Skip to content

АНОНС

Открылся канал нашего портала в Ютубе - Канал «Якутия. Образ будущего»

Погружение. О причинах гибели империи Романовых.

От редакции: мы продолжаем серию публикаций, посвящённых 100-летию Великой Октябрьской социалистической революции.

Самсонов Александр.

3 ноября 2016

Первая мировая война дестабилизировала Российскую империю, подорвала старый порядок. Многочисленные противоречия прорвались наружу и переросли в полноценную революционную ситуацию. Осенью 1916 года в столице России начались во многом стихийные волнения. А часть «элиты» Российской империи (великие князья, аристократы, генералы, думские деятели, банкиры и промышленники) в это время плели заговор, направленный против императора Николая II и самодержавного строя.

Они планировали установить конституционную монархию по примеру близкой им Англии или республику по образцу Франции, что снять ограничения самодержавного строя и получить «свободу». Кадровая армия, которая была опорой империи и могла легко смести будущих «февралистов»-разрушителей, уже полегла на полях Первой мировой войны. Армия сама стала источником смуты, а не опорой самодержавия. Таким образом, «элита» России сама готовилась выпустить джинна из бутылки. Хотя и при активной поддержке наших западных «партнеров» и союзников по Антанте, и официальных противников из Центрального блока.
«Февралисты» не понимали, что разрушение самодержавия откроет «ящик Пандоры», окончательно снимет скрепы, которые сдерживают глубинные, коренные противоречия, которые разрывали империю Романовых.
Основные разломы.
— При Романовых была создана официальная никонианская церковь, которая раздавила «живую веру».Православие превратилось в формальность, суть заманила форма, веру — пустые обряды. Церковь стала департаментом бюрократического, государственного аппарата. Началась падение духовности народа, падение авторитета духовенства. Простой народ начинает презирать попов. Официальное, никонианское православие мельчает, теряет связь с Богом, становится видимостью. В финале мы увидим взорванные храмы и превращенные в склады храмы, уничтожение монастырских общин. При полном равнодушии народных масс.
При этом наиболее здоровая часть русского народа — староверы, перейдут в оппозицию государству Романовых. Они станут настоящими наследниками идеологии Сергия Радонежского. Староверы сохранят чистоту, трезвость, высокую мораль и духовность. Они не имели ничего общего с обычными реалиями никонианской России — грязью, пьянством, ленью и невежеством. Более того, официальные власти долго преследовали староверов, настроили их против государства. В условиях, когда их два века преследовали, староверы выдержали, отступили в глухие области страны и создали свой хозяйственный, культурный уклад, свою Россию. В результате староверы станут одним из революционных отрядов, которые будут разрушать Российскую империю. Капиталы староверов промышленников и банкиров (которые столетиями честно трудились, накапливая национальный капитал) будут работать на революцию. Хотя сама революция разрушит мир староверов.
— Романовы попытались сделать из России периферийную часть западного мира, европейской цивилизации, перекодировать русскую цивилизацию. Понятно, что наиболее ориентированные на народ цари — Павел, Николай I, Александр III, пытались противостоять западничеству, вестернизации социальной верхушки Российской империи. Но без особого успеха. Что также стало одной из главных причин катастрофы 1917 года. Когда западнизированная «элита» Российской империи сама убила «историческую Россию». В 1825 году Николай смог подавить мятеж декабристов-западников. В 1917 году февралисты смогли сокрушить самодержавие, и одновременно сами убили тот режим, при котором они процветали.
Пётр Алексеевич не был первым западником в России. Поворот Руси к Западу начался ещё при Борисе Годунове (отдельные проявления были и при последних Рюриковичах) и первых Романовых. При царевне Софье и её фаворите Василии Голицыне он вполне оформился и проект бы развивался и без Петра. Однако вышло так, что именно при Петре вестернизация стала необратимой. Не зря в народе считали, что царя во время путешествия на Запад подменили.
Пётр совершил в России настоящую культурную революцию. Смысл был не бритье бород бояр, не в западной одежде и нравах, не в собраниях ассамблеях. А в насаждении европейской культуры. Весь народ перекодировать было нельзя. Поэтому вестернизировали верхушку — аристократию и дворянство. Ради этого было уничтожено церковное самоуправление, чтобы церковь не могла оказать сопротивление этим порядкам. Церковь стала департаментом государства, частью аппарата контроля и наказания. Петербург с западной архитектурой, полной скрытых символов, стал столицей новой России.
Пётр считал, что Россия отстала от Западной Европы, поэтому необходимо вывести её на «правильную дорогу», модернизировать на западный лад. А для этого стать частью западного мира, европейской цивилизации. Это мнение — об «отсталости России», станет основой философии многих поколений западников и либералов, вплоть до нашего времени. Русской цивилизации и народу придётся заплатить за это очень дорогую цену, миллионы уничтоженных и исковерканных жизней.
Понятно, что такой взгляд сложился у молодого царя, оторванного от традиционного воспитания русских государей, под влиянием иностранных «друзей» и специалистов. Именно они подсказали Петру идею создания «новой России», предопределили его понимание Российского государства (Московского царства) как отсталой страны, которую необходимо коренным образом модернизировать на западный лад, вестернизировать элиту — дворянство, чтобы войти в «клуб» великих европейских держав. Хотя Русское царство имело всё возможности для самостоятельного развития, без вестернизации и разделения народа на прозападную элиту и остальной народ, закрепощённый крестьянский мир.
Таким образом, у Российской империи был врождённый порок — разделение народа на две части: искусственно выведенную немецко-франко-англоязычную «элиту», дворян-«европейцев», оторванных от родной культуры, языка и народа в целом; на огромную в основном подневольную массу, которая продолжала жить общинным укладом и сохранила основы русской культуры. Можно выделить и третью часть — мир староверов.
В XVIII столетии это разделение достигло высшей стадии, когда огромную крестьянскую массу (подавляющее большинство населения империи Романовых) полностью закабалили, закрепостили. По сути, «европейцы»-дворяне создали внутреннюю колонию, они стали паразитировать на народе. При этом они получили свободу от своей главой повинности — служить и защищать страну. Раньше существование дворянства было оправдано необходимость защищать Родину. Они были военно-элитарным сословием, которое служило до смерти или утраты дееспособности. Теперь их освободили от этой обязанности, они могли всю жизнь жить в поместье и бездельничать, охотиться, ездить на балы, портить девок и пр.
Народ ответил на эту вселенскую несправедливость крестьянской войной (восстание Е. Пугачева), которая чуть было не переросла в новую смуту. Петербург был так испуган, что бросил против восставших лучшего полководца, человека сохранившего русскость — А. В. Суворова. Правда, справились и без него. После подавления крестьянской войны ситуация стабилизировалась. Кроме того, в первой половине XIX столетия крепостническая удавка была в значительной мере ослаблена. Однако крестьяне помнили об этой несправедливости, в том числе и о земельной проблеме. Что в итоге и завершилось катастрофой 1917 года. После Февраля 1917 года началась новая крестьянская война, запылали поместья, начался «черный передел» земли. Крестьяне мстили за вековое унижение и несправедливость. Крестьянское движение в тылу стало одной из причин поражения Белого движения. А красные с огромным трудом потушили этот пожар, который мог уничтожить Россию.

— «Пушечное мясо».

Внешняя политика Российской империи, благодаря «европейцам»-западникам вроде министра иностранных дел Карла Нессельроде (занимал пост министра иностранных дел Российской империи дольше, чем кто-либо другой, с 1816 по 1856 год), имела противоречивый, прозападный характер, иногда даже антинациональный. Так, Россия часто воевала не за свои интересы, а за интересы своих западных «партнеров», регулярно предоставляя русской «пушечное мясо» своим союзникам.
Мы все знаем о блестящем военном прошлом Российской империи. Гордимся победами русской армии и флота над шведами, турками, пруссаками и французами. Битвы при Полтаве, под Ларгой и Кагулом, Фокшаны и Рымник, битвы при Цорндорфе и Кунерсдорфе, Бородино, штурм Измаила, героическая оборона Севастополя и Петропавловска, походы русских войск на Кавказе, на Балканы, в Италию, Германию и Францию — всё это наша историческая память и гордость. Как и победы русского флота при Гангуте, Чесме, Наварине, Афоне, Синопе, взятие Корфу.
Однако, несмотря на блестящие подвиги русских полководцев, флотоводцев, солдат и матросов, внешняя политика Российской империи была во многом несамостоятельной и Россию в своих интересах использовали другие державы. Наиболее самостоятельную политику Россия проводила при Екатерине Великой, Павле, Николае и Александре III. В другие же периоды Вена, Берлин, Лондон и Париж успешно использовали русские штыки в своих интересах.
В частности, участие России в Семилетней войне (десятки тысяч погибших и раненых солдат, затраты времени и материальных ресурсов) завершилось ничем. Блестящие плоды побед русской армии, включая уже присоединенный к Российской империи Кёнигсберг, пошли впустую.
В целом стоит отметить, что Россия всё основное внимание и ресурсы сосредотачивала на европейских делах (последствие вестернизации России). С минимальным результатом, но огромными затратами, часто бесцельными и бессмысленными. Так, после присоединения западнорусских земель в ходе разделов Речи Посполитой, у России не осталось крупных национальных задач в Европе. Необходимо было сосредоточиться на Кавказе, Туркестане (Средней Азии) с выходом русского влияния в Персию и Индию, на Востоке. Необходимо было развивать собственные территории — Север, Сибирь, Дальний Восток и Русскую Америку.
Россия могла на Востоке оказать решающее влияние на китайскую, корейскую и японскую цивилизации, занять там доминирующие позиции. Россия граничила с этими великими цивилизациями, то есть имела преимущество перед Западом на Большом Дальней Востоке. Имелась возможность начать «русскую глобализацию», строить свой мировой порядок. Однако время и возможности были утрачены. Более того, Россия благодаря прозападной партии в Петербурге потеряла Русскую Америку и потенциал дальнейшего освоения северной части Тихоокеанского региона с Гавайскими островами и Калифорнией (форт Росс).
На Западе Россия ввязалась в бессмысленное и крайне затратное противостояние с Францией. Зато крайне выгодное для Вены, Берлина и Лондона. Павел I понял, что Россию втягивают в ловушку и попытался из неё выйти. С Францией помирились, появилась возможность создания антианглийского союза, сдерживающего глобальные амбиции англосаксов. Однако великого государя убили. Александр I и его прозападное окружение, при полной поддержке Англии и Австрии, втянули Россию в длительное противостояние с Францией (участие в четырех войнах с Францией), которое завершилось гибелью многих тысяч русских людей и сожжением Москвы. Затем Россия, вместо того, чтобы оставить ослабленную Францию, как противовес Англии, Австрии и Пруссии, освободила от Наполеона Европу и саму Францию.
После этого Россия поддерживала Священный союз и антиреволюционную политику в Европе, используя свои ресурсы для поддержки разлагающихся режимов. В частности, при поддержке России свободу получила Греция, где доминирующие позиции тут же заняла Англия. Россия спасла Австрийскую империю Габсбургов от Венгерской революции. Всё это завершилось катастрофой Восточной (Крымской) войны. Когда наш «партнер и союзник» — Австрия, сыграла решающую роль в поражении России, угрожая войной, если Петербург продолжит сопротивление.
Стоит также отметить, что западные «партнеры» два столетия натравливали на Россию Турцию. Париж, Лондон и Вена регулярно использовали «турецкую дубину», чтобы сдерживать Россию на южном стратегическом направлении, на Балканах и Кавказе, чтобы русские не вышли к Персидскому заливу и Индийскому океану. Россия дала свободу Сербии. Белград отблагодарил тем, что втянул Россию в противостояние с Австрией и Германией. Русские освободили Болгарию. Болгары посадили себе на шею германскую династию и во время Первой мировой войны выступили на стороне наших врагов.
В 1904 году прозападная партия в самой Российской империи и хозяева Запада стравили русских и японцев. Что привело к тяжелому поражению России и ослаблению позиций на Дальнем Востоке. Кроме того, внимание России снова сосредоточивали на Европе. В интересах Лондона, Парижа и Вашингтона русских стравили с немцами. Англия и Франция воевали до последнего русского солдата, решая свои стратегические задачи и ослабляя конкурентов — Германию и Россию.
– Ресурсно-сырьевой придаток Запада. В мировой экономике Россия была сырьевой периферией. Петербург Романовых добился встраивания России в формирующуюся мировую систему, но в качестве культурной и сырьевой, технически отсталой периферийной державы, хоть и являющейся военным гигантом. Россия была для Запада поставщиком дешевого сырья и продовольствия.
Россия XVIII столетия была для Запада крупнейшим поставщиком сельскохозяйственных товаров, сырья и полуфабрикатов. На первом месте в экспорте была пенька (стратегический товар для британского флота), на втором — лён. Основной экспорт шёл в Англию и Голландию. При этом в условиях, когда британцы потеряли американские колонии, поток русского сырья был для Англии жизненно важным. Не зря когда Николай I начал политику протекционизма, это стало одной из причин, почему британцы развязали Восточную (Крымскую) войну с идеей расчленения Российской империи. И после поражения Россия сразу смягчила таможенные барьеры для Англии.
Россия гнала на Запад сырьё, а полученные деньги помещики, аристократы и купчики тратили не на развитие отечественной промышленности, а на сверхпотребление, покупку западных товаров, роскошь и заграничные развлечения («новые русские» образца 1990-2000 гг. всё это повторили). У англичан брались и кредиты. Не удивительно, что русские стали «пушечным мясом» Англии в борьбе с Пруссией в Семилетнюю войну и империей Наполеона за мировое господство (схватка внутри западного проекта). Тогда родился важнейший принцип британской политики: «Воевать за интересы Британии до последнего русского». Так длилось до вступления в Первую мировую войну, когда русские воевали с немцами во благо Англии и Франции.
В первой половине XIX столетия Россия экспортировала лес, лён, пеньку, коноплю, сало, шерсть, щетину. На Британию в середине века приходило около трети русского импорта и примерно половина экспорта. Вплоть до середины XIX века Россия была основным поставщиком зерна в Европу. Таким образом, хозяйство Российской империи было ресурсно-сырьевым придатком бурно развивающейся индустриальной Европы (в первую очередь — Англии). Россия была поставщиком дешевых ресурсов и потребителем дорогой европейской продукции, особенно предметов роскоши.
Не сильно изменилась ситуация во второй половине XIX — начале XX вв. Англию потеснили Германия и Франция. При Александре III и Николае II Россия несколько укрепила свою экономику, промышленность и финансы, но в целом зависимость осталась, её преодолели только во время сталинских пятилеток. Россия «подсела» на французские кредиты и сполна отработала их во время Первой мировой войны, раз за разом спасая французов.
Полученные доходы от продажи сырья не шли на развитие. Русские «европейцы» занимались сверхпотреблением. Петербургский высший свет затмил все европейские дворы. Русские аристократы и купцы жили в Париже, Баден-Бадене, Ницце, Риме, Берлине и Лондоне больше чем в России. Они считали себя европейцами. Основным языком для них был французский, а затем английский. Стоит сказать, что в 1991-1993 гг. эта порочная система была восстановлена.
Проблема хронической промышленной и технической отсталости были одними из предпосылок поражения в Крымской войне. Финал промышленной, технической отсталости мы знаем: кризис боевого снабжения в 1915-1916 гг., нехватка тяжелых орудий, «снарядный голод», покупка оборудования, оружия и боеприпасов за границей. Как свидетельствуют документы тех лет, русской армии не хватало почти всего, что нужно на войне, и в первую очередь — винтовок и патронов.
Генерала А.Н. Куропаткина, ставшего олицетворением поражения в Русско-японской войне 1904-1905 гг., можно обвинить, наверное, во многих грехах, но только не в отсутствии ума, наблюдательности и педантичности в дневниковых записях. 27 декабря 1914 года, во время Лодзинской операции, он написал в своем дневнике следующую запись: «Приехал А. И. Гучков с передовых позиций. Много рассказывал. С продовольствием не справляются в армии. Люди голодают. Сапог у многих нет. Ноги завернуты полотнищами. Убыль в пехоте, в офицерах огромная. Есть полки, где несколько офицеров. Особенно тревожно состояние артиллерийских запасов. Читал мне приказ командира корпуса не расходовать более 3-5 снарядов в день на орудие. Пехоте, осыпаемой снарядами противника, наша артиллерия не помогает. Одна стрелковая бригада не получала укомплектования 3 месяца. Во время боев, когда германцы прорвались из мешка [в ходе Лодзинской операции], на правый фланг прислали укомплектование 14 000 человек без ружей. Эта колонна подошла чуть не в боевую линию и очень стеснила войска».
Стоит отметить, что хронологически эта запись относится к концу пятого месяца с момента вступления России в Великую войну и до трагедии «Великого отступления» еще далеко. Таким образом, почти за полгода боевых действий Русская Ставка Верховного Главнокомандования во главе с великим князем Николаем Николаевичем не только не сумела организовать надлежащее функционирование тыла армии, но и оказалась в условиях острейшего кризиса поставок боезапаса и оружия — снарядов, винтовок, патронов.
«Весна 1915 года останется у меня навсегда в памяти, — вспоминал впоследствии генерал А.И. Деникин. — Великая трагедия Русской армии — отступление из Галиции. Ни патронов, ни снарядов. Изо дня в день кровавые бои, изо дня в день тяжелые переходы, бесконечная усталость… Помню сражение под Перемышлем в середине мая. Одиннадцать дней жестокого боя 4-й стрелковой дивизии — одиннадцать дней страшного гула немецкой тяжелой артиллерии, буквально срывающей целые ряды окопов вместе с защитниками их. Мы почти не отвечали — нечем. Полки, истощенные до последней степени, отбивали одну атаку за другой — штыками или стрельбой в упор; лилась кровь, наши ряды редели, росли могильные холмы — два полка были почти уничтожены германским артиллерийским огнем…».
В начале июля 1915 года, когда катастрофа русской армии уже стала совершившимся фактом, а на всех фронтах с Германией и Австро-Венгрией происходило «Великой отступление», командующий Северо-Западным фронтом генерал М. В. Алексеев представил военному министру свой доклад о причинах нескончаемых поражений. Среди факторов «пагубного влияния на оперативные соображения и моральное состояние войск» отмечены: 1) недостаток артиллерийских снарядов — «самый важный, самый тревожный недостаток, имеющий гибельное влияние»; 2) недостаток тяжелой артиллерии; 3) недостаток винтовок и патронов к ним, — «сковывающий инициативу в оперативных вопросах и ведущий к развалу в вопросе новых формирований и т. д.
Справедливости ради отметим, что кризисные явления в Первую мировую войну в боевом снабжении испытали все без исключения армии воюющих держав. Однако только в России это привело не к временным трудностям в снабжении, а к полномасштабному кризису, фактически к развалу боевого снабжения фронта, который был преодолен страшным методом — сжиганием в огне сражений многих сотен тысяч человеческих жизней. Всё это последствия недостатка внимания правительства к индустриализации Российской империи и сырьевого характера экономики.
В результате фактически кадровая имперская армия сгорела в огне войны, сотни тысяч бойцов погибли из-за технической отсталости и зависимости России от Запада, слабости промышленности. Империя лишилась армии, которая могла спасти её от смуты. Новая армия уже не была опорой империи и самодержавия, она сама стала носителем вируса революции. Солдаты-крестьяне мечтали вернуться домой и решить земельный вопрос, офицеры-интеллигенты (учителя, врачи, студенты и т. д) проклинали власть, включались в работу революционных партий.

— Национальный вопрос.

Петербург не смог наладить нормальную русификацию национальных окраин. Более того, некоторые территории (Царство Польское, Финляндия) получили привилегии и права, которые не имел государствообразующий, несущий бремя империи русский народ. В итоге поляки дважды восстали (1830 и 1863 гг.), стали одним из революционных отрядов в империи. Во время Первой мировой войны поляков стали использовать Австро-Венгрия и Германия, создавшие русофобское «Королевство Польское», затем эстафету подхватили Англия и Франция, которые поддерживали Вторую Речь Посполитую против Советской России.
Благодаря отсутствию разумной политики в национальной области Финляндия стала базой и плацдармом революционеров. А после развала империи русофобским, нацистским государством, которое собиралось создать «Великую Финляндию за счёт русских земель. Причём наиболее ярые финские нацисты планировали занять северный русские земли вплоть до Урала и далее.
Петербург не смог в нужное время уничтожить польское влияние в западнорусских землях. Не провёл русификацию Малой России, уничтожая следы польского владычества, ростки идеологии украинства. Также ошибки национальной политики можно заметить на Кавказе, в Туркестане, в еврейском вопросе и т. д. Всё это яро проявилось в ходе Революции и Гражданской войны.

Продолжение следует…

Источник: сайт «Военное обозрение».

Оставить комментарий

Войти с помощью: