оленька – районного центра на 300 км. Весной и осенью попасть сюда практически невозможно. Регулярное авиасообщение отсутствует. Летом из райцентра можно доплыть на катере, зимой доехать по автозимнику.

Село небольшое, в нем живет 674 человека. Как и во многих якутских глубинках, здесь семьи живут за счёт пенсионеров и бюджетников. По официальной статистике, любительской охотой и рыболовством занимаются 224 человека, а оленеводством – 19.

Пенсионер Филипп Евстафьев с гордостью рассказывает, что руководил бригадой оленеводов, которая стала чемпионом соцсоревнования, а его делегировали в 1989 году в Якутск на первый отраслевой съезд. Тон в его голосе меняется, когда разговор заходит о событиях прошлой весны.

«К нам дикий олень вот уже пятый год не мигрирует. Неизвестно, с чем это связано. Возможно, он обходит Саскылах (райцентр соседнего Анабарского района, в котором сосредоточены промышленные компании – прим.ред.). Поэтому приходится ездить на территорию Оленька в сторону Мирнинского района. Там у нас охотничье угодье. В тот раз я отстрелил 15 оленей. Транспорт оставил на берегу реки, где проходит граница с Мирнинским районом. И когда я перетаскивал добычу, подъехали охотинспекторы. Мне предъявили, что я якобы охотился за территорией той местности, на которую имею разрешение. Возбудили уголовное дело. Но попал под амнистию, объявленной по случаю 70-летия Победы в Великой Отечественной войне. Теперь должен возместить ущерб природе. Сумма получается солидная – 670 тыс.руб. Не представляю, откуда взять такие деньги. Пенсия у меня 15 тысяч, накоплений нет», – рассказал охотник.

Местные жители связывают изменения в привычных тропах диких оленей с началом промышленной деятельности в тундре. В положении Евстафьева может оказаться любой житель села, поскольку здесь мужчины сохранили исконную традицию кормить семью из леса и реки, заниматься оленеводством. Этот их привычный уклад жизни в скором времени круто изменится. Перемены связаны с геологоразведочными работами, которые на близлежащих селу местностях начали вести одновременно две компании – АО «Востокинжиниринг» на Томторском месторождении редкоземельных металлов и АО «Алмазы Анабара» на реке Малая Куонамка.

 

Лазейки в законе 

Дочерняя компания АК «АЛРОСА» – «Алмазы Анабара» выиграла конкурс на разработку месторождения россыпных алмазов на реке Малая Куонамка в ноябре 2014 года. Компания приступила к геологоразведочным работам в прошлом году. Противоречивость ситуации заключается в том, что Оленёкский эвенкийский национальный район признан территорией традиционного природопользования. Это означает, что права живущих в ней народностей на исключительно традиционный образ жизни защищены законом. Действительно, район имеет особый статус на основании положения, принятого советом районных депутатов в 2003 году. Но юридической силы этот документ не имеет. Разберёмся, почему.

ФЗ 49 «О территориях традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока РФ» ссылается на обязательное наличие положения о ТТП, утвержденного правительством РФ, органами исполнительной власти и местного самоуправления. Республиканский законодатель апеллирует к тем же значениям и дополнительно указывает, что порядок природопользования на ТТП устанавливается федеральными законами. Следуя этой логике, обращаемся к Земельному кодексу РФ. Статья 97 этого закона говорит о том, что на таких территориях вводится особый правовой режим использования земель, ограничивающий или запрещающий виды деятельности, которые несовместимы с основным назначением этих земель.

Но следующий пункт этой статьи почти снимает исполнение приведенного. «На территориях традиционного проживания и хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов порядок устанавливается федеральными законами, их границы определяются правительством РФ», – гласит он. Эта норма невыполнима, поскольку не существует нормативных документов, изданных правительством РФ, определяющих положение и границы ТТП. Об этом говорится в ответе министерства по развитию институтов гражданских инициатив Якутии на наш запрос: «ТТП федерального значения в РФ не существует, так как не приняты порядок и положение о создании таких территорий. Правительством РФ не обозначены и не подтверждены границы и статус ТТП Оленекского эвенкийского национального района, так как это противоречит законам».

Рассогласованность в законе позволила Якутнедра выиграть судебный процесс у администрации Оленёкского района, попытавшейся признать результаты аукциона на разработку месторождения россыпных алмазов на реке Малая Куонамка недействительными.

«Перелопатят наши земли» 

Согласно срокам лицензии «Алмазы Анабара» с прошлого года начали геологоразведку на указанном месторождении. До начала работ в марте 2015 года компания провела публичные слушания. Местные жители выступили против промышленных работ. Они опасались загрязнения реки, ухудшения экосистемы.

Сегодня жители разделились во мнении. Старожилы, женщины, работники бюджетных учреждений считают, что промышленники агрессивно вторгаются в их среду обитания.

Прасковье Тарасовне Ивановой в этом году исполнилось 81 год. Она вспоминает как ребенком кочевала с семьей. «На одном месте задерживались максимум на три дня. В каждом стаде держали больше 2 тыс. голов. Пастбищ хватало всем. Рядом с нами неизменно кочевали саскылахские. Утром посмотришь на тундру – дымок от их юрт, и кругом олени, олени… С другой стороны прогресс не отменишь. Но как-то к нам вторглись одновременно несколько компаний. Получилось агрессивно», – говорит она.

Её ровесница – Марья Николаевна Сергеева до сих пор лето проводит в тундре. «Так уж заведено, что весной с сыновьями и их семьями отправляюсь в тундру. Другой жизни себе не представляю. А эти промышленники перелопатят наши земли – природа, бесспорно, пострадает. А что останется моим детям и внукам?».


Учитель технологии Жилиндинской средней школы Уйгун Куонока считает, что в реке Куонамка уже перестала водиться рыба: «Раньше в низовье реки рыбачили и довольно удачно. Этим летом не смогли поймать ни одного хариуса. Рыба пропадает. Я категорически против ведения промышленных работ на реке. Ранее несколько сезонов работал сортировщиком алмазов. Могу с уверенностью сказать, что после промышленников остаётся голая земля».

О том, что животные в тундре погибают неизвестно от чего, рассказывает молодой оленевод Яков Карпов. «Прошлым летом в местности Томтор Таас находили трупы лосей. Раньше таких случаев не помню», – говорит он.

«Оленеводство умирает не из-за промышленников» 

Другая часть жителей придерживаются иного мнения. «Алмазы Анабара» нам не мешают. Мы не против того, что они ведут разведку месторождений. Они нам помогают доставить вещи до стойбища, – говорит бригадир оленеводческого стада Александр Павлов. – У нас стадо в 150 голов. В прошлом году дикие олени увели часть наших оленей. Сейчас пытаемся заново восстановить поголовье. Нам бы еще прикупить оленей. Хорошо было бы решить этот вопрос с помощью компании. Мы не хотим, чтобы велись работы на Томторском месторождении редкоземельных металлов».

Ему вторит бригадир другого стада Юрий Сергеев: «Мы против разработки на Томторе. Говорят, повышенный радиационный фон. К тому же через эту местность пролегает маршрут нашей кочевки. Там промышленники уже начали работу и говорят, чтобы мы обходили. А как обойдешь местность, если издавна маршрут кочевки не меняется и неизменно проходит в этом месте? Из-за таких, как они, сокращается число оленей. Посмотрите, как пришли промышленные компании в соседний Саскылах, там перестали пасти оленей».

Но бывший оленевод, депутат наслежного совета Иван Кириллов не связывает вымирание отрасли с началом промышленного освоения в тундре. «Это тяжелый труд, потому никто, в том числе молодёжь, в эту сферу не идёт. Спад оленеводства не связан с приходом промышленников на северные территории. Развал в оленеводческих хозяйствах начался с распадом СССР, когда в 90-е люди годами не получали зарплату. Сейчас перспектив в оленеводстве я не вижу. Муниципальное предприятие может содержать максимум тысячу оленей. И то, благодаря финансовой поддержке извне. Надо идти в ногу со временем и осваивать промышленные профессии. Мой сын несколько лет работает в «Алмазах Анабара». Начинал с самых низов – должности проходчика. Теперь работает машинистом на дизельной станции», – говорит он.

«Поставили банкомат, берем людей на работу»

Руководство АО «Алмазы Анабара» сообщает, что компания планирует заключить с муниципалитетом соглашение о социально-экономическом партнёрстве. Промышленники обещают решить вопросы транспортного обеспечения, проблему по доставке продуктов в село во время бездорожья, помогут с вывозом сельхозпродукции для реализации, привезут в село врачей для проведения медосмотра среди жителей.

Одну из насущных проблем жилиндинцев компания решила уже сегодня. В селе установлен банкомат Сбербанка. Раньше жители отправляли карты родственникам в райцентр, чтобы они обналичивали средства со счетов. Кроме того, предприятие предоставило за время деятельности в Оленекском и Анабарском районах 155 рабочих мест для жителей села. Планирует оказать финансовую помощь в строительстве детского сада.

На встрече руководства компании и жителей села был задан вопрос о денежной компенсации каждому жилиндинцу, в связи с началом промышленного освоения территории. «Это некорректный вопрос. Появление алмазодобывающей деятельности не повлечёт какого-либо спада в жизни села. Наоборот, люди, которые будут у нас работать, будут получать достойную заработную плату. Каждый работающий будет платить налоги в местный поселковый бюджет и соответственно принесёт пользу каждому из жителей», – ответил на вопрос гендиректор АО «Алмазы Анабара» Павел Маринычев.

Компания обещает конкретизировать условия социально-экономического соглашения на основании заключения этнологической экспертизы. Её результаты будут обнародованы в январе следующего года.

Можно создать фонд развития ТТП

Якутия – единственная из регионов закрепила законодательно порядок проведения этнологической экспертизы. В целом по России отсутствует закон, определяющий механизм её проведения. Кроме того, не совершенна методика исчисления убытков, причиненных КМНС в результате хозяйственной деятельности в местах их компактного проживания. «Эта методика сегодня не даёт объективной оценки ущерба и убытков. По ней размер убытка от уничтожения, к примеру, домашнего оленя равен 12,478 тыс.руб. Что, безусловно, не соответствует рыночной оценке», – считает руководитель группы по этнологической экспертизе Экспертной комиссии РС(Я), академик Российской академии естественных наук Александр Пахомов. Методика, важно отметить, не утверждена правительством РФ, потому считается не обязательной для исполнения.

Якутии нужно разработать собственные экономические нормативы для оценки природных благ, экосистемных услуг природного капитала, которые могут использоваться для оценки причиненного вреда, делится мнением д.э.н., профессор Российского экономического университета имени Плеханова Иван Потравный. По его словам, работу по подготовке новой методики оценки убытков КМНС якутские ученые с привлечением специалистов из Москвы уже начали.

Итоги оценки воздействия промышленной деятельности на исконную среду должны стать основанием для заключения соглашения между добывающими компаниями, муниципалитетом и родовыми общинами. Учёный отмечает, что, как показывает практика, КМНС ставят довольно завышенные требования социально-экономического характера. «Иногда это попытка возложить ответственность и финансовые расходы по развитию территорию с органов государственного управления на добывающие компании. Важно разработать механизм гармонизации, согласования порой разновекторных, как говорят ученые, иногда противоречивых интересов», – говорит Потравный.

Гарантиями сотрудничества местных жителей и промышленных компаний, по его словам, могут выступать создание фондов развития ТТП, куда могут поступать отчисления добывающих компаний на развитие данных территорий.

«Пусть держат нас за равных» 

Жители села рассчитывают на хорошие бонусы от сотрудничества с «Алмазами Анабара». Председатель Ассоциации коренных малочисленных народов Севера в районе Наталья Бенчик говорит, что «приезжие должны считаться с мнением местных». «Мой отец часто вспоминает, как впервые попал из оленеводческого стада в деревню. Семилетний мальчик, кочевавший по широкой тундре, ориентируясь по звёздам, в первый раз в жизни увидел срубленный дом, узнал, что такое улица. Его удивили люди в одежде не из меха, непривычные запахи и вкус печенья, который он попробовал впервые. Он до этого даже на стул ни разу не садился. Сел, у него закружилась голова, и он упал. Новое окружение для отца было неизведанным. Он растерялся и испугался. Примерно в таком состоянии мы пребываем по отношению к промышленникам, пришедшим к нам сейчас. Они – дети больших городов не могут понять нашу стихию», – говорит женщина.

В то же время она говорит, что никто промышленные работы не отменит, компании продолжат работу. «Но мы не хотим, чтобы нас принимали за сырьевой придаток. Мы хотим, чтобы с нами считались, чтобы строились партнёрские отношения, чтобы нашим мужчинам предлагали не только работу проходчиков, но и более квалифицированную», – озвучивает она пожелание земляков.

Жилинда по праву может гордиться тем, что здесь большую половину населения составляют дети и молодёжь. Их насчитывается около 400 человек. Будущее у села, бесспорно, есть. Но вряд ли эти дети в старости будут вспоминать, как Прасковья Иванова, юрты и утренний дымок в тундре. Им уготована жизнь, в которой уже не будет кочевки, оленей, охоты и рыбалки.

Публикация подгтовлена при поддержке правозащитной сети “Так-так-так”

Оставить комментарий

Войти с помощью: