Skip to content

АНОНС

Открылся канал нашего портала в Ютубе - Канал «Якутия. Образ будущего»

Банки – самое слабое звено.

12.02.2016 г.

В.Михайлов, предприниматель (Екатеринбург).

Слышали ли Вы выступление господина Костина А.Л. на форуме «ВТБ Капитала» «Россия зовет»? Удивительно, но он произнес чудовищную фразу, что малому и среднему бизнесу не стоит помогать кредитами. А во всем мире малый и средний бизнес – главнейший фактор развития страны. Он же утверждал на этом форуме, что кризиса в России нет. Тут он не соврал. Даже в такой сложный период банкиры продолжают жировать. К счастью не все. Вот господин Греф Г.О. считает наоборот, и всячески будет поддерживать малый и средний бизнес. Почему?

Потому, что он профессионал. Говорить о том, что малый и средний бизнес не возвращает кредиты, только подчеркивает то, что это не наша вина, а наша беда. Мы получаем кредиты от коммерческих банков, которые накручивают на ставку Центрального Банка еще столько же, а то и больше. Поэтому наша рабочая ставка приближается к 25 % годовых и выше. Попробуй при таких условиях отдать этот кредит. А мы вынуждены их брать, потому что иначе не купить ни оборудование, ни технологии, ни пополнить оборотку. Кроме этого мы платим аренду, заработную плату, налоги, коммуналку.

Несколько слов о Центральном Банке. Закрывая проблемные банки, Центральный Банк забирает деньги у малого и среднего бизнеса, который работал с этими банками. И потери, отдача которых нам гарантированы третьей очередью, мы наверняка никогда не получим. А эти банки надо было не закрывать, а национализировать и делать их и их отделения филиалами Центрального Банка. И бизнес не имел бы потерь, спокойно продолжал работать и получать кредиты по ставке Центрального Банка. Что больше всего нам мешает?  Это отсутствие длинных и дешевых денежных средств на оборудование, технологии и оборотку. И вот тут мы согласны с господином Глазьевым Сергеем Юрьевичем, что надо значительно снижать процентную ставку ЦБ (хотя бы на уровень КНР) и напечатать дополнительные рубли. Для убедительности посмотрите внимательно на процентные ставки центральных банков мира, где как на графике видно, чем выше процентная ставка, тем хуже экономика страны.

Сравните цифры. Процентные ставки ЦБ мира:

Резервный банк Австралии 2,00 %;

Европейский Центральный банк 0,05 %;

Банк Японии 0,10 %;

Центральный банк Новой Зеландии 2,75 %;

Банк Канады 0,50 %;

Банк Англии 0,50%;

Китай 4,35 %;

Корея 1,50 %;

Румыния 1,75 %;

Мексика 3,00 %;

США 0,25 %;

Россия 11,00 %.

Давайте посмотрим аналитику по докладу от команды Глазьева, в которой ожидались ответы на два конкретных вопроса.

На первом месте: если печатать рубли (под обеспечение доллара) – плохо, то чем и как предполагается заменить доллар в качестве обеспечения напечатанных рублей. Мы предлагаем ввести недра-бонды (наше ноу-хау). Все это будет принадлежать, во-первых, государству, во-вторых, все будет обсчитано, и можно будет еще обсчитывать до бесконечности. Под это можно будет не только печать деньги, но и получать кредиты в неограниченном количестве, так как гарантом будет государство.

Второе: если мы включим рублевый станок, то, как сделать так, чтобы деньги не утекли в валюту, не утекли из России и (самое главное) не разогнали инфляцию.

Проблема с этим подходом заключается в том, что он хорош ровно настолько, насколько хороша надзорная система. Притом, что даже самая лучшая надзорная система не может решить три фундаментальные проблемы.

Первая: для развития многих производств нам нужны иностранные технологии и иностранное оборудование, то есть значительная часть «целевых кредитов» неизбежно придется потратить на закупку валюты, что сильно давит на курс рубля. А задайте себе вопрос: не приобретая всего этого можно развиваться, можно выжить? Просто это надо делать быстро и целевыми закупками (не включая посредников, которые все разворуют).

Вторая: «Негасимая» проблема: крупные предприятия реального сектора зачастую имеют сотни, а иногда и тысячи субподрядчиков, без которых они не могут работать и которым они будут платить только, что напечатанными рублями. Можно себе представить систему жесткого контроля за несколькими сотнями крупных стратегических предприятий, но жесткий контроль расходов десятков тысяч их субподрядчиков представляется просто невыполнимой задачей. Тут тоже много «от Лукавого», потому что никто не заплатить субподрядчикам за не выполненные услуги и работы. А это значит, будет произведена продукция, которую кто-то приобретет за такие же  кредиты. А если кто-то по договору со своими субподрядчиками пытается вывести эти деньги из оборота, то это уже «уголовщина».

Третья: фундаментальная проблема: на производствах у нас работают люди, а не роботы. Людям надо платить зарплату, причем в условиях дефицита кадров, промышленный рывок будет предполагать, что зарплата не может быть нищенской. Получается, что волей-неволей, а еще одна часть «рублевой накачки» будет уходить на потребительский рынок с потенциальными последствиями. Сможет ли рост промышленности, эффективности производства и импортозамещения быстро (!) и полностью(!) компенсировать эти негативные эффекты – очень большой вопрос. Если исходить из этого, то не нужно работать? Не нужно будет и платить зарплату. Но наша беда не в этом. Наша не конкурентоспособность из-за того, что мы не можем переоснастить наши производства. И на этой основе обновить модельный ряд и качество нашей продукции, что бы они были на уровне мировых.

Отдельно нужно остановиться на предложениях по контролю за уходом капиталов за рубеж. Для того, чтобы рубли не утекли из России в рамках «бегства капиталов», предлагается, в строгом соответствии с академической теорией, ввести ограничения на движения капиталов.

Ответ команды Глазьева – хороший академичный, правильный и неэффективный в условиях реального мира. Это не значит, что описанные в нем меры не нужно принимать. Нужно. Но нужно понимать, что остановить вывоз капитала они не смогут даже близко.

Можно долго и упорно спорить на теоретическом уровне, но вышеизложенная оценка эффективности мер, предложенных авторами доклада, легко доказывается практикой, которая, как известно, является критерием истины.

В качестве доказательства возьмем КНР, где:

а) уже существуют жестокие ограничения на вывоз капитала, вплоть до таких, на ввод которых команда Глазьева не может даже надеяться. Например, запрет физическим лицам на перевод за рубеж более 50 тысяч долларов в год без письменного особого разрешения специальной комиссии;

б) за нарушение режима ограничения вывоза капиталов следит китайская система национальной безопасности, которая активно применяет «экстрасудебные меры воздействия» и в особо сложных тяжелых случаях (предполагающих системную коррупцию) может применить меру, о которой так мечтают Интернет-патриоты – расстрел.

Несмотря на такие серьезные ограничения и риски, практика показывает, что вывоз капитала из КНР идет полным ходом.

Почему никто не замечает, что вывоз валюты из КНР идет полным ходом, а при этом Китай развивается, и стал уже первой экономикой в мире. Вот именно это и означает, что вывоз капитала за рубеж – не самое страшное.

Но мы совершенно не согласны с господином Глазьевым о финансировании проблемных банков. Это еще один из способов разворовать государственные деньги. Говорить о конкурентоспособности между банками просто смешно. Конкурентоспособность возможна только тогда, когда их ставки будут на уровне ЦБ или ниже. А для этого надо, чтобы банки работали на своем капитале, а не на заемном. За двадцать с лишним лет они обязаны были наработать собственный капитал. Кто из коммерческих банков его имеет, те и должны работать, остальные нужно просто национализировать.

А теперь давайте поговорим об инфляции. Ну, в начале об инфляции спроса.

  1. Милитаризация экономики и рост военных расходов. На финансирование армии в период войны прибегают к «печатному станку», то есть эмиссии необеспеченных денег, что создает условия для дефицита государственного бюджета и увеличения государственного долга. А теперь посмотрите на Америку. Они постоянно где-то воюют, военные базы разбросаны по всему миру. А инфляция минимальная.
  2. Дефицит государственного бюджета и рост государственного долга. Опять же сошлемся на американцев. Государственный долг составляет чудовищную цифру – 18 с лишним триллионов долларов. И он постоянно увеличивается. А инфляция минимальная.
  3. Кредитная экспансия. В Америке постоянное кредитование правительства федеральной резервной системой, долларами, которые ни чем не обеспечены. И это тоже не сильно влияет на инфляцию. Самое страшное, что они в любой момент могут напечатать доллары нового образца, кинув весь мир не принимая старые купюры.
  4. Импортируемая инфляция. При  получении международных кредитов в иностранной валюте, которые обмениваются на национальную, увеличивая денежную массу. Практически мы не имеем сейчас международных кредитов и с этой стороны нам инфляция не грозит.

Инфляция издержек.

  1. Снижение роста производительности труда и падение объемов производства вызывает рост издержек производства, сокращение объемов прибыли и рост цен. Если у нашего бизнеса появится возможность получить деньги на оборотку, технологии и оборудование, производство быстро начнет расти.
  2. Расширение сферы услуг и рост их значения в обществе. В сфере услуг наблюдается более медленный рост производительности труда, а заработная плата занимает значительную долю. Что ведет к общему росту цен на услуги. Здесь у нас издержек будет больше, потому что вместо промышленного сектора строятся супермаркеты и магазины. А пришло время строить заводы.
  3. Рост оплаты труда в общем объеме издержек производства. В условиях инфляции работодатель вынужден повышать заработную плату за счет роста цен на производимую продукцию. Но и здесь инфляция не значительная, потому что нет давления профсоюзов на работодателей.
  4. Не ценовая конкуренция. Продажи посредством рекламы ведут к росту издержек производства и соответственно товарных цен. Но значительной инфляции это тоже не может вызвать.

Инфляция, сочетающая элементы инфляции спроса и инфляции издержек называется структурной инфляцией. Разновидностью структурной инфляции является разрыв финансового и реального сектора экономики. Деньги уходят в финансово-спекулятивный сектор, а реальный сектор испытывает острую нехватку денежной массы. И вот здесь нужна дополнительная денежная масса в виде целевых кредитов для производства. Денежную массу нужно увеличивать, гарантируя ее «недро-бондами» которые необходимо выпустить, что даст нам возможность создания чего-то на подобие федеральной резервной системы, только более честную (есть обеспечение).

В чем проявляется финансово-спекулятивный капитал – это работа банков. У производственников нет на это денег.

Вернемся к банкам.

Все причитания банков, что нет инвестиций, что все усложнилось, верны только отчасти. Знаете ли Вы, что в стране у населения имеется около 30 триллионов накоплений!!! Люди не несут их, потому что нет доверия к банкам. А чтобы понесли, нужны гарантии государства о возвращении любой суммы, если что-нибудь случится. А это возможно только тогда, когда банки будут государственными. Гарантируйте возврат любой суммы, которую положат в банк и население принесет громадное количество денег, хотя бы потому что хранить их в банках гораздо надежней.

Знаете, как запустить эти громадные деньги в работу, на пользу России и населению? Не знаете. Спросите, расскажем за 28 % годовых.

А можно ли, вообще, обойтись без банков?

Почитаем, что пишет об этом профессор РЭУ им. Г. Плеханова, государственный советник налоговой службы II ранга  Владимир Кашин: «Сформировать и ввести в действие Национальную платёжно-расчётную систему (НПС) – полностью принадлежащую государству, без какого-либо участия банков. Её операторам запретить вовлекаться в биржевые игры с деньгами населения и государства. В НПС должны быть сконцентрированы все расчёты между населением и государством: уплата налогов, выплата пенсий и пособий, зарплаты работникам бюджетных учреждений и госкорпораций, взыскание штрафов и т. д. Затем эта система будет открыта для пользования физическим и юридическим лицам, но при условии их отказа от анонимности. Физлица должны будут предоставить паспортные данные и отпечатки пальцев, юрлица – раскрыть полный состав своих конечных собственников. Если мы можем управлять своими счетами в частном банке с помощью Интернета, что мешает пользоваться теми же средствами для регулирования финансовых отношений с государством? Сразу станет понятно, что коррупционеры, мошенники, неплательщики налогов – только среди тех, кто имеет денежные поступления, проводит свои средства вне каналов НПС. Эти меры успешно реализовывались во многих странах. Без сомнений, они доступны и для России.

А что делать дальше?

Перейти к настоящим деньгам как единой мере стоимости, такой же постоянной, как метр или литр. Вплоть до 1971 г. такая мера стоимости в мире составляла приравненный к золоту доллар США (1 долл. – примерно 1 г золота). Любая страна могла или установить для своей валюты такой же золотой паритет, или присоединиться к доллару. Можно и сейчас установить постоянный курс 1 рубль = 1 доллар США. Тогда цены автоматически станут американскими. И если у них инфляция меньше 1% в год, такой же она будет и у нас.

Источник: Живой журнал. К.Потапов.

 

Оставить комментарий

Войти с помощью: