Skip to content

АНОНС

Открылся канал нашего портала в Ютубе - Канал «Якутия. Образ будущего»

Максим Фатеев: «Регионам надо больше финансовой свободы давать».

 

Наталья Дегтярёва.

18.02.2016 г.

Для справки: на сегодняшний день Торгово-промышленная палата Саратовской области, одна из крупнейших в России, объединяет 1052 организации и ИП, при ней работают 24 отраслевых гильдии и 11 комитетов. Максим Фатеев – один из двух руководителей ТПП в российских регионах (второй – президент Воронежской торгово-промышленной палаты), кто является и региональным бизнес-омбудсменом.

– Максим, понятно, мировая конъюнктура с санкциями отразилась на всех, от мала до велика. Как на вас она сказывается?

– Сказать, что в этих условиях всем так уж стало хуже, тяжелее, конечно же, нельзя. Например, военно-промышленный комплекс и стоящие за ним наукоемкие производства чувствуют себя гораздо увереннее по сравнению с годами ранее. Но это, разумеется, не является основным трендом развития региональной экономики.

То же можно сказать и о развитии агропромышленного сектора региона. У тех предприятий, которые были успешны в «тучные» годы, есть больше возможностей остаться на плаву по сравнению с теми, кто и в те годы еле-еле тянул. Государственные фонды поддержки АПК больше сориентированы на успешные предприятия. И я думаю, это правильно, потому что в тяжелое время тратить нерационально деньги налогоплательщиков – не очень дальновидно. Но поддержка флагманов не означает, что всех остальных нужно бросать.

Представителей малого бизнеса нужно учить, направлять государственными программами и встраивать в единые кооперационные цепи с флагманами. Поясню на примере, о чем речь. До недавнего времени существовала федеральная программа центров коллективного пользования. В рамках этой программы под Энгельсом был осуществлен пилотный проект, объединивший в кооператив малые фермерские предприятия, занимающиеся овощеводством. Регион выиграл конкурс и на совместные – областные и федеральные средства (около 70 миллионов рублей) – приобрел для фермерского кооператива суперсовременную установку по калибровке и фасовке овощей. В итоге фермеры, в чью сторону до этого торговые сети даже не смотрели, с ходу начали реализовывать через одну из таких сетей до двадцати тысяч тонн картофеля и лука по всей стране.

Но эту программу свернули, несмотря на её явную эффективность и необходимость для фермерства. Здесь, как мне кажется, существует некое недопонимание между региональным бизнесом и федеральными властями. Федеральные власти, направляя в регионы деньги, иной раз нечетко понимают, что произойдет с той малой частью вливаний, которые пойдут на поддержку малого бизнеса, фермеров. Это, я думаю, виднее местным властям. Сужу по нашей области (но и не по ней одной). Несмотря на сложное время и на принятый с огромными «ужиманиями» (хотя и бездефицитный) областной бюджет, правительство региона добилось от федерального бюджета денег на поддержку предпринимательства. Этих денег немного, а предпринимателей (малых и средних предприятий) – 88 тысяч. Но деньги всё-таки получены и уже есть, как мне кажется, опыт рационального их использования.

– И чего же, на ваш взгляд, не хватает сегодня малому и среднему региональному бизнесу?

– Не все, даже близкие к властям экономические аналитики согласны с политикой, которую ведет экономический блок федерального правительства. Что в данном случае я имею в виду? Ну, например, если ЦБ и имеет какие-то свои дальние цели, то банкиры их успешно хранят. Сейчас это очень закрытая структура в отличие от того времени, когда ЦБ возглавлял Геращенко. Тогда банкиры чуть ли не каждую неделю отчитывались о том, какие шаги предпринимают. Сегодня же цели ЦБ весьма скупо обозначены в открытых средствах массовой информации. И это, думается, ошибочно. Если вы следуете какой-то политике в отношении финансовой системы Российской Федерации, вы объясните эту политику, хотя бы той части общества, которой это очень важно. Бизнесу объясните.

Недавно я встречался с одним немецким бизнесменом. Он говорит: «Зачем я буду сейчас инвестировать в производство в вашей области, когда мне гораздо выгоднее положить средства на депозит в российском же банке. Это гарантированно 10-12%годовых, да еще банк, в том числе и государственный, предложит различные стимулирующие программы. А чтобы   получить те же 10-12% рентабельности в реальном секторе экономики, сейчас так нужно попахать, да при этом еще неизвестно с какими рисками». С этой точкой зрения невозможно не согласиться. Сейчас и российские предприниматели, те, кто имеют хоть какую-то финансовую подушку безопасности, так рассуждают: зачем рисковать, если можно официально, законно, безопасно сидеть и ничего практически не делать. Оставить минимальный персонал, выплачивать минимальную зарплату, деньги разместить на депозите и спокойно выживать. Но ведь так не будет никакого развития! Вот в чем проблема!

Констатировать тот факт, что «стало плохо, но мы удерживаемся», сегодня мало. Не этого ждет региональный бизнес от экономического блока федерального правительства. Глобальные проекты – это, безусловно, очень важно, но вы объясните нам, каким образом они будут реализовываться. Расскажите, как мы будем действовать. Может быть, изменится налоговый кодекс? Или бюджетный кодекс? Может, следует изменить принцип распределения средств между бюджетами, о чем говорил в свое время Евгений Максимович Примаков, который в самый сложный период 1998 года возглавил коалиционное правительство? Вот какие вопросы у регионального бизнеса к правительству страны

Для того, чтобы выживать и развиваться, нужны недорогие финансовые ресурсы. Любому производству для жизни и развития нужна кровь. И эта кровь – деньги. И их надо вытащить и заставить работать.

– Каким образом это можно сделать на уровне региона?

– Регионы все в долгах и кредитах. В меньшей степени в бюджетных, в большей – в коммерческих. И причина этого – совершенно «кривая» система распределения бюджетов. Это ни для кого не секрет, но об этом неудобно говорить региональным чиновникам. Значит, должны говорить мы, негосударственные некоммерческие организации и бизнес. Наши налоги сейчас в большей степени уходят в федеральный центр. В муниципалитетах (в том же городе Саратове) остаются крохи. Это неправильно! И поэтому ровно год назад, в последний раз выступая перед публикой, Евгений Максимович Примаков как раз говорил, что формула этого распределения должна быть 50 на 50. Возможно, с учетом больших социальных обязательств государства, сейчас можно говорить о формуле 60 на 40. Но не больше.

Регионам надо больше финансовой свободы давать.

– С какими проблемами, жалобами предприниматели чаще всего обращаются к вам как к бизнес-омбудсмену?

– 80% жалоб на муниципалитеты. И еще, земля. Всё, что касается отношений, связанных с выкупом, арендой, поиском земельного участка. Все эти вопросы должны быть абсолютно прозрачными. Но вот вам реальный пример: предприниматель решил укрупнить свое производство. Ему стало не хватать имеющихся площадей, в том числе, и по требованию проверяющих органов. Он делает заявку в муниципальное образование на покупку или аренду земельного участка. Ему отвечают, что нет такой возможности. Предприниматель – человек настойчивый и находит сам такой свободный участок, точно узнает его границы, делает чуть ли не съемку из космоса, получает план. Приходит к чиновникам и говорит: «Вот есть на вашей территории участок. Тут болотце – я его осушу, нет дороги – вот тут проложу. Сделаю всё, что надо». «Хорошо, – говорят ему, – оставьте документы». А через некоторое время звонят и сообщают: «Простите, но так получилось, что вы подали заявку 20 числа, а 19-го вечером участок уже был сдан в аренду другому юрлицу». Это стандартная схема. И она работает повсеместно. С жалобами на такие ситуации обращаются очень часто. И выход здесь только административный, судиться в этом случае практически бесполезно.

Еще предприниматели жалуются на действия муниципальных проверяющих органов. К сожалению, в нашей практике остается очень много нерегламентированных вопросов (то же самое выделение земельных участков, размещение объектов нестационарной торговли). А нет регламента – нет порядка.

На каком, собственно, уровне эти проблемы должны решаться?       На основании ФЗ-135-го закона «О защите конкуренции» муниципалитетам дано право самим решать эти вопросы. И здесь возникает вопрос уже к федеральной власти: раз существуют пробелы в исполнении законодательства, наверное, есть смысл его скорректировать, в частности, предоставить   региональной власти, губернаторам возможность вмешиваться в определенных случаях, ведь это они, губернаторы – гаранты выполнения законодательства в регионе. А сейчас получается, что все практические вопросы малого и среднего бизнеса решаются только на уровне муниципальной власти и никто больше по закону влиять на принятие решений не может.

К бизнес-омбудсмену предприниматели обращаются, когда прошли уже все кабинеты и нигде не смогли отстоять свое право, когда всё уже проиграно.

– А какова в решении всех перечисленных проблем роль региональной ТПП?

– Если речь идет конкретно о Саратовской ТПП, то мне эта роль представляется достаточно значительной и именно в плане законотворчества. Судите сами. Саратовская ТПП – одна из немногих региональных торгово-промышленных палат, которая проводит    антикоррупционную экспертизу законодательных актов. Саратовская область – одна из трех регионов России, где по инициативе губернатора региональная торгово-промышленная палата наделена правом законодательной инициативы. Мы работаем практически со всеми комитетами областной думы, так или иначе затрагивающими интересы бизнеса региона, участвуем в разработке новых законов, проводим экспертизу различных нормативных актов всех уровней. Благодаря грамотно выстроенному диалогу с органами власти совету бизнес-объединений, ТПП удалось добиться поправок в некоторые наиболее резонансные законопроекты, вынесенные на обсуждение в последнее время.

В этом году в палате начал свою работу Центр примирительных процедур (медиации).

В рамках работы межведомственной рабочей группы по защите прав предпринимателей и общественного совета по защите малого и среднего бизнеса при прокуроре области ТПП продуктивно взаимодействует с областной прокуратурой. Это наш основной партнер в деле защиты прав предпринимателей. Работа сложная, но очень эффективная.

Источник: интернет-журнал «Столетия».

Оставить комментарий

Войти с помощью: