Skip to content

АНОНС

Виктор Геращенко: У нас кризис в экономике из-за кризиса кадров.

21.08.2016 г.

Рецессия в российской экономике продолжается, хотя и в менее острой, чем раньше, форме, констатируют эксперты института “Центр развития” либеральной Высшей школы экономики (ВШЭ). “Если ВВП в 2016 г. окажется всего на 1,3% выше, чем в докризисном 2008 г., то как раз к выборам 2018 г. вполне может возникнуть тема “потерянного десятилетия”, — предупреждают авторы доклада. 

Интересно, неужели авторы доклада в какой-то момент сочли десятилетие 1998-2008 гг. удачным? Напомним, 17 августа 1998 г. в России был объявлен дефолт. Курс рубля по отношению к доллару упал за полгода более чем в три раза – c 6 руб. за доллар перед дефолтом до 21 руб. за доллар 1 января 1999 г. Дефолт – это хуже санкций или “не роста”, это обвал экономики, катастрофа. Кто же выправил ситуацию, сумел сделать так, что в стране начался рост ВВП, и 1998-2008 гг. не стали не потерянным временем? Неужто либералы из ВШЭ признают роль Примакова?

Напомним, что Евгений Максимович Примаков и Юрий Дмитриевич Маслюков вместе вошли в Правительство, которое не имело казны, в бюджете которого не было денег на зарплату, и смогли за восемь месяцев увеличить объем промышленности в России на 23,8%. Это были самые высокие темпы роста за последние 20 лет.

Почему же не говорят сегодня, к чему привела бездумная политика Ельцина и с чем пришлось столкнуться Правительству Примакова? Сразу после дефолта взлетела инфляция, превысив 38% в сентябре, и Россия оказалась на пороге гиперинфляции. К этому моменту реальные доходы населения упали на 25%, вернувшись к уровню января 1992 г. Кроме того, банковская система фактически перестала существовать, начался кризис неплатежей. Все это привело к резкому росту социальной напряженности, забастовкам рабочих.

Примаков утвердил антикризисный документ: “О мерах Правительства Российской Федерации и Центрального Банка Российской Федерации по стабилизации социально-экономического положения в стране”.

Одним из самых больших достижений в тот момент стал жесткий финансовый контроль, который позволил ограничить отток капитала. Что сделал Примаков? Провел индексацию пенсий (на что сейчас в Правительстве якобы “денег нет”. Неужели, а после дефолта – были?), было введено госрегулирование цен на лекарства, а задержка заработной платы стала уголовным преступлением.

Реальные доходы населения в начале 1999 г. росли, хотя и были примерно на треть ниже показателей 1998 г. И у Примакова, Маслюкова и главы ЦБ Виктора Геращенко были еще и другие меры, которые, впрочем, они не могли применить из-за… политической ситуации! Благодаря тому, что коалиционное Правительство Примакова отвело страну от края пропасти, выплатило долги рабочим, стабилизировало хоть как-то ситуацию в экономике и еще – что примечательно – проявило сильную политическую волю, когда сам премьер развернул самолет над Атлантикой, – Примаков стал очень популярен в народе, СМИ прочили его в президенты вместо Ельцина, который не оправдал доверия и развалил страну.

Да, Примакова убрали, но, в конце концов, с чем сейчас соглашаются многие эксперты – экономический подъем нулевых был во многом связан с инерцией работы его Правительства, а не только с начавшимся ростом цен на нефть. Но вот, уже к 2008 г. настало “потерянное время” на фоне высокой стоимости “черного золота”.

В беседе с Накануне.RU соратник Примакова Виктор Геращенко объясняет ситуацию:

“Из него стали в прессе делать будущего президента – Ельцин ведь как строитель был нормальный, а в экономическом смысле он был слабый – и поэтому, боясь, что Примаков его сместит, будет конкурентом (хотя я от Примакова ни разу не слышал, чтобы он критиковал Ельцина и говорил “я бы делал не так”, никакого зазнайства не было), его убрали”.

Если бы Примаков действительно стал президентом – что бы он успел сделать, если за 1,5 года смог спасти страну от реального упадка? Сейчас либералы презрительно замечают: “Крымы” бы начались гораздо раньше, а не в 2014 г. Но, как рассказал в интервью Накануне.RU Виктор Геращенко, нынешний кризис в стране, действительно, связан с внешним давлением и санкциями, но в большей степени – с отсутствием кадров, которые могли бы совершить разворот в экономике.

Вопрос: Экономисты из ВШЭ считают, что в 2018 г. можно будет говорить о потерянном десятилетии, с 2008 г. экономика не выросла, ВВП не увеличился. Как Вы считаете – потеряли десять лет?

Виктор Геращенко: Я в этом деле уже не участвую с 2001 г. – сам попросился, поскольку сделали глупость, создали какой-то Общественный совет при Центральном Банке, чего нет ни в одной развитой стране. Так и пошло, могли и десять лет потерять, проблема нынешняя в том, что раньше смотрели за тем, чтобы люди, которые занимают посты, знали дело.

После денежной и ценовой реформы 1947 г. – я не расспрашивал особенно отца, за что Сталин обиделся на Зверева, что он как министр сделал не так – но он его освободил от занимаемой должности. И назначил министром финансов Косыгина, который работал в Госплане. Тот побыл два года министром, пришел к Сталину, сказал – Иосиф Виссарионович, ну не понимаю ничего я в этом, освободите меня, назначьте Зверева. Было такое, было. Он понял, что не тянет со всеми сложностями, которые были в экономике. А сейчас этого нет. Уехал Черномырдин с визитом в США, его там уже принимали, как будущего президента, он вернулся – на него Танечка наклепала – его освободили от должности, назначили Кириенко, который физик по образованию. Его назначили премьер-министром – что он в этом деле понимал? Ничего. И через несколько месяцев начались эти проблемы с векселями.

Вопрос: На него повесили все ошибки, которые уже накопились?

Виктор Геращенко: Ну, на кого-то надо было повесить. И когда меня позвали, я выдвинул условия – и вдруг все правление проголосовало за поддержку моего решения, хотя там были разные люди. Я решил – всех освободить и назначать новое правление. Потому уже шел депутат Рыжков и говорил – а ты не думай, что мы тебе разрешим иметь 12 человек, мы тебе сейчас разрешим только семь, чтобы было конституционное большинство правления, а если что пойдет не так, мы вас всех через три месяца выгоним.

Вопрос: Сегодня наши проблемы связаны с мировым кризисом, с санкциями?

Виктор Геращенко: Они, может быть, связаны с мировым кризисом, а те санкции, которые нам предъявили, бьют и по их экономике – особенно европейской. И вот эта “отсебятина”, которая постоянно идет от американцев, причем от непрофессионалов или обиженных на мужа дурочек – и приводит к провалам, даже у развитых экономик.

Вопрос: У нас же можно говорить и не о десяти, а о 25 потерянных годах?

Виктор Геращенко: Да, потому что нельзя бывшего комбайнера, который обманом получил орден, потому что папа его известный комбайнер сказал – дайте не мне медаль, а ему, ему надо в университет поступать в этом году, и ему это поможет на юридический факультет поступить, – ставить во главе страны. Он был даже всего помощником комбайнера. Но были такие вещи. Причем очень многие в истории, если смотреть, идут у нас от комсомольцев – в руководстве их союзов каждый думал: вот я стану так вертеть, когда Иосиф помрет.

Вопрос: На днях была годовщина дефолта, который произошел 17 августа 1998 г. Что стало причиной?

Виктор Геращенко: Дефолт был, к нему шли постепенно. Верили, что рынок сам все организует, а потом получилось, что в целом, в мире была проблема – и началась она с Юго-Восточной Азии, а потом дошла и до нас – когда у нас от банков коммерческих стали отзывать свои депозиты европейские банки, не потому, что они нам не верили, а от того, что у них самих были проблемы со свободными деньгами.

Вопрос: У Путина большая поддержка, высокие рейтинги – с чем это связано, раз в экономике – “потерянное время”?

Виктор Геращенко: Рейтинг у Путина больше по политическим результатам, а не экономическим. Здесь он действительно молодец, хоть и был до этого всего лишь в ГДР, где, кроме университета, ничего для разработки замечательного не было. Но его же не взяли в управление, он в университете работал вербовщиком иностранных студентов (из Африки, Азии и других) и он там работал с иностранной молодежью на будущее.

Его “подцепил” Собчак, ему посоветовали – вот из молодежи хороший парень есть, исполнительный и так далее. У него, конечно, общее понимание есть. Когда на Собчака хотели коллеги подать в суд, он, пользуясь своими связями, вывез его якобы на лечение за границу.

Собчак много чего делал странного – например, будучи мэром Ленинграда, бросил такую фразу, что те иностранные банки, которые существовали здесь до революции и которые захотят свой офис открыть именно в этом городе – даже в “бурге”, нет, чтобы как Николай II переименовать Петербург в Петроград, когда война началась с немцами Первая мировая, – Собчак назвал по-старому, дурачок, – и только два банка выразили желание, но там кадров даже не хватало. И они от того, что кадры не могли набрать, закрыли свои офисы и открыли в Москве. А Собчак хотел построить “второй Гонконг”. Дурак, что ли?

Вопрос: Сейчас из ситуации “потерянных десятилетий” нас смогла бы вытащить такая команда, которая сложилась в известный период у Примакова-Маслюкова?

Виктор Геращенко: Полтора года мне пришлось работать с Примаковым, и я удивлялся его способности вести переговоры с иностранцами, причем банкирами, экспертами из МВФ, из Мирового банка. Как он умел убеждать, что у нас временные сложности, хотели слишком быстро всего достигнуть, но мы обязательно заплатим, и они ему верили, но была определенная убежденность и внутренняя, и внешняя. И то, что потом опять же из него стали в прессе делать будущего президента – Ельцин ведь как строитель был нормальный, а в экономическом смысле он был слабый – и поэтому, боясь, что Примаков его сместит, будет конкурентом (хотя я от Примакова ни разу не слышал, чтобы он критиковал Ельцина и говорил “я бы делал не так”, никакого зазнайства не было), его убрали.

Вопрос: Сегодняшний премьер поражает всех своими “перлами” – предлагает учителям идти в бизнес, пенсионерам говорит “денег нет”.

Виктор Геращенко: Ну а что Медведев? Он был начальником юридического отдела у Собчака, потом попал в администрацию. Что он, глубокий юрист что ли? Нет. Экономист он? Нет. С какими-то проблемами, которые были в Ленинграде, сталкивался, но в принципе знания не очень глубокие. Вырос в Кронштадте, женился на дочке командира подводной лодки, постепенно рос как юрист, но звезд с неба не хватал, не семи пядей во лбу.

Вопрос: У нас кризис в экономике, потому что у нас – кадровый кризис, получается?

Виктор Геращенко: Да, так оно и есть.

Источник: Накануне.RU

 

Оставить комментарий

Войти с помощью: