Skip to content

АНОНС

Открылся канал нашего портала в Ютубе - Канал «Якутия. Образ будущего»

Коневодство в Якутии не прибыльный бизнес.

Ксения Авера.

23 октября 2015 г.

«Вот вы говорите – нужно расширить коневодство. А где реализовывать будете?  Ведь продукция якутского коневодства как товар не идет. Русский народ конину не ест. А мы не умеем ее продавать», – такой разговор состоялся на совещании Союза коневодов Якутии 13 октября в культурно-развлекательном центре «Муус-Хайа».

На встрече собрались представители различных коневодческих хозяйств, общественники, политики, ученые и просто те, кто не равнодушен к этому делу. Главной повесткой стал закон о табунном коневодстве, а также добавление пунктов в новый Закон о развитии сельского хозяйства Якутии, вступающий в силу 1 января 2017 года.

Жеребятина как товар не развилась.

В ходе разговора выяснилось, что пунктов – желаний, задач, проблем – в коневодческой сфере оказалось немало.

Как известно, лошадям нужны пастбища, и депутата Ил Тумэн Дмитрия Саввина крайне волнует земельный вопрос. «Лошадям нужна земля для выгона, а их не достаточно. И вообще, почему мы должны отдавать свои земли другим, когда между собой-то не можем ее поделить, самим-то ее не хватает?», – возмущала народного депутата путинская идея бесплатного выделения в аренду одного гектара земли каждому жителю Дальнего Востока и тем, кто захочет сюда переселиться. Кроме того, Дмитрий Васильевич озадачен страхованием лошадей. «Если на страхование коров выделено два миллиона рублей, то лошадям – ноль рублей», – сказал он.

В свою очередь политик Эрнст Березкин посоветовал работу коневодства проводить по двум линиям. «Первое, нужно производить компенсацию фактических затрат. Второе, развернуть переработку. Если она появится, пусть пишут программу развития, сколько угодно. А если переработки не будет, то если с каждым годом развивать, увеличивать коневодство, как потом реализуем продукцию? Люди жеребятину, конину не покупают.  К примеру, у нас в деревне есть табун лошадей, и после забоя мы не смогли сбыть мясо. В Якутии жеребятина как товар не развилась. Коневодство сейчас работает как частное подсобное хозяйство. Поэтому министерство сельского хозяйства, государство должны его поддержать. Деньги для этого имеются», – сообщил Эрнст Борисович.

Во время выступления предпринимателя Егора Макарова в зале дрожали стены. «Табунщиков нет. Зарплаты для них достойной нет, почтения к ним нет. А что творится в северных районах?! Вот якутские художники рисуют лошадей, ученые пишут труды, якутяне перед другими народами якутскую лошадь называют главным достоянием республики. Но это все пустой звон! Зато без конца проводим ысыахи (кто-то из зала крикнул: «Соревнуемся и соревнуемся»), любим пить кумыс. А из чего он сделан? На самом деле деньги есть. Но почему тогда государство не поддерживает коневодство?! Потому что соображения, головы нет», – был непоколебим в своем мнении Макаров.

Кроме того, были подняты вопросы о транспортных расходах, уменьшении налогов, страховании лошадей и многое другое.

Все заполонили коровы.

Так какие пункты появятся в разделе коневодства нового Закона о развитии сельского хозяйства Якутии? Как прокомментировал Ксенофонт Оконешников, руководитель Селекционного центра по породам лошадей Якутии, внесений будет несколько. «Во-первых, компенсация за экстремальную работу табунщиков. Во-вторых, налаживание работы коневодческих баз, создание отгонности. Чтобы табуны не растоптали и не подпортили землю, находящуюся близко от населенного пункта, нужно подальше, примерно в 50-100 километрах, создать хорошие конебазы. В-третьих, будет введена статья об улучшении поверхности сельскохозяйственных угодий», – рассказал руководитель.

По его словам, отсутствие поддержки стало главной причиной нехватки молодых кадров, а ведь если приступить к делу с толком и расстановкой, то коневодство – очень даже прибыльная отрасль, уверен Оконешников.

«Вот нам люди делают замечание, – признается Ксенофонт Федорович. – Если коневодческое дело такое прибыльное, почему тогда нет прибыли? Потому что загонов не хватает – все заполонили коровы. Еще одна проблема – если увеличить число голов, некуда будет сбыть. Как обычно бывает после нового года, продать конину, жеребятину бывает сложно. И вот для этого и нужна переработка. И хорошая бойня».

Что касается страхования лошадей, то у нас в республике, по словам Оконешникова, создалось не совсем верное о ней представление. «Лошадь очень зависит от погодных и климатических условий, резко заболевает. Из-за опасности возникновения пожара пал травы не производится, что становится причиной болезни лошадей. А страховать надо не только в случае смерти животного, но и от отсутствия выжеребки», – объяснил руководитель.

Лучше – дешевое мясо?

После совещания Союза коневодов мы поговорили с руководителем Департамента животноводства и племенного дела Министерства сельского хозяйства Якутии Алексеем Герасимовым.  Первый вопрос, который мы ему задали: сколько на сегодня по республике коневодческих хозяйств?

– Сейчас в целом по Якутии коневодством занимаются во всех улусах. У нас есть пять коневодческих заводов, 15 племенных хозяйств, 2229 коневодов, 23 коневодческих кооперативов. Свыше полутора тысяч коневодческих хозяйств. У этих пяти заводов имеются линии. Согласно новому закону о развитии сельского хозяйства, для проведения племенной селекционной работы будут предусмотрены 174 земских зоотехников, что поспособствует продуктивности коневодческой деятельности.

Количество голов понемногу растет. Так, если в 2008 г было 134 тысячи, то сегодня свыше 171 тысячи лошадей. У нас есть указ главы республики от 29 мая 2012 года о мерах дальнейшего развития табунного коневодства, согласно которому  мы в 2022 году должны достигнуть 200900 тысяч голов. Думаем, что приказ главы выполним. Несмотря на слабую поддержку отрасли, за последние годы все же прибавилось восемь тысяч голов, что является успехом. Это говорит о том, что люди стали заниматься коневодством.

– Какую поддержку оказывает государство?

– Скотоводство финансируется лучше. По сравнению со свиноводством, коневодству выделяют в четыре раза меньше средств. Это самая маленькая сумма. Давайте посчитаем. Если в год выделяют 92 млн 189 рублей, а у нас 171 тысяч лошадей, то на одну лошадь выходит всего 540 рублей. И это республиканское содействие. В условиях рынка нужно поддерживать то дело, которое является прибыльным, как поступают в развитых странах.

– Скольких лошадей отправляют на забой?

– 45-50 тысяч. Это порядка 10 тысяч килограммов мяса.  Но у нас есть серьезная трудность – после нового года реализация мяса приостанавливается. Поэтому необходима переработка. В Нижнем Бестяхе в скором времени должны начать переработку конины. Второй путь решения проблемы – создать схему сбыта в заречных, южных улусах республики. Допустим, после осеннего забоя совместно с главами Алданского и Нерюнгринского районов организовать выкуп жеребятины, конины, сделать запас впрок. Мы попытались переговорить с промышленными предприятиями южной Якутии, но они почему-то отказались. Видимо, свой народ кормят дешевым мясом из-за пределов республики, а ведь мы могли бы их предоставить качественный продукт – жеребятина и конина по всей России считается самой здоровой, диетической пищей. Если системно подходить, мы можем обеспечивать всю республику свежим мясом.

– Сейчас конина, жеребятина стоит от 500 рублей и выше. Кто регулирует цены?

– Да, цена высокая. Частники сами определяют ее, и мы не можем указать другую стоимость, поскольку частников не контролируем. Но частникам цены необходимо сбавить.

– Насколько коневодство жизнеспособно?

 – Я бы сказал, самая перспективная отрасль, причем, традиционная. В последнее время  даже горожане стали заниматься коневодством. Для этого специально из города переезжают в село. Но, к сожалению, возникают проблемы из-за отсутствия земли. Лошадь же не может пастись все время возле озера, ей нужно пастбище, и поэтому в новом законе должны включить пункт о земельных угодьях.

Источник: сайт газеты «Наше время».

Оставить комментарий

Войти с помощью: