Skip to content

АНОНС

Открылся канал нашего портала в Ютубе - Канал «Якутия. Образ будущего»

О причинах гибели империи Романовых. Ч. 2.

От редакции: мы продолжаем серию публикаций, посвящённых 100-летию Великой Октябрьской социалистической революции.

Самсонов Александр.
11 ноября 2016 г.

Русское общество накануне 1917 года уже было подготовлено к взрыву колоссальной мощности. Империя Романовых была расколота на несколько «миров» — обществ, которые были едины в том, что ненавидели самодержавие и желали разрушить «старый мир».

Первую попытку сокрушить империю, используя различные внутренние разломы и противоречия, наши внешние враги и «пятая колонна» предприняли во время войны с Японией и в ходе Первой русской революции 1905-1907 гг.

Российской империи с её расколотым на несколько «миров» обществом нельзя было воевать с серьёзным противником. Это хорошо понимал Александр III Миротворец, который отказался от войн и сосредоточился на всемерном укреплении армии и флота. Схожую политику должен был проводить и Николай Александрович. Россия, получив выход к теплым морям и Порт-Артур, могла спокойно урегулировать отношения с Японией за счёт Кореи и Китая, направить экспансию японцев на юг. Одновременно всесторонне развивая Русский Дальний Восток, включая Желтороссию, и налаживая взаимовыгодные отношения с Японией. Японской империи необходима была поддержка России, чтобы сдерживать экспансию США. Открывались блестящие перспективы по продвижению русских интересов в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Требовалось только найти общий язык с японцами. Полюбовно разграничить сферы влияния. Однако всё прекрасные перспективы сгубила алчность петербургских мародеров и близорукость сановников, не имеющих материальных интересов. Вокруг царя Николая II сложилась т. н. безобразовская клика, придворная группировка, оказавшая значительное влияние на политику Петербурга на Востоке. Лидером группировки был полковник А. М. Безобразов. Он в 1896 году составил записку о неизбежности войны с Японией, предложил путем создания коммерческих предприятий произвести мирное завоевание Кореи и Маньчжурии, поставив, таким образом, заслон притязаниям Японии.

Идеи Безобразова нашли поддержку в высших эшелонах государственной власти, в том числе у императора Николая II Александровича и министра внутренних дел В. К. Плеве. Вокруг Безобразова к началу 1898 года сложилась группа, в которую входили великий князь Александр Михайлович, контр-адмирал А. М. Абаза, предприниматель В. М. Вонлярлярский, крупные помещики Н. П. Балашов, М. В. Родзянко, князь И. И. Воронцов, граф Ф. Ф. Сумароков-Эльстон. На ссуду из личных средств царской семьи в 1901 году было создано «Русское лесопромышленное товарищество» на реке Ялу, потерпевшее к 1903 году финансовый крах. В то же время влияние «безобразовской клики» при дворе достигло максимума, она выступала за авантюристический агрессивный курс на Дальнем Востоке, захват Маньчжурии и Кореи, за «небольшую победоносную войну» с Японией. В мае 1903 года Александр Безобразов получил звание статс-секретаря. Пользуясь расположением императора, он добился прекращения эвакуации русских войск из Маньчжурии, учреждения наместничества на Дальнем Востоке и Особого комитета по делам Дальнего Востока. Управляющим делами комитета стал родственник Безобразова контр-адмирал А. М. Абаза. Результатом действий «безобразовской клики» стало резкое обострение отношений с Японией.

Активизация России в Корее и Маньчжурии вела к войне с Японией, на радость Западу и, прежде всего, — Англии и США. Во-первых, хозяева Запада были раздражены продвижением России на Дальнем Востоке и в Китае, хотели втеснить русских из Азиатско-Тихоокеанского региона.

Во-вторых, необходимо было вернуть внимание Петербурга к европейским делам, где набирал силу главный конкурент англосаксов внутри западного проекта — Германия. Русские должны были снова стать «пушечным мясом» в войне с Германской империей.

В-третьих, необходимо было стравить русских и японцев, чтобы надолго (англосаксы выстраивали стратегию на десятки лет вперёд) рассорить Японию и Россию, от чего выигрывали Англия и США. Японию привязывали, через кредиты, поставки оружия, технологий, к англосаксонскому проекту. Япония становилась «тараном» хозяев Запада в борьбе с русской и китайскими цивилизациями и т. д.

Понятно, что Запад принял самое активное участие в планах «безобразовской клики». Через агента, французского банкира Госкье, в банке которого держали деньги члены царской семьи. Госкье подбил семью Романовых вложить деньги в акции безобразовских компаний. Мол, это позволит прибрать Корею, оставить японцев с носом (которых Николай, после несчастного случая в Японии, недолюбливал) и форсировать развитие русской промышленности.

Таким образом, окружение царя, движимое корыстью, хорошо подыграло умелым планам хозяев Запада. Русских и японцев стравили, оставили в дураках, что обезопасило и укрепило владения Америки и Англии на Тихом океане. План получился отличным: используя глупость и алчность царского окружения, Россию втянули в дальневосточные авантюры, что разозлило Японию. Большую роль в этом сыграл и С. Ю. Витте, который лоббировал развитие Желтороссии, и строительство Транссиба по китайской территории.

Одновременно Англия и США несколько лет готовили Японскую империю к войне. Вооружали и тренировали её армию, строили для её флота новейшие эскадренные броненосцы, крейсера и эсминцы. Выдавали Японии кредиты под войну. Англия заключила с Японией союз, обезопасив её от возможности войны с коалицией. В результате Япония, профинансированная и вооруженная Англией и США, атаковала Россию первой.

Последующие события известны: цепь позорных поражений на суше и море. Причём большая часть неудач была вызвана тем, что царское правительство, провоцируя Японию, уделило недостаточное внимание развитию военной инфраструктуры на Дальнем Востоке, коммуникаций и особенно флота. А генералы и адмиралы «мирного времени» не смогли использовать имеющиеся силы и средства, чтобы нанести поражение противнику, хотя для этого имелись все возможности. Но у них не оказалось суворовской и ушаковской решительности, «глазомера и натиска». Были и явления, которые в большем масштабе проявятся в ходе Первой мировой войны: явный саботаж, когда армия, мужественно сражаясь с японцами, не имела в достатке карт местности, снаряжения и боеприпасов. Процветало воровство в тылу.

Несмотря на все катастрофы и проблемы, русская армия к лету 1905 года преодолела кризис, и могла перейти в контрнаступление, сбросить японцев в море. Россия только перестраивалась на военный лад и могла разгромить врага, для этого были и финансовые и материальные ресурсы, подкрепления шли полноводным потоком. Япония же была обескровлена, не было денег, людей, армия истощила свои наступательные возможности. Японию мог спасти от решительного поражения только мир. И его заключили. Россия официально признала поражение.

Стоит также отметить, что наши западные «партнеры», не только стравили нас с Японией, используя ошибки Петербурга, но смогли нанести удар изнутри — развязали революцию, используя накопившиеся в стране противоречия. 9 января 1905 года произошло знаменитое Кровавое воскресенье, когда войска расстреляли рабочую демонстрацию у Зимнего дворца; в июне — восстание на броненосце «Потёмкин»; в октябре — Россию потрясла всеобщая забастовка; в декабре — кровавые бои в Москве. Затем запылали помещичьи имения, крестьяне начали свою войну. Российская империя погружалась в пучину гражданской войны. Пламя пожара удалось сбить только к лету 1907 года.

Революция 1905-1907 гг. — это настоящая стратегия непрямых действий по сокрушению Российской империи. В ней были военные мятежи, восстания на флоте, кровавые бои в Москве и Сибири, массовый террор революционеров в отношении лучших управленцев и военных империи (при этом массово гибли и обычные люди), и «война» крестьян против помещиков и т. д.

А Кровавое воскресенье было одной из самых гениальных операций по разжиганию революции. С виду это было стихийное событие. В реальности — это была настоящая боевая операция. Провокаторы были с обеих сторон — в лагере демонстрантов и среди солдат. Из толпы открыли огонь по солдатам и казакам, те ответили, в итоге кровавая бойня и огромный резонанс по всей стране. Царя очернили, миф о «хорошем царе и плохих боярах», в целом разрушили.

В империи накопился огромные горючий материал. Земельный вопрос, аграрное перенаселение в центральной России вызвали недовольство крестьянства. Развитие капитализма, с его перегибами, вызвало рабочий вопрос. Российская интеллигенция, в своей массе, была прозападной, либеральной, воспитывалась в ненависти к «лапотной» России и самодержавию. Буржуазия хотела «свободы». В России расплодилось огромное количество революционеров и национал-сепаратистов: социалистов-революционеров, народных социалистов, анархистов, социал-демократов (большевиков и меньшевиков), еврейских социалистов (бундовцев), грузинских, армянских, польских, финских социалистов и левых, а также национал-сепаратистов. При этом огромная машина имперской госбезопасности работала плохо, вхолостую, многое списывалось на «авось»». Кроме того, в органы проник вирус либерализма. В результате охранка и полиция часто бездействовали или отличались крайним гуманизмом.

Понятно, что хозяева Запада использовали этот «горючий материал». Революционеры-разрушители получили щедрое финансирование из американских и европейских источников. Одним из самых ярких представителей таких финансистов был американский банкир еврейского происхождения Джейкоб Генри (Якоб Генрих) Шифф, связанный с домом Ротшильда. Шифф был яростным врагом русского самодержавия и активно использовал свой авторитет и влияние в американском банковско-финансовом секторе, перекрывая доступ Петербургу к получению внешних займов в США, участвовал в финансировании японского правительства в ходе Русско-японской войны. Кроме того, Шифф участвовал в финансировании эсеров-террористов, которые развязали настоящую охоту на русских государственников, министров и военных.

Японская разведка также участвовала в подрывной войне против России. В лице военного атташе, полковника Мотодзиро Акаши японцы наладили, хоть и небольшое, но регулярное финансирование революционеров и националистов в России. Из Германии японцы наладили поставки оружия для финских, прибалтийских и кавказских националистов.

Надо сказать, что этот финансовый поток был обильным до определённого времени. Когда Петербург сломался и заключил мир с Японией, и стало ясно, что революция терпит поражение, каналы финансирования, поставок оружия, в основном перекрыли. Хозяева Запада решили основные задачи: генеральную репетицию революции по сносу самодержавия провели; профессиональные кадры подготовили и проверили в бою, часть отвели в «стратегический резерв» (в эмиграцию); на Востоке Россия потерпела поражение и снова повернулась на Запад, то есть теперь можно было разыгрывать партию по стравливанию Российской державы с Германией.

Кроме того, Российская империя проявила ещё достаточный иммунитет. Нашлись решительные генералы и министры (Столыпин), которые жестко давили вирус революции, наводили порядок. Правительство имело сильные инструменты — кадровую имперскую армию и гвардию (кадровые офицеры, унтер-офицеры ещё не полегли на полях сражений), казачество. В обществе ещё сильны были консервативные, правые настроения. Традиционалисты-«черносотенцы» (часть крестьян, рабочих, мелкие городские собственники, правая интеллигенция) стали опорой империи, устраивали погромы студентам, евреям (евреи массово выступали против самодержавия, став одним из революционных отрядов), поддерживали полицию и казаков. Массовые акции «черной сотни» в поддержку самодержавия стали одной из опор империи в это смутное время.

Таким образом, хотя война с Японией и Революция 1905-1907 гг. нанесли сильные удары по империи Романовых, она выстояла. Империя Романовых ещё имела некоторый запас прочности. Петербург получил последний шанс начать коренную модернизацию.

Последняя попытка спасти империю

Последнюю попытку спасти империю предпринял П. А. Столыпин. Он задавил революцию и одновременно начал проводить реформы, которые должны были стабилизировать империю и привести её развитию и процветанию.

Столыпин понимал, что сила России — это её культурная традиция, собственный цивилизационный проект. И его необходимо перенести из области культуры, веры в сферу политики, экономики и социальной политики. Не зря 6 марта 1906 года в своём главном выступлении, посвященном правительственной программе реформ, он сказал: «Противникам государственности хотелось бы избрать путь радикализма, путь освобождения от исторического прошлого России, освобождения от культурных традиций. Им нужны великие потрясения. Нам нужна великая Россия!»

При этом Столыпин понимал, что без коренного переворота в народной массе, основной части русского общества — крестьянстве, прорыва не совершить, не вернуть Россию на путь самостоятельного развития. Поэтому основное внимание он уделил аграрным преобразованиям.

Русская деревня в это время жила в прошлом, древним общинным укладом и почти натуральным хозяйством. Она застыла в прошлом. Крестьянская земля не была в частной собственности. Крестьяне жили общиной, где землю периодически делили, нарезая участки каждой семье по числу работников. Но община не была коллективным хозяйством, крестьяне обрабатывали землю самостоятельно, самостоятельно распоряжались урожаем. Практически не было заботы об удобрении почвы, какой-либо техники. Поэтому урожайность была на уровне средних веков.

Проблема была ещё в том, что крестьянские семьи традиционно были многочисленными. Крестьян становилось больше, а земли было почти столько же и урожайность не поднималось. Землю делили на всех работников. Мощной промышленности, которая бы смогла освоить излишки крестьянского населения, в России не было. Это вело к аграрному перенаселению и жизни впроголодь. Голод не раз охватывал обширные области Российской империи. Крестьяне не могли обеспечить необходимый минимум благосостояния для своей семьи. При этом необходимо было продать часть урожая, чтобы купить какие-то товары, уплатить налог. Крестьянам после 1861 года приходилось десятилетиями отдавать бывшим хозяевам-помещикам выкупные платежи.

Не удивительно, что крестьяне с вожделением смотрели на дворянские поместья и помнили об отрезах земли, которые у них забрали во время крестьянской реформы 1861 года. Однако именно большие помещичьи поместья и давали Российской империи большую часть товарного зерна, мяса и молока. Исключением была Сибирь, но там крестьяне не знали малоземелья, добротно строились и производили продовольствие для продажи.

Одновременно община сохраняла старые порядки, круговую поруку, это облегчало выживание в суровых природно-климатических условиях (непогода могла погубить урожай). Крестьянин не был полностью самостоятельной личностью, выступая в роли члена общины. Налоги брались не с человека, а с общины. Она вела дела в суде, отвечала за незначительные преступления. Крестьянин даже не имел своих документов. Это было удобно для контроля со стороны государства, но плохо для развития хозяйства, промышленности страны.

В результате Столыпин решил разрушить общину. Он разрешил крестьянам брать свои наделы в частную собственность и выходить из общины (хутора и «отруба»). При этом через Крестьянский банк за счёт государства шла скупка поместий у дворян, которые разорились. Они по частям продавались крепким хозяевам на льготных условиях и в рассрочку на много лет. Ссуды также давались на переселение крестьянских семей из европейской части России, где было серьёзное аграрное перенаселение, на новые земли в Сибири, на Дальнем Востоке, Туркестане.

Таким образом, решалось сразу несколько задач. Решалась проблема аграрного перенаселения в европейской части России, то есть снижалась социальная напряженность крестьянства, их тяга к «чёрному переделу», революционные настроения. Происходил рост самостоятельности и инициативы крестьян. Они становились хозяевами, которым нужен был стабильный, поступательный рост, а не потрясения, то есть укреплялась социальная опора империи. Решался вопрос с заселением огромных пустынных пространств за Уралом, шло хозяйственное освоение земель империи, увеличивалось аграрное производство. Одновременно шло вытеснение части крестьянства в города, это было жестоко в отношении отдельных крестьянских семей, но шло на пользу развитию промышленности.

Столыпин хотел создать слой заинтересованных крестьян-хозяев, чтобы они лучше работали, повышали урожайность и больше производили. Здесь он действовал жестко, делал ставку на крепкого хозяина («кулака»). Слабые крестьяне должны были уйти в города, где требовались рабочие руки для растущей промышленности. Бедняки, которых вытесняли из деревень в европейской части России, должны были пополнить пролетариат, или стать переселенцами, осваивать почти пустынные территории Сибири. Одновременно путём создания специальных банков Столыпин хотел сформировать капитал для развития. Так, он хотел дать России капитал, ресурсы и инфраструктуру развития.

Проблема была в том, что эти реформы в идеале должны были стать вторым этапом крестьянской реформы 1861 года. У Столыпина уже не было исторического времени. Он сам это отлично понимал. Поэтому столыпинские реформы шли с большими издержками, торопливо, часто вреда было больше пользы. Нельзя было везде делать ставку на разрушение общины. Россия — это целый мир, континент, где-то община ещё не изжила себя и была необходима. Поэтому в одних регионах реформы шли на «ура» и быстро дали положительные результаты. А в других областях разрушение общины было злом. Не хватало денег в Крестьянском банке, «отруба» ещё больше уменьшали земельные фонды общин. Многие из переселенцев разорялись и вынуждены были возвращаться. Это ещё больше обострило социальное напряжение в крестьянской общине, вызвало конфликты с поджогами хозяйств «кулаков».

Продолжение следует…

Источник: сайт «Военное обозрение».

Оставить комментарий

Войти с помощью: