Skip to content

АНОНС

Альтернативный уклад.

От редакции: актуальный материал об альтернативах современного капиталистического, технократического общества.

Александр Елисеев (Москва).

1.05.2014 г.

Вот он, тот небольшой, но реально существующий и эффективный уклад, за который должны ухватиться все сторонники настоящей альтернативы капитализму (частному и государственному).

Первомай давно и прочно связывается с борьбой трудящихся за свои права. А под этими правами, в основном, понимается право на достойную оплату достойного труда. Однако  не менее важным является право трудящихся на владение собственностью. И надо сказать, что здесь были достигнуты значительные успехи. За последние лет тридцать-сорок в странах «развитого капитализма» возник некий особый уклад, во многом альтернативный капитализму. Он основывается на собственности работников, которая, так или иначе, является коллективной собственностью. И уклад этот довольно-таки устойчив, он выдерживает даже волны неолиберальной контрреформации, которые захлестывают Запад со времен Рейгана и Тэтчера.

 Рассмотреть этот уклад крайне важно, ибо здесь действительно содержится альтернатива как «классическому», «буржуйскому» капитализму, так и государственному, бюрократическому «социализму».

Для начала необходимо отметить наличие на Западе мощного интеллектуального течения,  которое обосновывает преимущество именно коллективной собственности. В высшей степени характерно, что в 2009 году Нобелевскую премию по экономике присудили американской исследовательнице (экономисту и политологу) Элионор Остром, которая привела обширную аргументацию в пользу социально-экономической эффективности коллективных сообществ. Ею были исследованы многочисленные примеры общественного регулирования в области пользования лесами, пастбищами, озёрами, подземными водами и так далее.

Вывод, сделанный Остром таков – будущее принадлежит не глобализации и оптимизации частнокапиталистического предпринимательства, оно – за коллективными сообществами (коммунами, деревнями, мелкими городами, кооперативами). Именно в рамках таких небольших, но гибких сообществ возможно наиболее эффективное согласование интересов различных сторон и налаживание самого, что ни на есть, эффективного сотрудничества. (В 2011 году в России была опубликована книга Остром «Управляя общим. Эволюция институтов коллективной деятельности»).

К слову, эти выводы созвучны выводам, которые сделал выдающийся теоретик русского и мирового анархизма князь П. А. Кропоткин, разработавший модель взаимодействия общин-комьюнити, полностью соответствующую нынешним постиндустриальным реалиям (http://zavtra.ru/content/view/mat-poryadka).

В сжатой форме преимущества коллективной собственности работников сформулировали – доктор экономических наук, президент американской консультативной фирмы «Партисипейшен ассошиэйтс» Джон Симмонс и директор Центра изучения собственности работников Кентского Государственного Университета Джон Лоуг (С их аргументацией можно ознакомиться в сборнике «От наемного труда к свободному (производственное самоуправление или «третий путь» в экономике)». Они обратили внимание на то, что в США наиболее успешно и динамично развивались те фирмы, которые уделяли большое внимание участию рабочих в управлении и распоряжении собственностью.

Они ссылались на пример таких предприятий, как мебельная кампания «Херман Миллер»,  полиграфическая «Квад-графикс», сталеплавильная «Уэртон», алюминиевая «Коламбиа Алюминиум», хайтековская «У.Л.Гур» и др.  «Генеральные директора всех этих компаний в один голос заявляют, что они сумели достигнуть высот в темпах роста объема производства, качестве продукции и удовлетворении запросов потребителей только после того, как их работники стали собственниками, – отмечают исследователи. – Именно опыт компаний, подобных перечисленным, убеждает каждый год почти 1000 компаний в США изменить характер владения акционерным капиталом и превратиться в компании с собственностью работников».

Заместитель директора Института США и Канады Виктор Сулян обращает внимание на то, что сейчас в собственности американских работников находятся не только средние и малые, но и крупные кампании. (Ольга Глазунова, Липецк. «Массовые акции» // «Российская газета», 22.04.2014 ) Так, персонал сети супермаркетов Publiх (45 тысяч сотрудников) владеют 100 % акций. Часть пакетов акций для своих работников приобрели известнейшие корпорации – Boeing, Procter & Gamble, Johnson & Johnson. На многих предприятиях доля «рабочих пакетов» весьма велика – «Грумман» (31,5%), «Макдоннел Дуглас» (24,4%), «Нортроп» (22%) и т. д.

В США и странах Западной Европы еще с начала 1970-х годов действует «Программа наделения работника акциями» («Employee stock ownership plan», ESOP, русская аббревиатура – ЕСОП), призванная всемерно поощрять включение работников во владение собственностью. В основе проекта находятся идеи ученого и бизнесмена Л. О. Келсо, выступавшего за «рабочий капитализм». В этом его активно поддерживал сенатор Р. Лонг, благодаря которому предприятия, участвующие в ЕСОП, получили серьезные налоговые преференции.

Если вкратце, то суть деятельности ЕСОП заключается в том, чтобы передавать акции рабочим (для этого был создан специальный траст). Голосование здесь построено не по «классическому» принципу «одна акция – один голос», но так – «один акционер – один голос». И работники не имеют право продавать акции на сторону.  При этом, сам рабочий может стать акционером, не потратив ни единого доллара, а иногда его просто ставят перед фактом, вручая акции, так сказать, в добровольно-принудительном порядке. Вначале компании ЕСОП действовали, преимущественно, в металлургии и металлообработке, но потом они распределялись более равномерно – по всем отраслям. Сегодня в США функционирует 12 тысяч предприятий, задействованных в ЕСОП, а их работникам принадлежит от 5 до 100 % капитала. Активы данных фирм достигли 120 млрд. долларов, в их деятельности занято 13 % всей рабочей силы.

Исследователи А. Калюжный и В. Калюжный подчёркивают: «Важно отметить, что компании, применяющие метод ЭСОП, становятся более производительными и конкурентоспособными. Они расширяются, нанимают больше рабочих и служащих, выплачивают больше налогов. Стало уже обыденным явлением, что работники компаний, использующих метод ЭСОП, уходят на пенсию, располагая акциями на сотни тысяч долларов. Продажа этих акций компании или сохранение их ради дивидендов при условии, что компания остается в собственности работников, гарантирует обеспеченную жизнь пенсионеров.

Оказался несостоятельным самый главный довод противников собственности трудовых коллективов о приоритетной и безусловной ориентации последних на увеличение заработной платы и дивидендов в ущерб расширению и обновлению производства, повышению его эффективности. Об этом убедительно свидетельствует тот факт, что в 1992 г. рост стоимости акционерного капитала на 1000 участвующих в программе ЭСОП предприятий США составил 23%, тогда как на 6000 не участвующих в ней — всего 4%, то есть в 6 раз меньше». («Народные предприятия, как инструмент стимулирования роста национальной экономики»)

Само расширение коллективного сектора вписывается в логику развития производительных сил. В своё время «классики» (К. Маркс, В. Ленин и др.) указывали на то, что общественный характер производства противоречит частнокапиталистическому способу присвоения произведённого продукта. Капитал просто вынужден был поддерживать коллективную собственность – с тем, чтобы снизить накал протеста, и с тем, чтобы использовать более передовые формы, которые могут быть весьма прибыльны. Так, по данным научного сотрудника экспертно-аналитической службы ректората МГУ Рифата Хабибуллина, рабочий коллективного предприятия приносит дохода на 48 тысяч долларов в год больше, чем работник «традиционного» сектора. («Массовые акции») В известном смысле, такая делёжка собственностью укрепляет капитализм, но она же и создаёт уклад, ему альтернативный. Выигрывая в тактике, крупный капитал теряет в стратегии.

Кроме того, очень часто рабочие объединяются для совместного владения собственностью без всяких предпринимателей, опираясь на собственные силы. В этом плане просто потрясает опыт Мондрагонской федерации кооперативов. Он возникла, поначалу как небольшое кооперативное предприятие,  еще в 1956 году в Басконии (Мондрагон – город и департамент) по инициативе «красного» священника Хосе Марии Аризмендарриеты. Создатели кооператива руководствовались двумя принципами: 1) «Кто не работает, тот не владеет!» и 2) «Продукт труда – собственность его создателя». На практике это выражается в том, что вся прибыль делится между работниками, кроме той части, которая идёт на развитие производства. Но и она записывается на индивидуальные счета рабочих, то есть остаётся в их собственности. С неё они получают проценты, которые изымаются в случае ухода с предприятий. От акций мондрагонцы, вообще, решили отказаться, управление же предприятием построили по принципу прямой демократии. Вначале на предприятии трудились всего пять человек, а сейчас имеет место быть целая сеть предприятий, половина продукции которых идёт на экспорт.

Финансово-экономический костяк Федерации составляет кооперативный банк – Народная рабочая касса. Каждое предприятие отчисляет в неё 13 %, зато она выдаёт кредиты предприятиям практически без процента. НРК имеет большие полномочия в плане организации производства, создания новых предприятий и т. д. Но она вовсе не бесконтрольна, за её деятельностью наблюдает особый совет, куда входит по одному представителю от каждого кооператива. Есть у федерации и свой парламент – конгресс, а также правительство – Генеральный совет. В каждом кооперативе функционируют свой совет.

Мондрагонская федерация – это 160 фирм, на которых занято 35 тысяч работников, производящих самую разную продукцию. Это и автоматические линии, и робототехника, и электроприборы, и горные экскаваторы, и спутниковые антенны, и запчасти для автомобилей. Общий объём продаж оценивается в 5 миллионов долларов. При федерации существуют первоклассные научно-исследовательские институты и конструкторские бюро, услугами которых охотно пользуются частные фирмы. Кроме того, работают курсы по повышению квалификации всех работников. Не забыто и «общее» образование – в рамках федерации действует 100 начальных школ и 14 колледжей. А талантливую кооперативную молодежь посылают учиться в лучшие университеты Европы – за счёт Кассы. Мондрагонская федерация – это своеобразное социальное государство, здесь существует мощная «социалка» – особый кооператив занимается пенсионным и социальным страхованием.

В Мондрагоне стремятся к тому, чтобы количество работников на вновь создаваемых предприятиях не превышало 500 человек. Если это по каким-то причинам невозможно, то внутри предприятия формируются автономные подразделения. Таким образом, создают условия для экономической, производственной демократии – на малых предприятиях её устанавливать легче. Как очевидно, современное эффективное производство вполне возможно и в малых формах, отрицающих жёсткую «вертикаль», при которой одна группа манипулирует разрозненными «массами».

Народно-кооперативный Мондрагон является настоящей цитаделью социализма, надежно защищенной от капиталистической стихии с её кризисами и прочими прелестями рыночной экономики.  На сайте Анархия.Орг читаем: «Федерация не имеет себе равных в капиталистическом мире по показателю занятости. За 40 с лишним лет её существования в государстве произошло несколько экономических спадов, а в федерации не было выбросов работников, а лишь несколько замедлялся прирост рабочих мест. Её кооперативы в случае ухудшения конъюнктуры для какой-либо их продукции налаживают выпуск другой, пользующейся спросом. Ставших лишними работников передают на другие предприятия федерации, где ощущается нехватка рабочей силы, или направляют на курсы переподготовки. Кооперативы почти не имели случаев банкротства, служащего в капиталистическом мире главной причиной безработицы». («Кооперативный социализм на место корпоративного»).

А что же у нас, в России, славящейся своими артельно-общинными, кооперативными и социалистическими традициями? У нас тоже есть народные предприятия, статус которых прописан в соответствующем федеральном законе от июня 1998 года. Согласно ему, работникам НП должно принадлежать не менее 75 % акций, причем отдельный работник может иметь не более 5 %. Голосование здесь, как и случае ЕОп и Мандрагонской федерации построено по принципу – «один акционер – один голос». Продажа акций возможна только между акционерами, либо работник продаёт их всему предприятию. При этом, каждый новый работник наделяется акциями автоматически, при поступлении на работу.

Спорить нечего – система весьма демократическая, и всё это прописано в законодательстве. Однако, самих НП в России крайне мало – всего несколько десятков, и занято на них всего 42 тысячи человек или 0, 001% от общего числа занятых в производстве товаров и услуг. Возникает вопрос – может быть российские НП неэффективны, отсюда и столь небольшая численность. Между тем, факты свидетельствуют об обратном. В условиях полного отсутствия государственной поддержки НП не только выживают, но и наращивают производство. Возьмём для примера крупнейшее из них – Набережночелнинский картонно-бумажный комбинат (НКБК). Его гендиректор Владимир Бестолоков рассказывает: «За 15 лет работы комбината в статусе народного предприятия выпуск товарной продукции вырос с 1,4 миллиарда рублей до 6,2 миллиарда, производительность труда – в четыре раза, объем прибыли также имеет тенденцию к росту. Заинтересованы работники и в модернизации предприятия. Так, в этом году планируем заменить практически две трети машин картонной фабрики. Причем кредитов комбинат не брал и пока не берет, развиваемся только за счет собственной прибыли». («Массовые акции»)

Или еще одно чрезвычайно успешное НП – Подольский кабельный завод, некогда бывший первом в рейтинге Московской области по показателю «экономическая эффективность». Работает на нём не так и много человек по сравнению с многими другими предприятиями Подольска  – 1, 7 тысяч человек. (Есть заводы, насчитывающие по 6-8 тысяч работников.) Однако, он обеспечивает половину всех налоговых поступлений в бюджет города.

Годовой валовой объём производства на крупных предприятиях (1000—2000 работающих) достигает 1,5—3 млрд. руб., с числом занятых до 500 человек — порядка 100—500 млн. руб.

В 2012 году показатели были такие: «За прошедшие 10—12 лет объёмы производства увеличились в три — восемь раз. Это достойный ответ на всем известный призыв удвоить ВВП. В разы выросли также производительность труда и зарплата. Степень износа оборудования не превышает 40—50% (как исключение — до 60%). На половине предприятий 40—70% оборудования не старше пяти лет. Доходы не проедаются, а целенаправленно инвестируются. До 50% прибыли (десятки и сотни миллионов рублей) по решению трудовых коллективов ежегодно направляется на обновление основных фондов и технологическую модернизацию, составляя, как правило, 100% инвестиций… На социально-культурные нужды ежегодно направляется не менее 30% прибыли. Обязательный выкуп акций у работников, уходящих на пенсию, гарантирует им солидную прибавку в десятки и сотни тысяч рублей (чем не вариант накопительной пенсии работника, прямо заинтересованного в росте стоимости акций, — не спекулятивной, а через капитализацию прибыли и реальную модернизацию производства?)» (Виталий Тарлавский. «Народные предприятия России»).

Вот такие вот успехи, которые являются поистине сенсационными (да разве у нас любят такую сенсационность?) Особенно, если учесть, что еще с 1990-х годов НП были поставлены в крайне невыгодные условия. «Закон о народных предприятиях был принят в 98-м году, однако принят был не сразу, первоначально он был отклонён Ельциным, который решил, что закон нарушает конституцию (типа, опять «советы и социализм»), пишет в своём ЖЖ-блоге renashid. –  После долгих согласований его приняли, но ввели такие ограничения, связанные с созданием народных предприятий, что они не приобрели массовый характер.

Согласно действующему закону, народное предприятие можно создать только путём преобразования коммерческой организации, работникам которой принадлежит более 49% уставного капитала этой организации. Кроме того, народные предприятия по действующему закону не могут быть созданы на базе государственных и муниципальных унитарных предприятий. Такие жёсткие ограничения на создание народных предприятий – это результат компромисса при принятии закона в 97-98 годах. К этому времени в нашей стране уже практически не осталось акционерных обществ, в которых акции после приватизации оставались бы на руках у трудового коллектива: почти во всех приватизированных предприятиях уже были крупные акционеры». («Народные предприятия, или один шаг на пути возрождения Родины»).

Вот он, тот небольшой, но реально существующий и эффективный уклад, за который должны ухватиться все сторонники настоящей альтернативы капитализму (частному и государственному). Здесь вам и патриотизм (национализм) – вспомним самобытную русскую артель. И социализм в подлинном, общественно-общинном смысле этого слова (от лат. «socialis» – общественный). Требование поддержки народных предприятий должно стать важнейшим политическим требованием. Но об этом у нас не думают. В экономике все очень расплывчато – или «остановить миграцию», или – «поддержка отечественного производителя», «Анти-ВТО» и проч. благозвучная абстракция. В результате, патриоты как бы зависают в воздухе, вдалеке хоть от какой-то социально-экономической почвы. Пора, однако же, становится на эту почву и обеими ногами. Пусть пока мал наш, народно-социалистический золотник. Но как говорится – «мал, да дорог».

Источник: газета «Завтра».

Оставить комментарий

Войти с помощью: