Skip to content

АНОНС

Россия бьет рекорды по экспорту еды.

Николай Проценко (Москва).

24.06.2016 г.

Рост производства и экспорта сельскохозяйственной продукции бьет все рекорды и обещает делать это в дальнейшем. Но не идет ли речь о временном успехе, который уйдет в прошлое вместе с санкциями? Тем более что продукция АПК и пищепрома остается единственным крупным сегментом российского экспорта, который продолжает расти на фоне падения общих объемов внешней торговли.

«Продукция сельского хозяйства демонстрирует фантастические результаты: по итогам четырех месяцев мы имеем пятипроцентный рост экспорта продукции АПК в самом строгом долларовом счете и рост на 30,5% в физических объемах поставки сельхозпродукции за рубеж», – такую оценку высказал недавно первый заместитель министра экономического развития РФ Алексей Лихачев.

Более того, перспективы дальнейшего роста в ключевых нишах – зерно и мясо – весьма обнадеживающие. В этом году в стране может быть собран рекордный урожай зерновых, а российские производители мяса один за другим заявляют о выходе на растущие рынки Азии. По данным за январь-апрель, общая стоимость экспорта продовольственных товаров и сельскохозяйственного сырья из России составила 5,11 млрд. долларов (включая 3,95 млрд. долларов экспорта в дальнее зарубежье и 1,16 млрд. в страны СНГ), превысив на 5,4% показатели того же периода прошлого года.

Правда, с точки зрения экономики в целом в этой бочке меда есть и ложка дегтя. Как следует из информации Росстата, по итогам первого квартала продовольственные товары и сельскохозяйственное сырье оказались единственной экспортной статьей, показавшей прирост в сравнении с тем же периодом прошлого года (плюс 3,3%). Остальные группы товаров ушли в минус, в том числе те, которые выиграли от девальвации рубля в прошлом году (металлы, продукция машиностроения, удобрения). В целом в январе-апреле Федеральная таможенная служба зафиксировала снижение отечественного экспорта на 32,2%, а в его главной отрасли – минеральной продукции и топливно-энергетических товарах – спад превысил 38%. То есть, когда мы говорим, что сельхозпродукция смогла существенно нарастить свою долю в российском экспорте (по странам дальнего зарубежья по итогам января-апреля на 5,4% при 3,4% годом ранее, по странам СНГ – 10,7% против 8,4%), необходимо учитывать, что это наложилось на спад по большинству других направлений.

Первые по пшенице.

Наиболее значительная доля в российском аграрном экспорте по-прежнему приходится на зерновые, при этом безоговорочное лидерство принадлежит пшенице. За первые четыре месяца этого года объем ее поставок на внешние рынки приблизился к отметке 7 млн. тонн, а общая стоимость экспорта достигла 1,2 млрд. долларов (годом ранее эти же показатели составляли соответственно 3,6 млн. тонн и 825 млн. долларов). А в мае, по данным аналитиков портала Agro2b, экспорт пшеницы из России превысил объемы мая прошлого года более чем на 86% (1,11 млн. тонн против 591 тыс. тонн). Тогда наиболее крупные поставки были сделаны в Нигерию, а с начала экспортного сезона безоговорочное первое место занимает Египет – более 5,9 млн. тонн, или 25,3% от общего объема.

Перспективы зернового экспорта на следующий сезон не менее оптимистичны. По оценке Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР), сделанной в ходе 17-го Международного зернового раунда в Геленджике, Россия в этом году может собрать 108,8 млн. тонн зерновых, включая 64,5 млн. тонн пшеницы, превысив рекорд 2008 года (108 млн. тонн), а экспорт в следующем сезоне, который начнется 1 июля, может достичь 34,8 млн. тонн. Прогноз Минсельхоза, прозвучавший тогда же, более осторожен: общий урожай зерновых – 106 млн. тонн, экспорт – 33 млн. тонн, но это в любом случае больше, чем в предыдущие два года (105,3 млн. тонн в 2014 году и 104,8 млн. тонн год назад).

При этом в ведомстве не стали делать поправку на ливни и град, которые в начале июня пронеслись по южным регионам России, хотя аналитики ИКАР еще раньше отмечали, что обильные весенние осадки на Юге, в Центре и Поволжье могут привести к недосеву 150–300 тысяч га зерновых, а при продолжении дождей – осложнить уборку урожая. По сообщению Росстата, на 1 июня в сельхозорганизациях страны погибло более 200 тысяч га озимых. Но, даже несмотря на это, сообщают органы статистики, площадь посевов зерновых и зернобобовых культур в сравнении с прошлым годом выросла на 2,2% (до 30 млн. га), а посевы яровых увеличились за год на 3,4% – до 27,8 млн. га.

«Успехи в экспорте пшеницы действительно есть, и по результатам сезона 2015/2016 мировое лидерство России в этом сегменте, скорее всего, сохранится», – отмечает руководитель портала Agro2b Леонид Соболев. Однако пшеница, добавляет он, – это еще не все зерно. Например, экспорт российской кукурузы, хотя и вырос за последние годы в несколько раз, пока не превышает 4,5 млн. тонн. Это лишь пятое место среди мировых экспортёров, причем до лидеров нам еще очень далеко: США экспортируют в год 50 млн. тонн кукурузы, Бразилия и Аргентина – по 23 млн. тонн, Украина – 17 млн. тонн.

Мясо для Востока.

По данным Национальной мясной ассоциации, в прошлом году экспорт российского мяса и субпродуктов увеличился на 10,4% – с 77 до 85 тысяч тонн, а согласно оценке Минсельхоза, рост в сегменте свинины и птицы составил 20%. В рамках общего объема производства (13,5 млн. тонн мяса скота и птицы в живом весе) экспорт пока занимает очень небольшую долю, но потенциал дальнейшего увеличения его объемов очень высок. В частности, в первом квартале ФТС зафиксировала рост экспортных поставок мяса птицы на четверть (в сравнении с первым кварталом 2015 года, когда он составил более 16 тысяч тонн).

В Минсельхозе наиболее перспективным внешним рынком для российского мяса считают Азию. Как сообщил в одном из недавних выступлений глава Минсельхоза Александр Ткачев, на этот год ставится задача увеличить поставки мясной продукции в государства Персидского залива, Китай и ряд стран Азиатско-Тихоокеанского региона. Определенные договоренности об увеличении российского экспорта в этом направлении были достигнуты с начала года в ходе крупных продовольственных выставок – дубайской Gulfood, шанхайской SIAL и ряда других. В сентябре тема экспорта в Азию получит продолжение на Восточном экономическом форуме, который пройдет во Владивостоке.

Большую активность российские производители проявляют и в таком сегменте, как халяльная продукция, то есть дозволенная к употреблению мусульманам. По оценке Всемирного халяльного форума, в ближайшие годы его доля в мировом потреблении продовольствия может вырасти с 16 до 20%, а общий объем этого рынка сейчас составляет 1,4 трлн. долларов в год. О готовности поставлять халяльную продукцию в исламские страны с начала года уже заявили такие лидеры отечественного пищепрома, как «Мираторг» (Иран), «Черкизово» (ОАЭ), татарстанская птицефабрика «Челны-Бройлер» (Бахрейн) и другие, причем все это – первые аналогичные прецеденты.

За последние месяцы многие лидеры отечественного мясного рынка сообщали не только о готовности кратно увеличить экспорт мяса в Азию, но и реализовать в России новые проекты, в значительной степени ориентированные именно на внешние поставки. В частности, компании «Русагро-Приморье» и «Мерси Трейд» собираются построить на территории опережающего развития в Приморском крае новые свинокомплексы общей производительностью порядка 1,2 млн. голов, объем потенциальных инвестиций этих двух холдингов в АПК Приморья оценивается как минимум в 40 млрд. рублей. Несмотря на то, что экспорт российской свинины в Китай пока закрыт, производители рассчитывают, что этот вопрос будет решен в обозримом будущем, как это уже произошло с зерном (разрешение на экспорт из ряда регионов России в КНР удалось получить в конце прошлого года).

Интерес к российской продукции существует и в молочном сегменте, где отечественные производители пока не достигли таких успехов, как в зерне, мясе птицы и свинине. По оценке Национального союза производителей молока (ассоциации «Союзмолоко»), уровень самообеспечения страны молочной продукцией в прошлом году составлял всего 77%, но это не мешает азиатским партнерам предлагать российским компаниям сотрудничество. В частности, на состоявшейся несколько дней назад встрече руководства Вологодской области с делегацией китайской провинции Шаньдун обсуждались вопросы поставок в КНР. Тема молочного экспорта поднималась и в рамках недавно прошедшего в Санкт-Петербурге первого Российско-китайского делового форума.

Скрытая угроза.

По оценке экспертов рынка, в разных сегментах аграрного экспорта российским производителям содействуют собственные специфические факторы. Например, экспорту пшеницы из России, по словам Леонида Соболева, сильно помогают курс рубля к доллару и ситуация на товарных рынках в целом. «Доллар стоит дорого по отношению к торгуемым на биржах товарам, в том числе и к зерну. Это одновременно и помогает российскому экспорту пшеницы, и «придавливает» экспорт из США. Пока доллар остаётся дорогим, российская пшеница будет оставаться более конкурентоспособной», – прогнозирует аналитик. В то же время мировой рынок кукурузы, где успехи России заметно скромнее, зависит от курса доллара несильно и американские объёмы здесь заместить просто некому. Поэтому, если брать совокупный экспорт зерновых, то Россия на протяжении последних четырех–пяти лет борется только за третье место с Аргентиной, уступая США (80–90 млн. тонн) и Евросоюзу (45–50 млн. тонн).

В мясном сегменте производители обращают внимание на экспорт под давлением падающего внутреннего спроса при одновременном росте производства. По данным Росстата, отечественное производство скота и птицы в живом весе в прошлом году выросло на 4,2%, а потребление мяса, согласно различным экспертным оценкам, одновременно сократилось на 3–7% (причем это не предел). Компенсировать растущий разрыв многие производители рассчитывают именно за счет вывоза избыточной продукции.

«Свинины в стране достаточно, дефицита нет, прирост поголовья очень существенный. По птице есть определенные сезонные колебания, но в любом случае крупным производителям было бы интересно заняться экспортом», – комментирует ситуацию аналитик ИКАР Анна Кудрякова. По ее словам, в последнее время высокая положительная динамика наблюдается в поставках мяса птицы в такие страны, как Таиланд, Таджикистан, Вьетнам, а также Украина – за счет Донбасса. Список стран, куда экспортируется российская птица, постоянно пополняется: в последнее время в нем появились Бахрейн, Мозамбик, ОАЭ, Сербия и даже одна страна Евросоюза – Италия.

Безусловно, всех сельхозпроизводителей, в том числе ориентированных на экспорт, беспокоит вопрос о том, как долго продлится режим господдержки АПК, благодаря которому, собственно, и возникла ситуация, когда в отдельных сегментах сельского хозяйства появились излишки. Еще год назад на состоявшемся в Ростове-на-Дону Форуме продовольственной безопасности руководитель исполнительного комитета Национальной мясной ассоциации Сергей Юшин говорил, что в свиноводстве, например, объем накопленных инвестиций уже таков, что единственный смысл дальнейших вложений в этот сегмент – это именно экспорт.

О сокращении инвестиций в АПК речи пока не идет. Как подчеркивал Ткачев, по итогам 2015 года совокупный инвестиционный портфель в сельском хозяйстве составил около 1,5 трлн. рублей, а до 2020 года планируется привлечь еще порядка 1 трлн. рублей. Со своей стороны государство планирует потратить на сельское хозяйство 250 млрд. рублей (для сравнения: в прошлом году объем поддержки отрасли составлял 200 млрд.). И все же аграрии опасаются, что со снятием западных санкций объем поддержки снизится и им снова придется конкурировать на внутреннем рынке с дешевым импортом. На протяжении последних месяцев представители федерального правительства не раз заявляли, что беспокоиться аграриям не о чем. Однако в ходе последнего Петербургского экономического форума вице-премьер Аркадий Дворкович (в недавнем прошлом – один из лоббистов вступления России в ВТО) недвусмысленно заметил, что «если санкции будут отменены, то и мы свои меры также скорректируем, изменим». Правда, уточнил Дворкович, в правительстве уже есть понимание того, какие меры необходимо реализовать, чтобы российские производители остались в благоприятной для них ситуации.

Со своей стороны эксперты вообще не видят прямой связи между темой снятия санкций и динамикой российского продовольственного экспорта. «Сельхозэкспорт в страны, наложившие санкции на Россию – государства Евросоюза и США, – и раньше не слишком процветал, – говорит Соболев. – Зерна там достаточно своего, та же ситуация по свинине и птице, где у нас сейчас появляются экспортируемые излишки. Поэтому можно рассчитывать на экспорт в эти страны только какой-то узконишевой продукции».

Источник: http://www.vz.ru.

 

Оставить комментарий

Войти с помощью: