Skip to content

АНОНС

Открылся канал нашего портала в Ютубе - Канал «Якутия. Образ будущего»

Уроки Алексея Кулаковского. 3 часть.

 

От редакции: мы продолжаем публикацию отрывков книги «Уроки Алексея Кулаковского». Публикуемый отрывок книги, посвящён сценариям будущего России. Книга находится в печати в типографии г. Горно-Алтайска. Выездная презентация книги будет проведена в улусах (районах) Республики Саха (Якутия) в марте 2016 г. в рамках презентации проекта “Якутия. Образ будущего”.

Специально для интернет-портала «Якутия. Образ будущего».

Кандидат исторических наук, главный редактор портала Афанасий Николаев.

24 февраля 2016 г.

Глава 2. Будущее России.

В «Сновидении шамана» А.Е.Кулаковский пророчески описал грядущую первую мировую войну, революции, гибель империй, и ещё более жестокую вторую мировую войну.

Уже в 1912 году в своих письмах к якутской интеллигенции А.Е.Кулаковский также предрёк будущие конфликты и войны за воду и еду в условиях резкого роста народонаселения мира. Он писал: «Более ужасная туча, нашего небосклона воображается  мне в образе индусов, китайцев, японцев… Теперь человечеству грозит опасность взаимного истребления друг друга его индивидов из–за недостатка пищи на земле… Когда не стало нигде земель, то вопрос существования человечества становится ребром: или прекрати свое размножение, или найди дешевый (химический) способ питания, или умирай с голоду…».

Особое внимание А.Е.Кулаковский уделил в своих произведениях Китаю, тогда ещё слабой и нищей полуколонии европейских держав и Японии.

Кулаковский предвидел быстрый экономический и культурный подъём Китая и писал: «Что касается культурных преимуществ России перед Китаем в отношении регулярности войск, крепостей, морских и воздушных флотов, то все это – только вопросы времени: дайте только время Китаю устроить свои внутренние дела, и мы будем опять удивлены быстроте его прогресса, как удивились японцам… Современным «варварам» стоит только проснуться от вековечной летаргии и сознательно отнестись к своему положению в мире и им совершенно легко идти по готовому уже руслу цивилизации».

Сейчас, уже в начале XXI в., мы можем убедиться в удивительной прозорливости А.Е.Кулаковского в отношении тенденций развития мира.

В связи с этими прогнозами А.Е.Кулаковского особый интерес представляет анализ будущего России, общей Родины всех народов нашей многонациональной страны.

2.1.Россия и мир: на пороге глобальных перемен.

В своей статье «Выход из хаоса» известный российский экономист и политик, советник Президента РФ, академик РАН С.Ю.Глазьев отметил: «Для отражения американской агрессии нужна национальная система экономической безопасности и управления развитием страны. Внешние и внутренние угрозы экономической безопасности России определяются сочетанием объективных и субъективных факторов. Первые связаны с эскалацией международной напряженности, обусловленной глобальными структурными сдвигами, которые опосредуют смену доминирующих технологических укладов. Вторые коренятся в стратегических ошибках проводимой в России макроэкономической политики, которые делают ее крайне зависимой от внешней конъюнктуры и обрекают на колонизацию американо-европейским капиталом».

С.Ю.Глазьев отметил, что в этих условиях руководство России взяло курс на восстановление суверенитета и евразийскую интеграцию. Это вызвало агрессию правящих кругов США против РФ путем захвата ими контроля над Украиной и превращения ее в плацдарм для развертывания мировой гибридной войны, ведущейся Вашингтоном с целью удержать мировое лидерство в нарастающей конкуренции с Китаем.

По мнению Глазьева: «Объективно эскалация международной военно-политической напряженности обусловлена сменой технологических укладов и вековых циклов накопления, в ходе которых происходит глубокая структурная перестройка экономики на основе принципиально новых технологий и механизмов воспроизводства капитала. В такие периоды, как показывает 500-летний опыт развития капитализма, резко дестабилизируется система международных отношений, идет разрушение старого и формирование нового миропорядка, которое сопровождается мировыми войнами между старыми и новыми лидерами за доминирование на рынке».

По мнению Глазьева, современный глобальный кризис, сменивший длительный экономический подъем развитых стран, является закономерным проявлением длинных циклов экономической активности, волн Н.Д.Кондратьева.

В основе каждой из них лежит жизненный цикл соответствующего технологического уклада – комплекс технологически сопряженных производств, составляющих вместе с соответствующими им институтами самовоспроизводящуюся целостность.

К настоящему времени в мировом технико-экономическом развитии можно выделить циклы пяти последовательно сменявших друг друга технологических укладов.

Ключевые направления развития нового шестого технологического уклада по оценкам Глазьева:

– биотехнологии (основанные на достижениях молекулярной биологии и генной инженерии);

– нанотехнологии;

– системы искусственного интеллекта;

– глобальные информационные сети;

– интегрированные высокоскоростные транспортные системы.

Развитие этих направлений нового технологического уклада позволяет обеспечить многократное повышение эффективности производства, снижение его энерго- и капиталоемкости.

По мнению С.Ю.Глазьева, в настоящее время новый технологический уклад выходит из эмбрионального развития в фазу роста и дальнейшее развитие современного мира будет определяться сочетанием двух процессов – разрушения (замены) структур прежнего технологического уклада и становления структур нового.

По мнению С.Ю.Глазьева сейчас имеются три сценария дальнейшего развертывания современного мирового кризиса.

  1. Сценарий быстрого выхода на новую длинную волну экономического роста (оптимистический). Он предусматривает перевод кризиса в управляемый режим, позволяющий ведущим странам минимизировать издержки кризиса и направить остающиеся ресурсы на подъем инновационной активности и форсированный рост нового технологического уклада. При этом кардинально изменится архитектура глобальной финансовой системы, которая станет поливалютной, а также состав и относительный вес ведущих стран. Произойдет существенное усиление государственных институтов стратегического планирования и регулирования финансовых потоков, в том числе на мировом уровне. Глобализация станет более управляемой и сбалансированной. Стратегия устойчивого развития сменит доктрину либеральной глобализации.
  2. Катастрофический сценарий, предполагает разрушение существующей американоцентричной финансовой системы, формирование относительно самодостаточных региональных валютно-финансовых систем, уничтожение значительной части международного капитала, резкое падение уровня жизни в странах «золотого миллиарда», углубление рецессии и возведением протекционистских барьеров между регионами.
  3. Инерционный сценарий, предполагает нарастание хаоса и разрушение многих институтов, как в ядре, так и на периферии мировой экономики. При сохранении некоторых институтов существующей глобальной финансовой системы появятся новые центры экономического роста. Институты ядра мировой финансовой системы будут выживать за счет стягивания ресурсов с периферийных стран путем установления контроля над их активами. Достигается это обменом эмиссии их валют на собственность принимающих эти валюты стран в пользу банков и корпораций ядра.

Скачать (DOC, 78KB)

По оценкам С.Ю.Глазьева развитие событий сейчас идет по инерционному сценарию, который сопровождается расслоением ведущих стран мира по глубине кризиса. Наибольший ущерб несут открытые экономики, в которых падение промышленного производства и инвестиций составило уже в начальной фазе кризиса 15–30 %. Страны с автономными финансовыми системами и емким внутренним рынком, защищенным от атак спекулянтов, продолжают расти, увеличивая свой экономический вес.

Скачать (DOC, 89KB)

В любом из сценариев экономический подъем возникает на новой технологической основе с новыми производственными возможностями и качественно новыми потребительскими предпочтениями. Кризис закончится с перетоком оставшегося после коллапса долларовой пирамиды и других финансовых пузырей капитала в производства нового технологического уклада.

По мнению Глазьева, гонка вооружений и увеличение оборонных расходов сейчас становятся ведущим способом государственного стимулирования нового технологического уклада. К тому же, наряду со структурным кризисом экономики, обусловленным сменой доминирующих технологических укладов, в настоящее время происходит переход к новому вековому циклу накопления капитала, что еще более усугубляет риски развязывания мировой войны.

Другой российский политик и философ О.А. Матвейчев в сжатом виде сформулировал 5 основных вызовов нашей эпохи для современной России.

Во-первых, демографический вызов состоит в стремительной убыли и старении населения. Это означает угрозу снижения роста ВВП, большую экономическую нагрузку на работающих за счет пенсионеров, сокращение армии, угрозу отторжения Дальнего Востока. Попытка решить проблему за счет мигрантов создает дополнительные трудности, с которыми уже столкнулись страны Европы и часть регионов России.

Во-вторых, геополитический вызов, это угроза отторжения Дальнего Востока и Сибири по причине депопуляции, заселения их выходцами из сопредельных перенаселённых азиатских государств. В результате здесь возможна реализация «косовского сценария».

В-третьих, продовольственный вызов связан с мировым продовольственным кризисом. Цена на продовольствие за последние годы выросла на 60–70 %. Россия на 50 % зависит от поставок извне. Продовольственная безопасность России находится под постоянной угрозой, делает Россию слабой, лишенной иммунитета по отношению к шантажу голодом. Развитие сельского хозяйства не зависит от наших больших инвестиционных возможностей, нас ограничивает отсутствие кадрового потенциала.

В-четвёртых, жилищно-коммунальный вызов связан с тотальной нехваткой жилья даже при сокращающемся населении. Темп убыли ветхого жилья практически сопоставим с темпом ввода нового жилья. Кроме того, изношены сети и коммуникации. Города не выдерживают нагрузки, постоянные аварии, пробки на дорогах, не соответствующие экологическим нормам вода и воздух.

В-пятых, культурно-идеологический вызов состоит в том, что Россия должна стать ценностью не только для самой себя, а для всего мира. Необходимо, чтобы иммигранты хотели ассимилироваться в нашу культуру, наш «образ жизни» должен быть привлекательным.

Основным количественным вызовом, в ближайшие 10 – 15 лет станет снижение абсолютной численности молодёжи и её удельного веса в населении Российской Федерации.

Численность молодёжи в возрасте 15–29 лет будет быстро снижаться в ближайшие годы и к началу 2020-х годов достигнет своего минимального значения – около 21,1 млн. человек, почти на треть меньше, чем в 2013 году (30,6 млн. человек).

Снижение абсолютной численности молодёжи является следствием падения рождаемости в 1990-е годы. Сейчас достигают детородного возраста малочисленные поколения рождённых в те годы детей.

Серьёзность этого вызова обусловлена, во-первых, его неотвратимостью – снижение численности молодёжи в ближайшие годы неизбежно, и, во-вторых, его масштабностью – по данным Федеральной службы государственной статистики молодых россиян в возрасте 10–15 лет в 2013 году насчитывалось 7,2 млн., что почти на 45% меньше, чем населения в возрасте 25–29 лет (12,6 млн.).

Подобное резкое падение численности молодого населения России влечет за собой целый ряд стратегических вызовов во всех ключевых сферах развития страны:

-экономический вызов – сокращение числа молодых работников (особенно высокой квалификации) несет  угрозу экономической стагнации и ослабления позиций России в мировой экономике;

-кадровый вызов – критическая нехватка молодой рабочей силы в ряде стратегически значимых отраслей (в том числе производство, различные отрасли бюджетной сферы), препятствующая их полноценному функционированию;

-демографический вызов – сокращение численности потенциальных молодых матерей (20 – 29 лет) и молодых семей; угроза убыли населения;

-социальный вызов – малочисленность молодёжи по сравнению со старшими поколениями порождает серьёзнейшую проблему обеспечения пенсионной системы и роста пенсионной нагрузки;

-региональный вызов – предстоящее сокращение численности молодого населения в сочетании с высоким миграционным оттоком может привести к критическому ухудшению социально-экономической ситуации в ряде регионов (в первую очередь, территории Дальнего Востока), а также в сельской местности;

-вызов национальной безопасности – численность мужчин призывного возраста (18–27 лет) сократится к 2020 году на 3,8 млн. человек (более чем на треть), к 2050 г. – на 4,5 млн. (более чем на 40 %), что вы­зовет проблемы с комплектованием Вооружён­ных Сил и поддержанием обороноспособности страны. В сочетании с региональным вызовом это означает ослабление возможности противостоять неконтролируемым потокам международной миграции, усиление геополитических угроз (прежде всего, в Сибири и на Дальнем Востоке).

Комплекс перечисленных выше вызовов ставит под угрозу социально-экономическое развитие России в ближайший период (до 2025 года), а также само её существование как сильного суверенного государства, способного эффективно отстаивать свои национальные интересы на международной арене.

2.2. Природно-ресурсный потенциал России.

Конец формы

Россия обладает мощным и разнообразным природно-ресурсным потенциалом, способным обеспечить необходимые объемы собственного потребления и экспорта.

Россия занимает одни из первых мест в мире по запасам большинства природных ресурсов, в том числе по запасам природного газа, каменного угля, железных руд, ряда цветных и редких металлов, апатитов и т.д.

На текущий момент в нашей стране открыто более 20 тыс. месторождений полезных ископаемых.

Стоимость разведанных и предварительно оцененных запасов полезных ископаемых в России оценивается в $30 трлн.

Если пересчитать эту оценку в рубли по текущему курсу, то стоимость российских полезных ископаемых будет равняться 1,950 квадриллиона рублей. Эта сумма в 130 раз больше бюджета России на 2015 год.

По оценке экспертов, в структуре минерально-сырьевой базы России основную долю (71%) занимают топливно-энергетические ресурсы, представленные газом, углем, нефтью, 15% — нерудное сырье, 13% — черные и цветные металлы, и 1% приходится на алмазы и драгметаллы.

Ряд крупных разведанных месторождений пока не разрабатываются. Суммарная стоимость запасов этих месторождений превышает $1 трлн.

Россия обладает значительным потенциалом роста нефтяных запасов: промышленные запасы нефти, разведанные на ее территории, составляют 12,5 млрд. тонн, а прогнозные ресурсы, характеризующиеся меньшей степенью изученности, оцениваются почти в 50 млрд. тонн.

Только одной уже разведанной ресурсной базы достаточно, чтобы обеспечить ежегодную добычу на уровне до 600 млн. тонн жидких углеводородов, в течение следующих 30 лет.

«Основная проблема разведки и добычи — налоговое бремя нефтяной отрасли, — комментирует глава аналитической компании SmallLetters Виталий Крюков. — В основном из-за того, что нефтяные налоги ориентированы на выручку и на добычу (НДПИ), а не на конечный результат».

Нефтяники сами неоднократно предлагали заменить налог на добычу, налогом на прибыль. Но Правительство России сейчас вместо этого решило, постепенно снижая экспортную пошлину, повышать налог на добычу полезных ископаемых.

По закону о госбюджете России на 2014 год, с учетом поправок, по экспертным оценкам налоговые отчисления нефтегазовой отрасли по итогам года должны составить 7,48 трлн. руб.

По оценке Александры Суслиной из Экономической экспертной группы, отчисления в бюджет по НДПИ составят 2,5 трлн. руб., поступления от экспортной пошлины по сырой нефти — 2,5 трлн. руб., еще 1,3 трлн. руб. дадут бюджету налоги на экспорт нефтепродуктов.

Есть проблемы и в газовой отрасли. В настоящее время Россия добывает около 650 млрд. куб. м газа в год. Однако, по словам ведущего эксперта Союза нефтегазопромышленников России Рустама Танкаева, РФ могла бы добывать и 1 трлн. кубов газа в год: «Геологоразведкой сейчас занимаются мало, просто потому, что уже разведанное некуда девать. Сейчас в России более десяти месторождений, имеющих градацию «уникальное», то есть с запасами газа более 1 трлн. кубов. Например, Левобережное и Лено-Ангарское, они примыкают к Ковыкте. Эти месторождения полностью разведаны, но никогда не разрабатывались».

Основная проблема «Газпрома», по мнению Танкаева, связана с рынками сбыта. По словам Танкаева, десять лет назад «Газпром» обеспечивал 93% российского потребления. В начале 2014 года — 73%, в начале 2015 г. — уже только 53%. Это связано с наращиванием поставок на внутренний рынок газа компаниями НОВАТЭК и «Роснефть».

Кроме того, «Газпром» за последние годы значительно сократил объем экспорта на свой крупнейший внешний рынок — Украину, поставки на которую доходили до 56 млрд. куб. м. По итогам 2014 года они составили лишь 14,5 млрд. куб. м.

По разведанным (доказанным) запасам угля Россия занимает третье место в мире (182 млрд. тонн) после США (445 млрд. тонн) и Китая (272 млрд. тонн). На территории России расположено 30% мировых запасов угля.

Из разведанных запасов 49% составляют запасы каменного угля, 42% — коксующийся уголь и антрациты (используются как топливо для производства стали).

Большая часть угольных бассейнов (93%) сосредоточена в восточной части страны за Уралом. При этом наиболее низкая себестоимость добычи — у месторождений Восточной Сибири, а самая высокая — в северных регионах европейской части.

На текущий момент крупнейшими угольными бассейнами нашей страны являются Тунгусский (предполагаемые запасы — 2299 млрд. тонн) и Ленский (предполагаемые запасы — 1647 млрд. тонн). Эти месторождения находятся далеко от освоенных районов, и их разработка требует больших затрат из-за вечной мерзлоты.

В настоящее время добыча угля в России после спада 1990-х растет с 1999 года, однако так и не достигла показателей добычи в СССР (максимум — 425 млн. тонн — наблюдался в 1988 году). При текущем годовом уровне добычи угля около 300 млн. тонн обеспеченность угольной промышленности РФ разведанными запасами составляет более 400 лет.

Имея такие запасы, можно решать разные стратегические задачи как внутри страны (создание дополнительных рабочих мест), так и на мировом уровне.

Полтора года назад президент России Владимир Путин заявил о том, что на сегодняшний день одно из самых проблемных мест в технологической цепочке отрасли — переработка угля и его обогащение. Глава государства сообщил, что более чем из 272 млн. тонн энергетического угля, добытого в 2012 году, переработано лишь 26%.

Но сжигать его нельзя из-за того, что существующие российские технологии переработки угля способствуют выделению углекислого газа, основного антропогенного фактора глобального потепления. А методы способные сделать угольные электростанции экологически приемлемыми, делают их неприемлемыми экономически.

По запасам руд цветных металлов Россия занимает ведущее место в мире, а стоимость запасов цветных и редких металлов составляет $1,8 трлн.

Россия также является одним из крупнейших производителей драгоценных металлов и камней.

Прогнозные запасы золота оцениваются в 150 тыс. тонн, при этом страна занимает пятое место по добыче золота, на нее приходится 6–7% объема мировой добычи.

По производству металлов платиновой группы Россия занимает второе место в мире. Основные их месторождения расположены в Восточной Сибири, на Кольском полуострове и Урале.

На долю нашей страны приходится и 20–25% объема мировой добычи алмазов — второе место по их добыче после ЮАР. При этом общие запасы оцениваются в 200 млн. каратов.

Ещё одна современная проблема, отсутствие у России сейчас возможности быстро воспроизводить свою минерально-сырьевую базу.

«На сегодняшний день мы находимся в ситуации, когда в стране существуют сложности с воспроизводством минерально-сырьевой базы, — сказал в интервью «Газете.Ru» исполнительный директор ГМК «Норильский никель» Павел Федоров. — Для сравнения, средние объемы финансирования региональных и поисковых работ в РФ в 2000–2010 годах снизились в шесть раз по сравнению с 1980–1989 годами (с 20 млрд. до 3 млрд. руб.). Задел поисковых площадей практически отсутствует, основой остается запас прочности, созданный в СССР… Для комплексного решения проблемы повышения изученности недр и долгосрочного развития минерально-сырьевой базы необходимо стимулирование региональных работ. Это самый рискованный этап для инвестора, так как речь идет о вложениях, которые принесут первые доходы только через 15–20 лет, и при этом вероятность подтверждения перспективности площадей, выявленных по результатам работ, составляет не более 10%. В связи с этим было бы логично установление законодательно-правового механизма, при котором недропользователи, принимающие на себя инвестиционные риски и добросовестно исполняющие свои обязательства по выполнению региональных работ, получали бы приоритетные права на приобретение лицензии на последующее геологическое изучение перспективных участков».

Помимо проблем, мешающих разработке имеющихся богатых месторождений, которые зависят от государства и могут представлять собой трудности с налоговыми отчислениями отрасли или задержку в выдаче лицензии, в России существует и другая проблема.

«С 1992 по 2014 год открыто около 1150 месторождений нефти и газа, но это около трети общего их числа. По рудным полезным ископаемым открытий значительно меньше, в пределах 5–10% суммарного количества», — по данным президента Российского геологического общества Виктор Орлов.

По его словам, сейчас при геологоразведке в основном применяются классические методы, геологическая съемка, геофизические полевые работы, бурение поисковых и разведочных скважин, проходка шурфов и канав.

Но существуют и инновационные методы, которые появились в последние годы. В их числе — трехмерная сейсморазведка, горизонтальное бурение, моделирование различных модификаций. Также появилось высокоточное лабораторное оборудование, а также программные продукты и комплексы в обработке массивов геологической информации.

«В последние 20 с лишним лет в геологоразведку вкладывались чрезвычайно ограниченные ресурсы, отрасль столкнулась с трудностями недофинансирования, — говорит заместитель генерального директора ОАО «Росгеология» Антон Сергеев, — В результате новых значимых открытий практически не совершалось. Минерально-сырьевая база России пока ещё достаточна для обеспечения текущих и среднесрочных потребностей страны. Однако есть дефицит по некоторым видам рудного и нерудного сырья…С 2005 года воспроизводство запасов нефти, газа, золота, угля, железных руд превышает уровень добычи. Однако основные объёмы прироста получены на уже известных месторождениях. Крупных, по-настоящему значимых открытий почти не совершается. Нетрадиционные и трудно извлекаемые виды и источники углеводородного сырья практически не изучаются и не опоисковываются. По ряду твердых полезных ископаемых, многие из которых входят в перечень стратегических, например бокситы, плавиковый шпат, цинк, олово, добываемое сырье не восполняется геологоразведочными работами и прирост сырьевой базы в разы меньше показателей добычи»

Академик РАН  Феликс Митрофанов в одном из своих последних интервью также отмечал проблемы недостатка квалифицированных кадров.

2.3.Возможные ответы России на вызовы современной эпохи.

Еще в апреле 2011 года известный российский общественный и политический деятель, председатель Движения развития Ю.В.Крупнов написал пророческую статью – предупреждение «Проблема 2014 года. Кризисное цунами на подходе».

Он писал: «Одним из самых модных на сегодня слов стало прилагательное «посткризисный»… Это порождает крайне опасную иллюзию, что кризис «прошёл» и государственные решения должны приниматься из расчёта … последствий «закончившегося» кризиса… Однако анализ состояния глобальной экономики однозначно показывает, что кризис, …ещё и не начинался…И в ближайшие 2 – 3 года следует ждать второй волны кризиса, только это будет уже не шторм, а цунами…Прогнозы цены на нефть являются крайне противоречивыми, … буквально в любой момент они могут обвалиться… Так что бояться надо не 2012 г., а 2014 г.… России в этой ситуации не помогут ни заграница, ни сверхтоталитарная детоталитаризация и десталинизация, ни патриотическая раздача денег не работающим на российскую экономику «институтам развития»».

В связи с этим ещё в 2011 г. Ю.В.Крупнов предложил принципиально новую социально-экономическая модель развития России, модель проектного государства, реализацию 100 проектов развития страны, как объектов комплексного государственно-частного инвестирования.

По мнению Крупнова, после деиндустриализации страны в 90-х России сейчас необходимо следующие меры.

Во-первых, необходимо построить новую национальную промышленную систему, провести форсированную индустриализацию, создать сеть кластеров промышленного развития. Иначе не восстановить наш технологический суверенитет и не обрести производственную состоятельность. Местом концентрации усилий может стать Западная Сибирь.

Во-вторых, необходимо переходить на новую модель экономики в стране в целом. Для этого при Президенте России должен быть создан штаб из людей, которые способны построить вместо распределительно-паразитарной модели отечественной экономики новую «проектную экономику развития». В этой модели основной задачей должно стать качественное и взрывное развитие экономики России, минимум в 12 – 17 % в год. Экономика должна работать на развитие, а не на олигархов или Запад, создавать новые перспективы и возможности для всего населения страны, через организацию перехода России на новый технологический уклад. В основе проектной модели экономики развития должна быть специально организуемая система по выработке базовых проектов развития страны, которые будут «кормить» всех ближайшие 15 – 30 лет. Такие проекты уже разработаны Движением развития и готовы к практической реализации в жизнь. Опорой для новой модели развития России должны стать 3-4 планетарных очага развития на евразийском пространстве. Например, этими центрами могли бы стать, российский Дальний Восток, Большая Центральная Азии (включая сибирские регионы России, Среднюю Азию, Казахстан, Пакистан, Афганистан, Иран), Большой Донбасс (включая юго-восток Украины и соседние южные области Российской Федерации)).

В-третьих, по мнению Крупнова, Президенту России необходимо возглавить правительство. Есть два варианта. Либо президент станет председателем правительства и тем самым централизует управление, перейдет к прямому управлению экономикой. Либо президент срочно создаст Совет по промышленной политике, где соберет наиболее дееспособных управленцев, практиков, представителей промышленных ассоциаций, прежде всего машиностроительных и станкостроительных, которые организуют новую индустриализацию.

В-четвёртых, в связи с гегемонией нефтедоллара, по мнению Крупнова, необходимо переходить от долларовых расчётов к технорублю, начинать вкладывать деньги в производство уникальных вещей мирового значения. Это предполагает и организацию импортозамещения в кластерах промышленного развития и создание новой национальной промышленной системы. Ставку надо делать и на тонкую нефтехимию, и на авиапром, и на лазеры. Технорубль – это долгосрочные кредиты Центробанка, которые должны иметь низкую процентную ставку, от 1 до 5 %. То есть кредиты по специальной низкой промышленной ставке для тех корпораций, которые работают на развитие России. Технорубль позволит развивать реальный сектор экономики и восстанавливать наш технологический суверенитет, а не накачивать валютой спекулятивные банки и финансовые оффшоры, работающие на дальнейшее привязывание рубля к импорту и нефтедоллару. С созданием технорубля все бывшие республики СССР подтянутся, евразийская интеграция станет понятной и логичной. В этой связи необходимо вспомнить, что в Советском Союзе было три финансовые системы, которые существовали параллельно. Первый рубль был наличной валютой. Второй – безналичный расчет, это взаиморасчеты предприятий. И третий – рубль СЭВ (Совета экономической взаимопомощи) стран социалистического содружества, клиринговая взаиморасчётная система, где засчитывались поставки натуральных продуктов.

В-пятых, России, по мнению Крупнова, необходимо объявить дефолт. Сейчас у нас совокупный внешний долг государства и крупного бизнеса почти 700 млрд. долларов. Только в 2015 году корпорации должны отдавать более 100 млрд. С учётом общего оттока средств, падения ВВП и т.п. это добьёт нашу экономику. После начала открытой агрессии Запада против России путём установления прямого контроля над Украиной у нас теперь ещё есть дополнительный аргумент. Западники нам искусственно создали форс-мажор, введя санкции и закрыв стране доступ на глобальные кредитные рынки.

Реализация вышеперечисленных мер, по мнению Ю.В.Крупнова, переведёт нашу экономику в качественно новое состояние и спасёт страну.

Ещё одна модель развития России, ответа на вызовы времени была предложена известным философом и политиком О.А.Матвейчевым. По его мнению, на вызовы и угрозы современной эпохи Россия может ответить реализацией сценария «зеленой революции».

Суть этого проекта заключается в деурбанизации, организации гигантского национального проекта расселения городов, переселения десятков миллионов горожан в новую экологически-чистую среду обитания, в малоэтажные загородные поселки с автономной инфраструктурой, новом освоении своих брошенных сельских территорий.

Россия остаётся самой большой по территории страной мира с самым большим количеством неосвоенных земель, лесов, пресной водой.

Деурбанизация — это средство решения демографической проблемы. Различные исследования демографов показывают, что простое повышение уровня жизни ведет скорее к падению рождаемости, чем к росту.

Существует прямая зависимость рождаемости от степени урбанизации: в городском образе жизни ребенок это обуза. Кроме того, переселение из экологически неблагополучных городов приведет к снижению уровня смертности.

Еще один ресурс миграция. Даже сотни тысяч российских молодых ученых, специалистов уехавших на Запад готовы вернуться на Родину при реализации у нас в стране масштабных проектов развития.

Деурбанизация – это и ответ на геополитический вызов, на угрозу потери Дальнего Востока. Это возможность реализации стратегии новой колонизации Дальнего Востока с помощью создания сети новых поселений. Переселение россиян в эти места возможно только, если в обмен на городские блага цивилизации людям будет предоставлено просторное жилье, экологически-чистая среда обитания, собственная земля, отсутствие налогообложения.

«Зеленая революция» — это и продовольственная безопасность. На собственной земле, по традиции, наши люди будут собственными силами вести подсобное хозяйство, выращивать экологически чистые продукты.

Новый, современный дом в деревне, малоэтажное строительство — это и решение жилищно-коммунальной проблемы.

Инфраструктура городов не выдерживает нагрузки, цены на землю, коммуникации и строительство в городах превышают все разумные пределы, что делает невозможными ипотеку и доступное жилье. Сегодня уже существуют новые технологии малоэтажного строительства, которые позволяют в короткий срок решать проблему жилья.

Культурно-идеологический ответ на вызовы современной эпохи возможен для России только в поле роста местного самоуправления, местной инициативы, постоянных социальных инноваций, которые производят небольшие самоуправляемые сообщества. Хай-тек и хай-хьюм возникают в микросообществах и ими же реализуются.

Кроме того, новый образ жизни то есть свой дом, природа, свои продукты питания, баня, рыбалка и прочее обладает высокой привлекательностью и для бедных, и для высокоразвитых стран, в которых возможности такого образа жизни не сохранились.

Новый экологичный образ жизни можно реально противопоставить «потребительскому» образу жизни, который сейчас господствует, но, возможности которого близки к исчерпанию.

Например, мало кто знает, что в России уже построены сотни домов европейского качества, триста кв. м. по цене не выше шестидесяти пяти тысяч долларов за дом. Но они строятся без помощи власти, наоборот, через сопротивление.

Эти достижения постоянно замалчиваются и тормозятся людьми и институтами индустриальной и потребительской эпохи.

Для качественного рывка вперед в данном направлении необходим комплексный анализ применительно именно к российским реалиям. Главная задача — свести в одной точке потенциальные, но мало используемые экологические богатства России, возможности новых технологий.

Механизм решения этой задачи диктуется российскими просторами и реалиями постиндустриального общества — необходимо перейти от концентрированной схемы распределения населения к дисперсной. Речь должна идти о создании новой формы поселений, неоаггломераций, поселений сельского типа со всей современной инфраструктурой. В них должна быть возможность сочетать как экологический, так и технологический стили жизни.

Самым главным, приоритетным условием для решения этой задачи является создание качественно новой, высокоскоростной транспортной сети и параллельной ей системы современных коммуникаций, начиная с бытовой канализации и кончая связью, интернетом, спутниковой связью.

«Зеленая революция», являясь революцией реальной, в отличие от фальшивых «оранжевых революций», которые меняют только вывески, меняет всю совокупность общественных отношений, весь образ жизни и распадается на ряд мини-революций.

Во-первых, это революция в земельных отношениях, в земельном законодательстве.

Во-вторых, это революция в развитии трудовых отношений, когда будет считаться нормой работа на расстоянии, через компьютер, сеть, а не в офисах.

В-третьих, это революция в отношении к дому, земле, людям нужно учиться жить на земле заново, учиться вести хозяйство.

В-четвертых, это революция в отношении к питанию и потребляемым продуктам.

В-пятых, это строительная революция, внедрение передовых технологий малоэтажного строительства морозостойкого жилья по низкой цене.

В-шестых, это революция в системе коммуникаций: газ, свет, канализация. Электрогенераторы должны быть автономные, и комплексные: ветрогенераторры, солнечные батареи. Есть технологии мини-АЭС, экологически чистых, для малых городов и поселков, есть технологии мини-гидростанций, для малых рек.

В-седьмых, это революция в использовании речного транспорта. Сеть рек больше, чем сеть железнодорожного транспорта, но по ним перевозится два процента грузов. Берега рек и надо в первую очередь заселять мини-поселками.

В-восьмых, это революция в скоростном железнодорожном транспорте. Китайцы и японцы уже делают такие поезда.

В-девятых, это революция в мини-авиации. Сегодня уже есть самолеты на несколько посадочных мест, летающие без заправки на значительные расстояния, абсолютно безопасные, так как при отказе двигателя выбрасывается парашют, и при этом для взлета и посадки им необходимо всего лишь сто–двести метров поля. Такими мини-аэродромами надо покрывать всю Россию.

В-десятых, это революция в самоуправлении и вообще в государственном управлении. Необходима передача основных полномочий подкреплённых финансовыми ресурсами на места, муниципалитетам.

Важнейшим следствием «зеленой революции» станет качественное повышение уровня внутреннего комфорта в стране. Россияне смогут в полной мере пользоваться экологическими богатствами страны — чистыми водой и воздухом, здоровым питанием и т.п. — и при этом не отказываться от технологического прогресса.

Это позволит обеспечить в нашей стране уровень жизни, превосходящий аналогичные показатели в развитых странах Запада. Это не просто экономическое и военное превосходство, это превосходство в образе жизни.

Россия сможет выступать в роли экспортера экологических ресурсов, востребованность которых в развитых странах повышается стремительными темпами. Формы такого экспорта могут быть весьма разнообразны. Это и поставки экологически чистых, натуральных продуктов, питьевой воды, и массовое развитие экологического туризма.

На Земле нет человека, который бы не слышал о России. Примерно полтора миллиарда человек потенциально могут себе это позволить. Каждый турист оставляет в неделю до одной тысячи долларов. Таким образом, потенциальный заработок России на экологическом и экстремальном туризме составляет полтора триллиона долларов. Это в несколько раз больше, чем весь сегодняшний российский бюджет.

Россия может быть не только энергетической, но и туристической сверхдержавой.

В результате новых реформ, деурбанизации, «зелёной революции» Россия станет для всего мира мировым лидером, образцом выстраивания принципиально новой модели социально-экономических и экологических отношений, которая способна обеспечить гармонию человека и природы, его души и внешнего окружения, гармонию духовных ценностей и комфортных материальных условий для устойчивого развития в третьем тысячелетии.

2.4.Будущая Россия: развитие местных сообществ и новая энергетика.

После Октябрьской революции 1917 г. вождь партии большевиков В.И.Ленин сформулировал два основных приоритета для новой коммунистической России: электрификацию всей страны (план ГОЭЛРО) и Советскую власть.

Сейчас, по мнению экспертов, для России ключевую роль опять приобретают две схожие проблемы.

Во-первых, проблема развития новой автономной энергетики, основанной на использовании возобновляемых источников энергии солнца, воды, ветра, отходов сельского хозяйства и древесных отходов.

Во-вторых, проблемы деурбанизации, нового освоения заброшенных сельских территорий, комплексного развития местных локальных сообществ на основе развития местного самоуправления и различных видов кооперации.

Ключевая роль автономной энергетики для России обусловлена холодным климатом, а роль местных сообществ огромной территорией, большим количеством регионов, различающихся по своим размерам, составу населения, экономической специализации, невозможностью эффективного управления страной на основе общих типовых стандартов.

Причём, сейчас обе эти важнейшие для России сферы жизни переживают системный кризис.

Сложившаяся в современной России система местного самоуправления  недееспособна.

Нормативно-правовая база в сфере местного самоуправления постоянно изменяется в силу несовершенства базового федерального закона. Это не даёт возможности местным властям нормально работать. Органы местного самоуправления из-за этого вынуждены заниматься бесконечным процессом приведения муниципальных нормативно-правовых актов в соответствие с постоянно изменяющимися федеральными актами.

Невысокая заработная плата муниципальных служащих не позволяет привлекать квалифицированных специалистов со стороны и способствует оттоку муниципальных служащих в другие, более доходные сферы жизнедеятельности. К тому же низкий уровень оплаты труда муниципальных служащих объективно способствует развитию коррупции на местном уровне.

Полномочия органов местного самоуправления не подкреплены соответствующими финансовыми ресурсами. Дотационность муниципалитетов ставит их в зависимое положение от региональных властей и фактически сводит на нет саму идею местного самоуправления.

Единая централизованная энергетическая система, сложившаяся в советской России, в ходе реформ команды А.Б.Чубайса децентрализована и расчленена на отдельные части.

Воссоздание прежней системы уже невозможно из-за катастрофического износа оборудования и длительного отсутствия инвестиций в отрасль.

Оборудование в энергетике в постсоветские годы не обновлялось, а старое советское оборудование изношено до предела и скоро выйдет из строя. В этом плане авария на Саяно-Шушенской ГЭС это признак системного кризиса российской энергетики.

Финансовые манипуляции и словоблудие менеджеров команды Чубайса решить эту проблему не могли в принципе, так как требовали реализации программы полного технологического переоборудования отрасли по типу ленинского плана ГОЭЛРО.

Единственный выход из сложившейся критической ситуации развитие новой автономной энергетики и комплексное развитие местных локальных сообществ с учётом международного и отечественного опыта.

Одним из лидеров в инновационном развитии сельских территорий является небогатая, аграрная Вологодская область, которой удалось в последние годы выработать свою модель комплексного развития сельских территорий.

В результате реализации этой модели в Вологодской области появились хорошо отлаженные сельхозпроизводства, крупные птицефабрики, крепкие крестьянские хозяйства, мощные животноводческие комплексы с импортными роботами-доярами, современные техника и технологии, развитая сельская социальная сфера: школы, детсады, медпункты, спортзалы.

В Вологодской области реализовано четыре собственных пилотных проекта развития социального потенциала сельских поселений.

Региональные власти выбрали 4 разных сельских поселения, традиционно патриархальную деревню Сметанино, крупное село Новленское на федеральной трассе, отдаленную, “спальную” деревню Ванское, в которой больше половины жителей – дачники, и поселок Туровец – бывший леспромхоз. На тот момент все поселения представляли собой типичные современные полуразрушенные российские сёла.

Прежде чем вложить в развитие этих поселений деньги, вологодские власти направили “социальных комиссаров”, которые должны были “перезагрузить” сознание жителей, расшевелить их и зарядить желанием все кардинально поменять. Чтобы люди не безынициативно и лениво ждали, когда власти построят, откроют, дадут работу и зарплату, а сами пытались и придумать, и открыть, и заработать.

Проблемы обсуждали всем миром на сельских сходах. И если сначала селяне реагировали на это с ленцой, то потом появился даже азарт.

На деньги из областного бюджета в этих поселениях были построены современные школы, медпункты, спортивные центры.

Самое главное достижение этих пилотных проектов, раскрытие внутреннего потенциала развития жителей этих поселений, пробуждение в них инициативы и предприимчивости.

Например, в с. Новленском сегодня успешно работают лесоперерабатывающий комбинат, крестьянско-фермерское хозяйство, производство валяной обуви. На стадии подготовки несколько бизнес-проектов местных жителей по организации производства овощей, лесопереработки, придорожного сервиса. Показателен даже такой факт: если в 2006 году здесь под социальным патронатом (сильно пьющих) было 62 семьи, то сегодня осталось две.

«Инновационное развитие села – это в первую очередь изменение мышления людей, – заявил на прошедшей в 2010 году в Вологде всероссийской научно-практической конференции, посвященной инновационному развитию сельских территорий, эксперт Госдумы, директор Института общественных и гуманитарных инициатив Глеб Тюрин. – Потому что большая часть сельского населения страны сегодня исключена из управления ресурсами, не понимает, что она может сделать, и потому не видит никакой перспективы».

Более десяти лет назад Глеб Тюрин, сам на примере Архангельской области начал на практике доказывать, что изменить ситуацию в силах самого сельского населения.

При поддержке тогдашней областной администрации в начале “нулевых” годов им была создана небольшая структура, которая занималась развитием деревень.

Основой ее стала команда «тренеров», которые приходили в деревню и помогали сплотить там группу людей, в итоге бравших на себя ответственность за развитие территории.

«Задача тренера – найти “игроков” и дальше сделать так, чтобы они “играли” не по одиночке, – объясняет суть новации Глеб Тюрин. – Как правило, этими “игроками” оказывались женщины, потому что женщины в нашем социуме – главная социально ответственная сила. Если они поймут, что изменения сделают счастливыми их детей, они свернут горы».

Первое, что тренеры сделали, – отождествили территорию и живущих на ней людей. «Территория – это не власть, – сказали они. – Территория – это вы. Ваши – поля, земля, леса, школа… Ваши – ягоды, грибы, цветы, козы, коровы…».

А дальше тренер должен сделать так, чтобы у игроков “зашевелились мозги” и они выдали на-гора идею, а лучше не одну – что с этим всем можно сделать. Важно, подчеркивает Тюрин, чтобы идея исходила от самих селян – тогда после ухода тренера она не будет забыта и заброшена.

После такого тренинга умирающие деревни Березонаволоцкого сельского поселения Красноборского района Архангельской области, стали динамично развиваться. Они стали, к примеру, местными центрами пчеловодства. Областная администрация тогда выделила селянам небольшой денежный ресурс, и сегодня здесь в год производят и продают меда примерно на 10 миллионов рублей.

Но дальнейшее развитие эта “тренинговая” инициатива по разным причинам в Архангельской области не нашла.

«Вологда сегодня вполне способна исполнить роль столицы инновационного развития села, – считает Глеб Тюрин. – Потому что на ее территории, а также в непосредственной близости от нее, в некоторых сельских поселениях Архангельской области, созданы и работают несколько успешных проектов. На основании этого опыта в конечном итоге может быть сверстана серьезная общероссийская программа развития сельских территорий».

Комплексное развитие сельских территорий, на наш взгляд, необходимо сочетать с внедрением современных технологий строительства энергосберегающего жилья. Например, купольных домов Виталия Гребнева или быстросборных, энергосберегающих домов Сергея Сибирякова.

Купольные дома Виталия Гребнева, строятся быстрее обычных, легче и просторнее привычных «кубических» домов, и при этом экономят тепло. Сергей Сибиряков еще в 2002 г. предлагал сделать национальной программой обеспечение всех нуждающихся своими домами по цене легковой машины.

В журнале «Эксперт» (№ 13, 2012) сообщается о двух домах нового типа. Об энергоэффективном коттедже Алексея Мороховца (проект «Фридом»), где себестоимость составляет 15,6 тысяч рублей за квадратный метр. И о домах из переработанной соломы Евгения Широкова, которые представляют собой автономное жилище в 80 квадратных метров за 750 тысяч рублей.

По мнению экспертов, с помощью нескольких территориальных корпораций, в России можно в сжатые сроки организовать строительство миллионов качественных и дешёвых домов.

С помощью минимальных (под 1%) инвестиционных кредитов и оптовых заказов со стороны государства на строительство эти корпорации могут организовать строительство домов по наименьшей себестоимости. А потом – продавать в рассрочку за минимальные проценты эти дома всем желающим практически по себестоимости. Тогда россияне будут покупать дома и заниматься делом, а не бездельничать и совершать преступления.

В этом плане интересен опыт Белгородской области, где губернатор Евгений Савченко продавал жителям области участки земли по льготным тарифам тем, кто строит индивидуальное жилье. Да еще и подводил к таким группам участков инфраструктуру за счёт областного бюджета и поставщиков воды, тепла и света.

На базе развитых реально самоуправляемых, самодостаточных местных сообществ и новой энергетики возможна реализация нового российского варианта развития мира.

Юрий Громыко, руководитель Института опережающих исследований им. Е.Л. Шифферса, Юрий Крупнов, председатель Движения развития считают, что основной проблемой современной России является отсутствие своего собственного прорывного и общепланетарного проекта развития.

По их мнению, таким общенациональным проектом развития может стать создание инфраструктур 3.0, которые являются резервуаром прорывных технологических решений на основе знаний о новых физических принципах и эффектах.

Сегодня мы живём среди ветшающих и разрушающихся советских индустриальных инфраструктур 1.0, которые строились давно, но навечно. Эти инфраструктуры производили объекты, используемые до полного уничтожения. Поэтому, например, такие проблемы с их сервисным обслуживанием.

Индустриально развитые страны Запада и Япония перешли уже к инфраструктурам 2.0, где у каждого элемента инфраструктуры есть свой цикл жизни, которым надо управлять. Центром производимой инфраструктурами 2.0 вещи, является её полное сервисное обслуживание.

Инфраструктурами 2.0 правит дигитальность, оцифровка. Вся инфраструктура и её элементы проектируются в открытой виртуальной среде, и цикл жизни каждого элемента и инфраструктуры в целом от его создания до утилизации (захоронения) отслеживается специальными протоколами.

Но этого сейчас уже недостаточно для самообеспечения и мирного существования человечества. Поэтому Россия может и должна научиться создавать и производить инфраструктуры следующего поколения – инфраструктуры 3.0.

Инфраструктура 3.0 – это мультиинфраструктура, система-гибрид, соединяющая в себе пучок назначений и разные типы утилизаций. Инфраструктура 3.0 строится на основе технологий, которые обеспечивают рост мощности на порядок. В основе технологий, лежат знания о новых физических принципах и эффектах.

Необходимы сверхскоростные поезда-ракеты, движущиеся со скоростью 500-600 км в час. Вокруг этих сверх-скоростных поездов-ракет возможно создание коридоров развития, соединяющих транспортировку воды, электричества, информации, нефти, а также ультрасовременные поселения.

Необходимы импульсно-периодические лазеры для передачи электроэнергии по лазерному лучу на большие расстояния, в том числе и для управления климатом.

Нам нужны и новые ядерные реакторы с лазерной накачкой.

Нам нужен 3Д транспорт – самолёто-вертолёт Владимира Пирожкова со стоимостью «джипа» и т.д.

У всех этих технологических решений, доведенных до полноценных инфраструктур 3.0, то есть систем, у которых продумана эволюции на 2-3 поколения – неограниченные рынки сбыта во всех отраслях экономики. Но, прежде всего, они актуальны для освоения Россией трансевразийского пространства и заполярного русского Севера.

Почему? Потому что они рассчитаны на расширение зоны жизни и на повышение качества жизни.

Определение параметров инфраструктур 3.0 – основная задача крупного инженерного дела в России. Но от формата инфраструктур 3.0 и реализуемых в них прорывных технологий следующего промышленного и социо-культурного уклада зависит стоимость денег и новый тип счётности.

Но важны не абстрактные инфраструктуры 3.0 вообще, а инфраструктуры, расширяющие пространство жизни в России.

Под этот глобальный проект принципиально меняется формат политического в России. Политика перемещается из бесконечных выборов и митингов – в способность реализовать планетарное дело, и через дипломатию, культурную, финансовую и технологическую политику начать создание в России и трансфер по всему миру инфраструктур 3.0.

Сверхсовременный интеллектуальный самоуправляемый, автономный город нового типа, с самолётно-вертолётным личным транспортом, прозрачными домами из умного стекла над водопадом, распределёнными активно-интегративными энергосетями и генерацией на синтез-газе или при помощи микроядерного реактора, автоматизированным минизаводиком или генно-инженерной сельхозфермой, телемедицинским обслуживанием с колл-центрами, снимающими каждодневно данные о состоянии организма, интеллектуальными системами безопасности, виртуальным университетом возможен уже сейчас.

Оставить комментарий

Войти с помощью: