Skip to content

АНОНС

Открылся канал нашего портала в Ютубе - Канал «Якутия. Образ будущего»

Когда лопнут пузыри… Реальный сектор vs виртуальный.

Олег Хан.

29.02.2016 г.

Что случится в скором времени, уже мало у кого вызывает сомнения. Лопнут пузыри. Уже даже те, кто участвует в их накачке, думает, как бы соскочить и внимательно следит за теми, кто сидит с насосом. Ведь те, кто с насосом сидит, тоже внимательно следит, чтобы лохи не помешали им свой гешефт получить от схлопывания финансовых пузыриков. Оттягивать можно только до тех пор, пока процесс накачки управляем. А с управляемостью всё туже… С этим понятно. Но что дальше-то?

Задайтесь вопросом, насколько экономика мира должна зависеть от финансов, торговли и услуг разного рода, и насколько от конкретного продукта (того, что можно потрогать или попользоваться)? Реальный сектор — сельское хозяйство и промышленность и дают человечеству то, что надо для жизни (есть и культурный продукт, нематериальный, но он не столь масштабен), остальное — лишь способ доставки и обслуживания этого продукта, если грубо обобщить.

Именно благодаря реальному сектору мы едим, одеваемся, обустраиваем жилье и быт, летаем в космос, наконец… Промышленность создает материальную базу для всей нашей жизни, и культурной, и бытовой ее стороны. Ведь в случае какого-нибудь глобального кризиса в первую очередь выживут предприятия в сфере производства и сельского хозяйства — кушать и одеваться надо всегда.

Скачать (DOC, 35KB)

Парадокс в том, что реальный сектор дает в ВВП 29%. А сектор услуг — 71%. И ладно бы это была, т.ск. «надстройка» с культурной составляющей, так ведь нет же. Понятно, что торговля, транспорт, здравоохранение, образование и прочее обслуживание нужны, но проблема в том, что сектор услуг в большой степени состоит из услуг по большей части нацеленной на потреблятство и на виртуальную экономику.

А реальный сектор стал как бы вспомогательным. Абсурд?..

Скачать (DOC, 75KB)

Всем понятно, что западный, так называемый «постиндустриальный мир», полностью перекочевал в виртуальные деньги. Корпорации вывели основное производство в страны «третьего мира». А в «первом мире» оставили головные офисы и кучу институтов, которые прокручивают эту самую виртуальную экономику, и она надувается, надувается… Все эти финансовые пузыри создаются на отраслевых рынках с огромными оборотами, но полностью виртуальных. Эти секторы никакого материального продукта не создают, не создают даже культурного продукта. Тот же сектор ИКТ — это помимо рынка харда и софта (как бы продуктов), состоит из множества услуг, по сути, нужных лишь в условиях опять же виртуальной экономики. С остальными отраслями тоже беда. Но самый бедовый — финансовый сектор — это вообще сплошное ничто: деньги из долгов, деньги из будущих прибылей, деньги из разницы цен на разные деньги, деньги из брендов, деньги из трендов и т.д. — до полного абсурда.

Множится число всяких аутсорсинговых паразитов с массой услуг, по сути, совершенно бессмысленных в реальной экономике. Коллекторство, таможенное брокерство, лизинг, факторинг, сорсинг, форфейтинг и бесконечный консалтинг, консалтинг, чтобы разобраться во всей этой х… Все эти виртуальные услуги и безмерно растущие денежные обороты накапливаются как снежный ком и уже поглотили западные страны, превратив их в «постиндустриальные» экономики, которые почти ничего существенного не производят. И при помощи этой виртуальной системы паразиты доят работяг, т.е. всех, кто не в «первом мире». Корпорации окончательно превратили в паразитов США и ЕС, а также компрадоров-элитариев в остальных странах. Дошло до того, что в странах «первого мира» перестали производить хоть что-то полезное. Даже если производство и есть, то комплектующие делают, например, в Китае, энергоресурсы — из России, а сами европейцы зарабатывают исключительно на брендах. Т.е. на красивой упаковке. Понятно, я утрирую, схемы могут быть и более сложные.

Виртуальная экономика финансовых пузырей не вечна, и страны, которые обеспечили себе хороший промышленный потенциал, после неизбежного системного кризиса должны иметь все шансы на относительно нормальное существование.

Скачать (DOC, 54KB)

Но не всё так просто. Стоит упомянуть, что подавляющая часть производств заточена на потреблятство, производя заведомо ущербный продукт с ограниченным сроком годности. Всё дабы потребитель не отвлекался и регулярно менял товар. И посему большая часть производств также обречена на коллапс, ведь после схлопывания пузырей и краха потреблятской экономики эти производители должны будут производить ограниченное число товаров гораздо более высокого качества — без заложенного брака. Но все ли смогут? Не факт.

Опять же виртуальная экономика даёт «первому миру» средства на потреблятство путём бесконечной эмиссии бумажных как бы денег и как бы ценных бумаг. И если лопнет пузырь, тогда что в итоге мир этот «первый» будет потреблять? Получается, что потреблятская суть экономики — это своего рода страховка для виртуальной экономики. Ведь тот же Китай, как «мировая фабрика», просто не сможет продавать огромную часть своей продукции, если финансовые пузыри «первого мира» лопнут, и тот не сможет потреблятствовать в нынешних объемах. А остальной мир такого уровня потребления не потянет, иначе земля не выдержит такой ресурсной эксплуатации. Образуется замкнутый круг, из которого как бы нет выхода. Абсурд, тупик. Но перестроить мировую экономику по новой модели пока нет никакой возможности, ибо модели нет. Вернее варианты есть, как, например, корпорато-фашистская модель «новус ордо». Но оно нам надо?..

Скачать (DOC, 53KB)

Есть и ещё один скользкий момент: большую часть того, что стоит производить в одной стране, корпорации умудряются производить в разных странах, безмерно эксплуатируя транспорт (а тот опять же жрёт ресурсы). Причин находится масса. Но в целом и это выглядит абсурдно. Если производство зависит от наличия ресурсов на определённой территории (ну, типа, сокращение логистических цепочек), перенос производства ещё как-то объясним. Но если причина иная? Зачастую абсурдные товаропоставки объясняются конкурентной борьбой, что как бы выглядит нормально в глобальной экономике, но абсурдно с точки зрения здравого смысла отдельно взятой страны. Как, например, объяснить, что Болгария почти не производит своих овощей, а в Молдавии или Румынии куча турецких овощей и фруктов (причём тепличной ГМОшной дряни). И это в традиционно сельскохозяйственных республиках! Просто задавили их сельхозпроизводителей турки и европейцы. Конкуренция, етить!.. Также гробят промышленность и сельское хозяйство Прибалтики, Украины и остальной Восточной Европы, превратив регион в фабрику гастарбайтеров. Румыния и Молдавия, например, лидируют по экспорту трудовых ресурсов на душу населения (да, люди снова становятся товаром!). Открытый глобальный рынок и его «невидимая рука» приводят к множеству абсурдов (что достойно отдельного исследования).

Или вот как объяснить такую странную и сложную логистику, когда немецкие автомобили только собираются в Германии (и то не все: 65% BMW, 25% VW…), а запчасти к ним производятся — от Таиланда до Бразилии? В каждой стране по детальке… Смысл? Сэкономить?

Есть ещё момент. Ведь что касается брендовой составляющей цены: BMW любой сборки будет являться BMW. Ну, типа, немецкое качество, несмотря на то, что собран он может быть в Китае или ЮАР, а запчасти и вовсе из какой-нибудь Румынии. И чем он будет отличаться от более дешёвого Nissan из Японии, России или Мексики?

Вообще брендовая закладка в цене уже давно не несёт никакой составляющей качества. Чем, к примеру, iPhone лучше более дешёвого Samsung или ещё более дешёвого китайского Lenovo или Newman, или иного какого noname? Ну, ясно, лучше, но не настолько, как это отражается в ценах. Что уж говорить о шмотках? Чем штаны от европедика-модельера лучше штанов от любой отечественной фабрики? Только наличием крутого бренда? И примерам несть числа…

Абсурдные дисбалансы в мировой экономике весьма разнообразны, и касаются они, в том числе и промышленности.

Но как бы там ни было, производственный сектор, включая промышленность, строительство и сельское хозяйство, останется после схлопывания финансовых пузырей в той или иной степени, и уже теперь можно сравнить производственные мощности разных стран. Понятно, сейчас можно посчитать эту мощность очень условно, т.к. если исключить дисбалансы и абсурды мировой производственной отрасли, которые мы описали выше, то оценка будет иной, и мощь стран окажется гораздо ниже. Потребности мировой экономики будут иные, и часть производственных мощностей просто остановится. До той поры, пока не наладятся новые связи. Пока не проявится в полной мере новый технологический уклад. Но уже теперь можно увидеть, кто реальный лидер в мировом производстве. Можно увидеть, кто может хоть частично отхватить продовольственного и индустриального суверенитета — если хватит воли у тех, кто будет у власти. А вот с чем останется «первый мир»? Ну, потеря лидерства и гегемонии — это ещё не самое страшное. Потеря потреблятского уровня жизни — вот что страшнее…

Но даже ослабление государств — не самое страшное. Ведь схлопывание пузыриков коснётся не только стран, но и корпораций: резкое падение капитализации, цен на акции и прочие прелести невиртуальной экономики. И это — только для затравки. А там уж потребуется перестраивать свои связи, логистику, пересматривать структуру, а то и вовсе признавать себя банкротами. И не окажется ли, что снова все активы сконцентрируются в руках тех, кто обычно является инициаторами и бенефициарами всех мировых кризисов? Ведь понятно, что схлопывать пузырики будут вполне себе целенаправленно и управляемо, как, например, это происходило в пору «Великой депрессии».

Так что впереди нас ждёт глобальная экспроприация экспроприаторов, и, думаю, к этому уже все готовы. И да, спасибо санкционным войнам, что дали возможность кое-кому специально отгородиться от штормовых схлопываний пузырей.

Расчёты – на основе данных департамента статистики ООН, Всемирного банка и др.

Источник: блог «Cont».

Оставить комментарий

Войти с помощью: