Skip to content

АНОНС

Открылся канал нашего портала в Ютубе - Канал «Якутия. Образ будущего»

 «В 2025 году Россию ждет демографическая яма».

Дарья Филиппова (Москва).

9.08.2016 г.

Председатель наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития Юрий Крупнов — о необходимости миграционной реформы

На деле же наши миграционные трафики — это прямое следствие развала СССР, катастрофической деиндустриализации и сбрасывания страны на периферию мировой экономики.

Поправки Госдумы решают важные, но не фундаментальные вопросы. Нужна полномасштабная миграционная реформа и коренная смена государственной политики в целом. Это вопрос национальной безопасности, решение которого необходимо начать со стратегических целевых установок.

По оценкам экспертов, на территории России находится не менее 12 млн нелегальных мигрантов. Они сконцентрированы прежде всего в Московском регионе, Ханты-Мансийском автономном округе, на юге страны. 12 млн человек — это невидимое государство в государстве, где царят свои законы и ценности.

— Что ждет Россию, если радикальной миграционной реформы не произойдет?

— Нас ждут следующие волны приезжих. Среднеазиатские мигранты исчерпывают себя как ресурс, и в планах стоит привлечение уже китайских в размере 10–15 млн. человек. Скорее всего, переговоры с Китаем начнутся в 2018 году. Так происходит, когда страна увязает в мигрантской экономике — «лопатном технологическом укладе» — и в топку нужно бросать всё больше и больше дров.

Сегодня отовсюду звучат бравурные речи о демографическом росте, но это всего лишь временный пик, добрый нам «привет» из конца 1980-х. В действительности в 2025 году нас ждет очередная демографическая яма. И она будет глубже, чем предыдущая.

— В чем причина этого?

— Число рожающих станет меньше, то есть снизится количество женщин репродуктивного возраста. А это, в свою очередь, результат демографической ямы 1990-х годов. Число новорожденных по сравнению с 2012 годом в 2025 году снизится не менее чем на 40%. Коэффициент рождаемости составит не более 1,8 ребенка на 1 женщину.

В итоге количество экономически активного населения снизится на 10 млн человек. То есть почти на 10% только по этой причине будет падать ВВП. Но какие выводы делаются? Что нужно усиливать миграцию.

Чтобы количество россиян не уменьшалось — про увеличение нельзя даже говорить, — необходимо за 20 лет увеличить число многодетных семей в семь раз, с 7 до 50%. Многие скажут, что невозможно, это несерьезно. Да, перед нами фундаментальный исторический вызов, невиданная в истории задача. Но придется совершать невозможное.

— Но миграция рассматривается как один из факторов, способных улучшить демографию.

— Единственный фактор нашей российской демографии — рост рождаемости. Сегодня существуют две разные демографические школы. Первая рассматривает смертность, рождаемость и миграцию. А вот вторая школа миграцию за факторы демографии выводит. Ведь этот процесс никак позитивно не связан с собственным режимом и функционированием воспроизводства.

— Существует и другая проблема. Женщины из стран СНГ специально приезжают рожать в Россию или оказываются беременными уже здесь. И многие из них оставляют детей на попечение государства.

— Думаю, проблема преувеличена. Но и меняться в ближайшее время ничего не будет. А вопрос безопасности детей и матерей особо никого не интересует.

Миграционное лобби всегда действовало в идеологии бездушного комфорта для всех, кто получает профит от трафика мигрантов: коррупционеры получали взятки, предприниматели — большие прибыли и сверхдоходы. Всем удобно, но никто не отвечает за последствия. А мигранты не виноваты, что приезжают к нам рожать, — люди приспосабливаются к ситуации.

Мы сами виноваты, что у нас в России демографическая катастрофа. Если будем делать ставку на миграцию и не будем организовывать демографическую революцию, то к концу столетия нас останется, в лучшем случае, половина. Поэтому необходимо культивировать большую многопоколенную семью как единственный способ избежать катастрофы. И колоссальный поток доплат, льгот и т.п. в особой степени направлять на четырехдетную семью.

— Недавно мэр Москвы Сергей Собянин заявил, что уровень преступность среди мигрантов снизился на треть. Есть ли «второе дно» у этого позитивного показателя?

— Снижение количества раскрытых и заведенных дел в наших реалиях может скорее свидетельствовать об обратном — преступниками просто стали меньше заниматься. Это вовсе не показатель эффективности правоохранительных органов. Наоборот, это показатель увеличения латентности преступлений.

— Стоит ли публично оглашать национальность преступника?

— Публично не нужно, но в протоколе и деле, разумеется, стоит указывать. Вопрос в том, действовал ли преступник один или в некоей подпольной системе, а не какой он национальности. Также до сих пор нет органа по борьбе с этнопреступностью. Говорят: у преступника нет национальности. Броско, но ни о чем. Бороться необходимо, конечно же, не с людьми той или иной национальности, а с нарушителями закона и этнопреступностью как сетевыми сложно организованными сообществами.

— Какие преступления чаще всего совершают мигранты?

— Прежде всего, это экономические нарушения (например, в налоговой сфере) и наркопреступления. По маршрутам движения наркотиков часто движутся и мигранты: это не только Средняя Азия, но и Кавказский регион. Героин и гашиш требует перемещения, а мигранты — это трафик.

Также имеют место преступления, связанные с социально-культурной замкнутостью — нападения, изнасилования. Мигранты относятся к нам как к чужакам. Но не лучше и к «своим», но с более низким социальным статусом. Отсюда — преступления против личности, рабский труд и торговля людьми.

Источник: сайт газеты «Известия».

Оставить комментарий

Войти с помощью: