Skip to content

АНОНС

Открылся канал нашего портала в Ютубе - Канал «Якутия. Образ будущего»

Дверь Двух Миров.

Ернар Масалим (Республика Казахстан).

8 июля 2015 г.

Когда подходишь к Мавзолею с тыльной стороны, первое, что бросается в глаза на стене цвета чая с молоком, среди сине-лазоревой красоты – островки из темно–синих кирпичиков, образующий странный здесь, но до боли знакомый символ.

Скачать (DOC, 332KB)

Это в ХХ веке люди сделали из него эмблему, ставшую символом варварства и насилия. А раньше его называли «сердцем Бога», «крестом счастья».  Где-то я читал про «четыре L» – Light (свет), Love (любовь), Life (жизнь) и Luck (удача).

На самом деле – это один из самых древних и архаичных солярных знаков — указатель видимого движения Солнца вокруг Земли и деления года на четыре части — четыре сезона. Для моих предков  он – сетчатый орнамент, символ жизни, движения, вечного движения вперед. И не обязательно ему иметь прямые углы.  В целом, в Восточной Европе, Западной Сибири, в Центральной Азии это знак встречается со II—I тысячелетия до н. э. Я видел его и в Венгрии, на стене культового сооружения древних мадьяр, тенгрианцев-митраистов.

Скачать (DOC, 27KB)

Эти воспоминания, обрывки мыслей, информации делают твой первый шаг во внутрь святилища не просто трепетным, но осознанно – трепетным. Что удивительно, при каждом посещения Мавзолея Хазрет Султана ощущения трепета внутри себя –  разное. И эта разность – осязаемая.

Входишь через дверь поменьше справа от основной. Каждая дверь – это сокровище с изумительными узорчато – тисненными поясами  орнаментами надписей на сказочном арабском и  не менее прекрасном дари: «Хвала Аллаху Всевышнему за все (ниспосланное)! (написано дважды); «Врата святых – источник счастья, любовь к святым – ключ к счастью!»; «Слуга священного порога Твоего – да будет в достатке!». Я вспомнил и еще раз понял табу, знакомый любому казаху с детства: «Tabaldyrykka turma, tabaldyrykty baspa» – «Не стой на пороге, не наступай на порог!» – счастье растопчешь… Двери сняты и хранятся внутри зала – джамаатханы. Изготовлены они «в году семьсот девяносто девятом (1396 – 97)  рабом немощным и просящим (прощение у Бога) Изза ад-дин ибн Тадж ад-дин аль Исағи. Да будет эта дверь для достижения радости и всегда приносящая благо, открытой для друзей, и закрытой для врага». На кромках колец – хальки для стука, вделанных в четырехугольные пластины в середине двери, и на верхней части самой пластины надпись на арабском: «Пророк – да будет мир над ним! –сказал: Сей мир скоротечен, превращай его в повиновение Богу!» и слова великого суфия Саади из поэмы «Гулистан» (Страна цветов): «Цель наша –узоры (жизни), что останется после нас, // Ибо не вижу бытие вечным, // Может, кто-то, Владыка Сердца, // с умилением однажды помолиться за (этого) бедняка».

Скачать (DOC, 51KB)

Вообще, эта большая зала при входе – джамаатхана – скорее всего, изначально было местом для собрании и общих молитв (мусалла). В центре ее установлен сияющий священный тайказан, из-за чего зала получила второе название – Казандык.

Скачать (DOC, 153KB)

Тайказан – это самая большая по всему восточному мусульманскому миру чаша для воды. Отлита из сплава семи металлов в селе Карнак, что в 25 километрах от Туркестана, 20 шавваля 801 года. Названия месяцев мусульманского календаря звучат торжественно и красиво. Григорианский календарь привычен нашему уху, звучит обыденно. Необычность булгаковского описания встречи  Иисуса и Понтия Пилата предопределена словами: «…утром четырнадцатого числа весеннего месяца нисана в крытую колоннаду между двумя крыльями дворца Ирода Великого вышел прокуратор Иудеи Понтий Пилат», конечно же, вкупе еще с такой деталью:  «в белом плаще с кровавым подбоем…». Мой отец родился 19 числа месяца шағбан, что даже смогло изменить его имя из Наурых Хана на Шағбан – Шауен.

Вернемся к казану: вес его составляет 2 тонны, вместимость более трех тысяч литров. Высота – более полутора метра, диаметр, если быть точным – 243, 4 см. Поверхность отполирована тысячами рук веками, украшена затейливо тремя поясами рельефных надписей на фоне орнамента. По чьему-то не менее затейливому решению близко к казану подойти невозможно, он огорожен лентой.  Я захотел ощутить прикосновение к нему, сумел подтянуться и коснуться слегка. В верхней полосе  приведен отрывок из девятнадцатого  аята  девятой суры Корана, выбито имя заказчика – Амира Темира. Вообще, мне кажется, Великий Заказчик этого чуда-мавзолея и всего, что в нем, хотел достичь некоего примирения с жителями этого края и приложил к этому немало усилий.  А чудес здесь действительно много. Кроме казана, местными мастерами были изготовлены светильники, некоторые из них до сих пор хранятся здесь, один – в Лувре,  другой  – в главном музее бывшей метрополии – в Эрмитаже, откуда и сам Тайказан усилиями казахского правительства и доброй воли Бориса Великого Ельцина был возвращен к Изначальному Месту. При нынешней кремлевской власти вряд ли бы это случилось. Не возвращает ведь она,  несмотря на неимоверные усилия отдельных людей и даже властей республики,  Голову Великого  Хана Кене на родину. Старики говорят, что если голова не соединится с телом, не будет упокоена душа Воителя за свободу. Не будет покоя душе, не будет полного покоя стране, за свободу которой он сражался. Кремлевский Чекист это понимает. Очевидно же, что сакральные для народа вещи должны находиться на Изначальном Месте, захоронения – тем более. Но вот Принцесса Укок Алта изъята из захоронения и не возвращена, несмотря на гнев природы, землетрясения и ураганы, мольбы и письма жителей казахского Кос-Агаша лично Путину.

Захоронение Укок. Российский Алтай. Кос Агаш.

Скачать (DOC, 348KB)

Принцесса Алтая – Укок.

Скачать (DOC, 62KB)

Я увидел и потрогал много старых чудесных предметов, среди них два изумительных светильника, но самый главный, личный дар Мавзолею самого Темира, великолепно орнаментированный и украшенный гравированными надписями и инкрустированный серебром и золотом, находиться тоже в метропольнем музее. Изготовлен он в 1397 году тем же мастером, сотворившим чудные двери –  Изза ад-дин ибн Тадж ад-дин аль Исағи. Видимо, относится к этим великим мастерам слова из среднего орнаментального пояса Тайказана:«Будь благословен». Будь благословен Абдульгазиз ибн Шарафутдин, изготовивший чудо-казан и написавший на самом нижнем поясе: «А разве царствие не принадлежит Аллаху!»

Скачать (DOC, 54KB)

Один из светильников. Музей г. Туркестана.

Описывать Мавзолей можно долго. Пантеон казахских Батыров и Ханов, усыпальница великого суфия Ахмеда Ясави (правда, к нему тоже почему-то нет доступа, поэтому люди читают молитвы-просьбы через заднюю дверь усыпальницы с улицы), великолепная мечеть, большой и малый аксараи – помещения для совещаний, диспутов; китабхана, где когда-то переписывались и хранились книги и документы; асхана для приготовления ритуальной пищи; кудукхана – комната с колодцем; худжра – комнаты для служителей Ханаки (ханака – еще одно название мавзолея). Все это означает, что это удивительное сооружение было многоцелевым. Оно было и резиденцией и дворцом приемов казахских ханов, и местом для поклонения и зиярата. На выходе из-за фасада, где полностью отсутствует облицовка и остались строительные леса, возникает ощущение недоделанности и незавершенности. О причинах этого сложена легенда: Главный Мастер, ведший̆ строительство, влюбился в жену амира Темира Шолпан. Не только сказочно красивая, но и умная и проницательная женщина вызвала Мейстера к себе и предложила ему на выбор два яйца, одно из которых было разрисовано яркими узорами, а другое – обычное. Тот выбрал расписное. Тогда Шолпан очистила яйца от скорлупы, попросила отведать на вкус и сказать, есть ли разница между ними. Мастер был вынужден сказать  – никакого. «Тогда супруга Тимура пояснила: так же и женщины — отличаются лишь внешностью, но одинаковы по сути. И мастер зря сохнет лишь по одной, не замечая всех остальных. Шолпан хотела всего лишь приободрить страдальца. Однако тот, будучи уверенным, что его чувства — тайна для всех, испугался разоблачения и той же ночью бежал, бросив руководство стройкой. Равного ему в мастерстве зодчего и художника отыскать больше не удалось. Так мавзолей и остался незаконченным». Но незакончен лишь фасад, душа Творения создана и живет. Это ощущаешь.  Великий Магжан Жумабаев назвал Туркестан, Мавзолей  в нем “Дверью Двух Миров”: Turkstan – eki dunie esigi goi // Turkstan Er Turktin besigi goi. – Туркистан – колыбель тюрков, Туркистан – дверь в оба Миры. Это я тоже ощутил. Зримо.

Скачать (DOC, 218KB)

Источник: сайт Е.Масалима.

Оставить комментарий

Войти с помощью: