Skip to content

АНОНС

25 марта выходит из печати книга “Саха кэпсээбэт кистэлэҥэ” - якутская версия “Тайной истории саха”

РАЗГОВОР С СЕВЕРЯНАМИ, или Что нужно рыбакам.

Елена ТИХОНОВА (Якутск).
16.12.2016 г.
На севере республики, попадая в ледяной плен, погибают люди. Об одном из случаев в минувшую пятницу, 9 декабря, более чем красноречиво, что невозможно читать без слез, рассказала журналист «Якутска вечернего» Елена Киселева.
Не пересказывая содержания статьи своего коллеги, скажем одно: живя на севере, в арктических улусах Якутии, ты в шаге – от смерти.
Николай Хобров и Наталья Протодьяконова родились во второй раз. Во второй раз родилась и их семья, где у них выросли четверо детей. И неизвестно, наградят ли власти их спасителя-брата – Конона Томского.
В материале «Вечерки» черным по белому описана жизнь в арктических улусах: «…Куда сильнее Сечина или Миллера кризис почувствовали на себе малые северные поселки. Итак доходов не было, теперь жизнь еще более подорожала. В самом худшем состоянии находится оленеводство».
Далее в публикации говорится о том, что в том же п.Юкагир Усть-Янского улуса давно нет ни нефтебазы, ни отделения почты, ни магазина, ни, тем более, сотовой связи.
***
Материал коллег послужил поводом для нашей встречи с главами родовых общих из Анабарского и Усть-Янского улусов.
Разговор получился о многих проблемах, с которыми сегодня сталкиваются жители арктических улусов, прежде всего, незанятые в бюджетной сфере, а живущие за счет традиционных промыслов – в данном случае – рыболовства.
«Рыболовство для меня – не род занятий, не промысел. Это – моя жизнь», – говорит глава родовой кочевой общины коренных малочисленных народов севера – эвенков – «Тэрпэй» Александр Дмитриев.
Ничто не заставит северянина, эвенка бросить свое исконное занятие – ни обвинения в браконьерстве из-за отсутствия лицензии, ни отсутствие квоты, государственной поддержки, ни многочисленные меняющиеся законы, ни даже попытки отдельных промышленных компаний отобрать землю…
Родовая община «Тэрпэй», которой с момента создания руководит Александр Егорович, занимается рыбным промыслом успешно. Рыбы много. И она в Анабарском улусе – не хуже, чем в других северных районах. Но проблема – в расстояниях и отсутствии дорог.
От участка, где работает община Дмитриева, до райцентра – села Саскылах – по земле примерно 350 км. В свое время участок входил в состав совхоза, но со временем был признан убыточным – из-за расстояний.
Местные власти еще тогда, лет 10 назад, отказались поддерживать небольшой промысловый участок, как они заявили, «ради нескольких шкурок песца и небольшого объема рыбы».
Сегодня Александр Дмитриев также возглавляет муниципальное унитарное предприятие. Оба направления работы – фактически без какой-либо государственной поддержки.
«Рыбы в нашем море – просто море! Но мы не можем ее вывезти на «Большую землю». И северянам негде ее хранить. В советское время объемы вылова рыбы в Анабарском улусе достигали 500 тонн в год. Сегодня – 50 тонн. Это же о чем-то говорит?» – рассказывает глава общины.
По его мнению, если бы власти смогли создать в Анабарском улусе систему единого закупа и вывоза промысловой продукции именно водным путем, который является самым малозатратным, то выиграли бы, прежде всего, жители района.
Ведь сегодня северяне видят деньги только в сезон – осенью и зимой, когда с ними расплачиваются за рыбу, или когда они окольными путями, после долгих ожиданий, получают субсидии.
Поэтому все остальное время года жители арктических улусов, в том числе Анабарского, живут в долгах – перед коммерсантами и теми же магазинами Якутопторга.
«Сегодня весь Север страдает сколько не от отсутствия или сезонности дорог и автозимников, а, прежде всего, от отсутствия заготовительной системы и механизма обратного вывоза промысловой продукции в Якутск. Самолеты Якутоптторга доставляют продукты на Север за бюджетные средства, а возвращаются полупустыми, потому что коммерческие тарифы на вывоз рыбы в Якутск – дорогие, не каждый может их осилить», – говорит Александр Дмитриев.
***
С его мнением согласен глава родовой общины «Чондон» Павел Захаров из Усть-Янского улуса, при этом обозначая и другие проблемы промысловиков.
«Мы живем в селе Тумат, откуда рыбу можно вывозить в Якутск только автозимником. Поэтому жители нашего села получают свои деньги за сданную рыбу только с декабря по февраль. И то, если объединятся. Потому что отдельному человеку трудно вывозить свой товар в одиночку бураном», – рассказывает Павел Иванович.
Родовая община «Чондон» в составе 7 учредителей была создана в 2009 году. Поэтому за годы работы членам «Чондона» есть, что сравнить: что, как в какие годы было, как это происходит сегодня, и что из этого лучше?
Чтобы вывезти рыбу из Тумата, «чондонцам» приходится на 6 буранах преодолевать 240 км до Усть-Куйги. Это для вывоза 3-4 тонн рыбы. Рейсов на 6 буранах туматцы делают по 3. Выгрузив рыбу к самолету, обратно везут керосин и бензин. Дорога в один конец занимает около 12 часов.
Вывезенная рыба сдается на Крестьянский рынок представителем общины в Якутке. Рынок расплачивается сразу – по заниженным, оптовым, ценам. За сколько потом продается их рыба, северяне не знают и знать не хотят: им бы успеть до закрытия автозимника закупиться на вырученные деньги почти на весь следующий год: продуктами, одеждой, медикаментами, снастями.
Всего этого в поселке не хватает. Да и ассортимент товаров скудный: Якутопторг привозит продукты только из перечня социально значимых товаров.
В Тумате живут около 700 человек. Для Севера это считается большим населенным пунктом. Для сравнения: в п.Юкагир, откуда выехали и едва не погибли люди, живет 100 человек.
От Тумата до райцентра – Депутатского – по прямой 150 км. Но так как прямой дороги нет, приходится ездить окольными путями – через Казачье и Усть-Куйгу. И эта дорога – уже 460 км.
В отличие от Юкагира, в Тумате есть школа на 11 классов, детский сад, больница, почта, также работают консигнаторы Якутоптторга.
Деньги есть только у бюджетников и пенсионеров. Остальная – основная – часть населения, которая является безработной, занимается рыбным промыслом.
«Якутопторг привозит муку и социально значимые продукты в апреле, сдает консигнаторам. А все остальное – фрукты, например, и другие продукты – не из их списка – закупаем в Казачьем. Привозим на буранах», – рассказывает Павел Захаров.
«Консигнаторам население за продукты не платит. Берут в долг. Потому что в апреле у людей нет денег от сдачи рыбы. Деньги у основной массы населения начинают появляться только с октября и бывают в ноябре-декабре. А с апреля до октября никакого движения нет, потому что в эти месяцы у них никто рыбу не закупает», – рассказывает глава общины «Чондон».
Поэтому, как считает Павел Захаров, северным улусам сегодня крайне необходимы заготовительные пункты, чтобы люди имели возможность сдавать рыбу и летом. В этом случае у них будет круглогодичный доход, а не сезонный.
«Мое предложение – построить в селе Тумат и других арктических труднодоступных и отдаленных наслегах заготовительные пункты с холодильными оборудованиями. Мы, например, в Тумате можем заготавливать до 400 тонн рыбы в год. Но нет возможности хранить рыбу. И это – самая большая проблема для нас», – говорит глава общины.
Вторая проблема северян, на которую обращает наше внимание Павел Захаров, – несправедливость размера субсидии – 30 рублей за килограмм рыбы. Проблема – не в тарифе, а в том, что она одинаковая для всех арктических улусов.
В результате получается, что если ты живешь на берегу моря, и тебе не нужно везти рыбу за 200-300 км на буранах до большого транспорта, ты все равно получаешь по 30 рублей за килограмм. В то время как такой же размер субсидии полагается жителям труднодоступных населенных пунктов, которым нужно гораздо больше затрат, чтобы вывезти рыбу до транспорта, следующего до Якутска.
По мнению главы общины «Чондон», отдельного разговора заслуживает тема направления субсидий за вылов рыбы. Если раньше, до середины 2000-х, субсидия рыбакам направлялась напрямую от Минсельхоза республики, то сегодня этот путь идет через Госкомарктики – по сути, дублирующую структуру.
И субсидия выдается только по факту – после того, как соберешь массу документов, приедешь в Якутск и обегаешь полгорода по инстанциям, а также отправишь часть бумаг в Тикси.
«Раньше 70% субсидии мы получали авансом. И на эти деньги закупали продукты, топливо, снасти. Сегодня же все расходы – на наших плечах. Все берем в долг у коммерсантов. И хорошо, если после сдачи рыбы еще получишь субсидию! Могут и отказать. Если у тебя хоть копеечные долги по налогам, например, ты не пройдешь конкурс Госкомрктики. Как жить? Как работать в таких условиях?» – говорит Захаров.
Поэтому глава родовой общины «Чондон», как и представители других общин, уверен в том, что субсидирование рыбаков нужно возвращать к старой схеме – прямой – от Минсельхоза.
«Или же Минсельхоз мог бы определить единого торгово-закупочного оператора по республике, который бы закупал у нас рыбу и обеспечивал продуктами питания круглый год. И пусть они нам платят за рыбу сразу с учетом субсидии, а сами пусть потом отчитываются по всем документам и возмещают себе выплаченное нам вместо государства», – предлагает глава общины.
Это, по его мнению, освободило бы рыбаков от ненужной волокиты, лишних дорогостоящих поездок в Якутск и беготни по многочисленным инстанциям, разбросанным по всему городу.
(Продолжение следует).
Источник: ИГ «В Якутии.Ру».

Оставить комментарий

Войти с помощью: