Skip to content

АНОНС

25 марта выходит из печати книга “Саха кэпсээбэт кистэлэҥэ” - якутская версия “Тайной истории саха”

Взаимоотношение понятий ноосфера и биосфера.

От редакции: старая, но не менее актуальная в условиях кризиса современной технократической модели мира статья о понятиях биосферы и ноосферы.

Жданова Н.Л.

3.06.2003 г.

Соотношение понятий биосферы и ноосферы было введено в научный контекст работами В.И.ВернадскогоТ.де Шардена и Э.Леруа. Основоположниками постулировалось положение о «переходе» биосферы в ноосферу — на этом основании собственно и был введен сам термин «ноосфера». Однако, вопрос о правомерности, о способе и сроках такого перехода до сих пор остается проблемой. Соответственно, остается проблемной и интерпретация самой ноосферы.

Единство Человека и Природы до сих пор осуществляется в рамках биосферы и практически за счет биосферы. Стихийный путь развития человечества поставил его в ситуацию экологического кризиса, указывающего на неправомерность потребительского отношения к природе. Возможность дальнейшего сосуществования Человека и Природы находится в зависимости от формирования ноосферы как разумной формы отношения Человека к природе, к обществу и к самому себе. Провозглашенный Вернадским В.И. и Т.де Шарденом «переход» биосферы в ноосферу как переход к новой форме единства /гармонии/ человека и природы не является неизбежным, поскольку не может произойти автоматически, т.е. стихийно, хотя и остается необходимым в целях выживания человечества.

Общеметодологическое значение понимание биосферы получает в трудах отечественного ученого В.И.Вернадского, которым в начале века была создана концепция ноосферы. С этого времени понятие биосферы остается практически однозначным. Более сложным для восприятия является понимание ноосферы.

В употреблении данного термина сохраняется дилемма Вернадского- Шардена,которую можно определить как противопоставление объективного и субъективного факторов формирования ноосферы; противопоставление можно проследить как в решении вопроса о правомерности /основаниях/ перехода к ноосфере, так и о его способе и сроках.

Для полноты анализа необходимым является не только рассмотрение ноосферы как новой формы существования биосферы, данное Вернадским, но также и обратное отношение. Попытка такого подхода была осуществлена Т.де Шарденомработа которого выполнена преимущественно в телеологическом духе. Современная наука отмечает недостаточность как позиции В.И.Вернадского, так и Т.де Шардена, однако методологическая основа их объединения пока не выработана.

Понятие ноосферы практически не разрабатывается в направлении смыслового единства двух вышеуказанных позиций. Противоречивость определение ноосферы приводит к неоднозначной интерпретации понятия, провоцирующей отказ от его употребления. В этом случае происходит подмена понятия ноосферы на термины техно- и антропосферы, что переводит исследования на уровень биосферной проблематики как более общей по отношению к данной терминологии.

Другим фактором отказа от собственно ноосферной проблематики выступает тенденция отрицания разумности человека, спровоцировавшей современный экологический кризис. С последним положением связан упрек авторам концепции ноосферы в утопизме.

Необходимо подчеркнуть, что биосфера и ноосфера принципиально отличаются друг от друга по типу самоорганизации, однако цивилизация преимущественно паразитирует на организованности биосферы. Ориентация на сосуществование предполагает поиск возможной автотрофности /экологичности/ цивилизации. В этом случае ноосфера и выступит как искомое единство биосферы и ноосферы, заменив в этом отношении биосферу. Именно в этом положении и заключается смысл «перехода» биосферы в ноосферу.

Призыв к новому мышлению, обусловленный тем, что стихийное развитие человечества поставило его на грань самоуничтожения, осуществлен в докладах Римскому клубу. В этом отношении интересны работы одного из членов Римского клуба Д.Медоуза по системной динамике, в которых, используя собственную схему «мании»-структуры, автор показывает, как попытки человека компенсировать последствия своей собственной деятельности, лишь усугубляют проблему, на решение которой они первоначально были направлены. Деятельность человека по поддержанию единства в биосфере, реализующаяся как нообиосфера, несостоятельны, поскольку нельзя в принципе подменить один тип функционирования другим /в данном случае, биологический социальным/. Решать проблему единства человек может только внутри собственной формы организации, а не за счет биосферы.

Экологичность цивилизации предполагает ее автономность по отношению к биосфере как в плане независимого источника энергии, так и замкнутого цикла технологии. Соотнесение этих положений с внутренним источником самодвижения и внешними параметрами порядка дает целостный процесс самоорганизации производства — процесс, раскрывающий методологическое значение принципа автотрофности человечества, выдвинутого В.И.Вернадским.

Существуют закономерности общего процесса самоорганизации биосферы — процесса, который включает в себя две основных составляющих: энергетический импульс и параметры порядка. В соответствии с этими положениями рассматривается функционирование биосферы как обладающей внутренним самодвижением на основании положения В.И.Вернадского о биогеохимической энергии атомов. В качестве внешних параметров порядка выступают системные характеристики биосферы, к которым отнесется целостность, дифференциация и собственно организация биосферы как системы. Последняя представляет собой единство двух первых и осуществляется за счет процессов эволюции, идущих в биосфере.

Человек включен в данную систему — и до определенной степени биосфера продолжает воспроизводить единство целостного существования, поскольку техногенная энергия, в форме которой ноосфера входит в биосферу, вступает в общепланетный круговорот атомов. Однако, экология биосферы как норма ее функционирования, которая состоит в имманентно восстанавливающемся единстве отношений внутри системы, подчиняется принципу Ле-Шателье и становится проблемой, требующей дополнительных усилий по ее восстановлению, как только данный принцип нарушается, т.е. доля антропогенной нагрузки превышает допустимую норму.

Тот тип развития, который свойствен современному человечеству, принципиально исчерпал себя. В этой связи становится необходимым переосмысление понятия прогресса, опираясь на который и Вернадский, и Шарден создавали концепцию ноосферы.

При рассмотрении биосферы и ноосферы как форм взаимоотношения Человека и Природы(цивилизация и культура) может быть предложено понимание биосферы и ноосферы как различных форм единства человека и природы, которое является основополагающим отношением в рамках планеты.Такое допущение методологически обусловлено. В первой из указанных форм доминирует фактор организации по природному, т.е. обьективно-стихийному принципу, а во второй — по принципу культуры, разума.

Что касается принципа объективно-стихийного, то изначально им обусловлено как развитие общества, так и становление духовной организации самого человека, а не только природы. Выделяется несколько аспектов данного отношения. Прежде всего, следует отметить ориентацию на материальное потребление, господствующую как в природе, так и в обществе. Далее соответственно выступает антагонизм людей друг к другу, что подтверждает факт современных войн — антагонизм, основанный на отношении к окружающему миру как к собственности. И, наконец, феномен насилия — выход из насилия начинает осознаваться как глобальная проблема современности.

В свете вышесказанного переосмысливается тезис: «Человек как венец природы»,-обретающий тот смысл, что человек фактически доводит парадигму природной жизни, заданную ему в постулатах потребления, насилия и антагонизма, до предела, который собственно и отрицает абсолютность такого подхода.

Последний аспект сущностного единства человека с природой данного типа является в то же время и переходным к полаганию их различия. Нами указывается на возрастание роли субьективности: если в рамках природной организации эта способность носит характер развития целесообразности поведения, то уже в человеческом обществе выступает как целеполагающая деятельность, которая служит залогом формирования культуры. Духовная деятельность человека развертывается, будучи обусловленной, с одной стороны, предпосылками и потребностями его бытия, а с другой, ориентацией на некоторый идеал, предпосылаемый культурной традицией. Разум выступает как основной опосредующий фактор бытия человека.

Хотя понятие ноосферы строится на понятии разума, необходимо его оплодотворение понятиями свободы как предпосылки и любви как цели его деятельности /соответственно, истина и разум, добро и любовь, красота и свобода/. Осознание человеком самого себя как цели собственного существования /развития/ становится реальностью с осознанием самой цели развития человечества / на данном этапе — достижение единства общества и природы на основании единства самого общества/, ибо понимание человека существенным образом состоит в понимании его будущего.

В рамках биосферы как эпохи становление культуры ноосферы подчинено задачам ее цивилизационного развития. Следует отметить, что с эпохой ноосферы это отношение должно стать обратным. Противопоставление цивилизации и культуры было характерным для русской философии, где оно принимало форму отношения внешнего и внутреннего бытия человека. Как и в природе, развитие человечества опосредуется переходом внешнего во внутреннее. Это отношение можно представить и более общим образом. Природной необходимости противостоит случайность, которая предоставляет внешнюю возможность выбора субъекту — в ноосфере эта возможность становится внутренней, осознанной, т.е. свободой. Процесс развития культуры переориентирует фактор причины на фактор цели — поэтому господство объективности сменяется на доминирование субъективности как потребности и способности человека делать свое бытие все более осознанным, или целесообразным.

Смена парадигм в науке и в философии с классической на неклассическуюуказывает на то, что глобальные изменения в мире составляет аналогию с теми изменениями, которые представлены в развитии современного теоретического знания. Осмысление нового по-нимания единства мира идет по пути соотнесения принципа всеобщей взаимосвязи, утвержденного общей теорией систем, с категорией направления развития — через понятие самоорганизации, представленное разработками синергетики.

Понимание единства становится не только пространственным, но и временным, а значит, направленным. В связи с переосмыслением понятия времени акценты исследований смещаются от динамических закономерностей к статистическим. В фокус внимания попадают понятия случайности и субъективности. Аналогия между ними состоит в следующем: необходимость соотносится, с одной стороны, со случайностью, а с другой, со свободой. Соотношение случайности и свободы с категорией необходимости осуществляется через наличие возможности, развитие которой от случайности к свободе представляет собой все тот же процесс перехода внешнего во внутреннее.

В философии эти же изменения можно проследить на основе конкретизации понятия диалектики. Понятие диалектики явилось важнейшим достижением классической философии как категория всеобщей взаимосвязи — однако, оно же оказалось и ее самой большой проблемой, поскольку в рамках классической философской мысли диалектика была представлена только в своем формальном отношении. В классической теории диалектика выступает как апология всеобщего круговорота, в который вовлечен и сам человек. Фактически, она представляет собой апофеоз объективности. В наиболее последовательной форме такой порядок вещей представлен в философской системе Гегеля. Уже в системе Маркса придается определенное значение субъективному фактору, однако, роль личности остается недооцененной, и поэтому Мир в лице общества противостоит каждому отдельному человеку.

Приоритету объективного круговорота в методологии науки соответствует парадигма общей теории систем, выдвинутая Л.фон Берталанфи. По замечанию И.Пригожина, автора работ по синергетике, общая теория систем представляет мир как «глобальную тавтологию», т.е. фактически лишает его развития.

Современные тенденции становления методологии заключаются в том, что в теории выступает категория направления развития, которая изначально трансцендентна методологии науки, хотя и существует благодаря телеологическому подходу. О трансцендентности указанного понятия естественно-научным методам свидетельствует, в частности, упрек Дарвину в спекулятивности его теории /с теорией зволюции видов понятие направления развития занимает свое место в науке/. Однако, о правомерности и своевременности данного нововведения свидетельствует резонанс, полученный данной теорией среди ученых.

Функциональный подход, делающий основную ставку на факт взаимоопосредования, является второй ступенью теоретического отношения к миру, развивающей непосредственно-системный взгляд на мир. Функциональный подход, хотя и подкрепляет доминанту всеобщего круговорота, предпосланную системным подходом, однако, полагает и возможность переосмысления соотношения категорий «форма» и «содержание», отдавая содержанию предпочтение перед формой как более активной составляющей. Возможно, что в последнем положении заключено будущее системного подхода.

Понятие самоорганизации, получившее приоритет в современной методологии науки, заключает в себе апофеоз эволюции методологии науки, возникший на основе синтеза общей теории систем, кибернетики как теории управления /функциональный подход/ и синергетики /теория самоорганизации/. Стало возможным взаимоопосредование механического и телеологического подходов, а вместе с тем и создание теории организации, где «механизм» и «направление» становятся имманентны друг другу и в теории.

Идея единства систематики и синергетики в теории организации (былaвпервые осуществлена в тектологии А.А.Богданова). С тех же методологических позиций этим автором была дана критика современной ему философии за недостаточный, формальный уровень присущей ей диалектичности.

Категория диалектики в философии становится аналогом понятия самоорганизации в науке. Однако, данная аналогия носит опосредованный характер. На ее наличие указывает изменение характера философских размышлений. Происходит формирование субъективной диалектики как теории организации духовного мира субьекта /экзистенциальная философия/, которая в отличие от «единства множественности», получившего приоритет в классической метафизике, ориентируется на «множественность единств»/типа «вот-бытие» Хайдеггера/ в онтологии смыслополагания – неклассической, где переживание выступает как метод.

Фактически, и в теории идет подготовка к осмыслению новой формы единства мира, которое может потребовать изменения самого человека. В картине мира понятие «субъективный фактор» выступает не только как указание на собственное направление его развития, т.е. развития Мира, но и как основание его единства.

Понятие единства в философском, или методологическом плане, предполагаетпонятие абсолюта в философии как единства объективной и субъективной диалектики. При этом содержанием диалектики выступает то, что она построена на постулате противоречия /более широко — взаимодействия/, по форме представляя собой абсолют относительности.

В результате рассмотрения противостоящих друг другу в истории философии систем Гегеля и Маркса предлагается вывод об универсальности понятия диалектики, которое снимает в себе противоположность материалистического и идеалистического взглядов на мир как односторонних. Плодотворность такого противопоставления, в рамках которого развивалась классическая философия, практически исчерпана. Мышление переходит к познанию в терминах «обьективное-субьективное».

Однако, в теории философии, или теории диалектики, не существует однозначного понимания того, что такое идеальное и что такое субъективное. Отношение материального и идеального абсолютно; вне этого отношения их проявление невозможно. Понятие идеального заключает в себе то отношение, которое опосредует существование любой материальной организации. В современной науке единство материального и идеального выступает в понятии информации при взаимодействии системного и функционального подходов. Идеальное возникает с взаимодействия в природе /по Гегелю/, а не с бытием человека, хотя тенденция такого отождествления сохраняется в современном понимании указанных феноменов. Собственно, если понятие материального указывает на непосредственное бытие и в этом смысле означает «быть самим собой», топонятие идеального заключает в себе опосредование и состоит в том, чтобы «быть другим». В данном контексте очевидно, что одно не существует без другого.

Данное соотношение материального и идеального, рассмотренное в объективной форме природной закономерности, подводит к определенному пониманию субъективного, для которого оно в свою очередь служит основанием. Что касается понимания феномена субъективности, то существует тенденции отождествления его с бытием человеческого мира, однако следует отметить, что его возникновение необходимо соотнести со становлением органического мира, ибо здесь начинается противопоставление объективного и субъективного. Способ собственного функционирования, характеризующий живое образование, заключает в себе возможность самоорганизации поведения / как возможность соотнесения внешнего и внутреннего условий существования/ — и в этом смысле бытие субъекта /в том числе и природного/, противопоставленного объекту. Возрастание субъективности как абсолютизация единичного отношения в отличие от обьективности как отношения всеобщей взаимосвязи представляет собой закономерность направленного развития, которое в человеческом обществе получает форму свободы.

По-видимому, опосредование объективного и субъективного не только является основным вопросом современной философии, хотя и не проведенном в системной форме, но и заключает в себе проблематику ноосферы в плане соотнесения сознательного и стихийного, что в свою очередь перекликается с понятием разума как всеобщего опосредующего фактора, а также с диалектикой как теорией такого опосредования.

Для реального решения проблемы ноосферы в философско-методологическом плане необходим принцип диалектического монизма в форме, допускающей единство классической/объективизм/ и неклассической/субьективизм/ философии, а также единство самой классической философии /единство материального и идеального/, ибо в качестве сущности любого противоречия выступает взаимодействие объективного и субъективного /как то, так и другое сформировано единством материального и идеального в процессе их взаиморазвития/, а основной тенденцией развития служит возрастание роли субъективногофактора.

Становление ноосферы: формы и направление.

Феномен отчуждения человека от природы, от общества и от самого себя». Понимание человека состоит в понимании его будущего, однако, будущее не представлено как объект и не может быть познано средствами науки. Только нравственному разуму подвластна проблема направления развития, понимание которой дает возможность осмысления будущего. Направление в данном случае выполняет функцию организующего фактора, фактора единства.

Становление ноосферы соотнесено с формами снятия отчуждения человека от природы, от общества и от caмого себя. Эти формы отчуждения тесно взаимосвязаны между собой, при этом каждая составляет глобальную проблему современности, в любой момент готовую обернуться кризисом, который поставит человечество на грань катастрофы. Снятие форм отчуждения человека не имеет непосредственного характера, однако соблюдается определенная логика в порядке разрешения указанных противоречий. Следует отметить, что она не совпадает с общепринятой. Так, отчуждение человека от природы не может быть снято одним только развитием науки и техники, поскольку их стихийное развитие во многом и спровоцировало современную ситуацию экологического кризиса.

Проблема отчуждения человека от природы и от общества в их взаимосвязи была поставлена еще Ж.-Ж.Руссо, однако лишь сегодня практически реальны как объективная возможность, так и субъективная способность решить данную проблему: снятие отчуждения человека от общества выступает как средство возможности решения экологической проблемы. По подсчетам современных ученых, до 90% прибыли от производства должно уходить «на экологию» — в частном порядке такой результат не достижим.

Отчуждение человека в обществе осуществляется по трем направлениям: от власти, от собственности и от результатов труда. Феномен общественного отчуждения рассмотрен на примере двух типов общественного устройства: традиционно-капиталистического с собственной социалистической тенденцией развития и псевдо-социалистического, нарастание отчуждения в котором практически по всем трем направлениям и привело его к разразившемуся кризису. Социалистическая тенденция развития при капиталистическом типе устройства общества проявляется в прогрессивном снятии отчуждения в следующих формах; акционерная форма собственности, общественные фонды потребления и, наконец, прогрессивный налог. Однако, процесс снятия общественного отчуждения до конца стихийным быть не может, и полного снятия отчуждения человека в обществе не произойдет, пока не будет устранена выплата банковского процента на капитал. Методологической основой такого заявления служит положение о том, что в основе образования прибавочной стоимости лежат накопленные человечеством знания, используемые при организации труда — знания, которые принадлежат каждому как часть общечеловеческой культуры.

Общество, основанное на указанном принципе, впервые реализует принцип социализма как единство личного и общественного интереса, т.е. снимет отчуждение человека от общества. Такой тип общества, в какой бы форме он ни реализовался, служит средством перехода к ноосфере, разрешающей противоречие общества и природы. Диалектические условия жизни создают возможность реализации диалектического мышления в становлении субъективного фактора как средства достижения единства человека с самиим собой

В современной научной литературе соотношение понятий биосферы и ноосферы — как представлений об интегральных формах существования Человека и Природы — исследуется прежде всего в контексте экологической проблематики. Несмотря на всю закономерность такого подхода, он остается односторонним и, следовательно, ограниченным. Методологические акценты должны сместиться с экологической на более комплексную проблематику — проблематику ноосферы, ибо только в процессе формирования ноосферы возможно становление новой формы единства человека и природы, а тем самым и снятие остроты экологической проблематики.

Понятие ноосферы в данном контексте раскрывает принципиальное единство указанных проблем в аспекте дальнейших путей развития общества /проблема «канализирования» свободы этого развития/.

Противостояние нарастающим тенденциям не может быть ограничено стремлением их компенсировать, уходом от катаклизма /в данном случае происходит лишь отрицательная постановка задачи и как таковая она осуществлена/. Необходимым остается осознание того положения ноосферы, к которому общество в результате сознательных усилий должно будет перейти, опосредованное пониманием того, почему и как это возможно.

Источник: сайт «Академии тринитаризма».

 

Оставить комментарий

Войти с помощью: