Skip to content

АНОНС

Открылся канал нашего портала в Ютубе - Канал «Якутия. Образ будущего»

«Апокалипсис – это необходимая часть развития мира».

Ильнур Шарафиев

15.08.2015 г.

Ближайшие несколько лет ознаменуются повышенным интересом России и США к космосу, а кризис, подобный Карибскому, неминуемо повторится. Такую точку зрения на круглом столе под названием «Некатастрофическое будущее» на казанском фестивале «Зиланткон» высказал известный футуролог Сергей Переслегин. Он также ответил на вопросы о развитии Китая и рассказал о том, что атомное оружие становится «прерогативой стран третьего мира», с помощью которых «воюют развитые страны».

Российский футуролог рассказал о будущем, при котором человечество может остаться в живых.

Ближайшие несколько лет ознаменуются повышенным интересом России и США к космосу, а кризис, подобный Карибскому, неминуемо повторится. Такую точку зрения на круглом столе под названием «Некатастрофическое будущее» на казанском фестивале «Зиланткон» высказал известный футуролог Сергей Переслегин. Он также ответил на вопросы о развитии Китая и рассказал о том, что атомное оружие становится «прерогативой стран третьего мира», с помощью которых «воюют развитые страны».

Сергей Переслегин: «На Земле не может быть двух видов людей. Между ними будет неизбежная война, которую мы называем предельной, потому что это война на полное уничтожение. Она закончится катастрофой».

«УСТОЙЧИВОЕ РАЗВИТИЕ МИРА — ЭТО ОКСЮМОРОН».

Круглый стол на «Зилантконе» с участием ведущего российского футуролога Сергея Переслегина начался с того, что тот предложил свое определение катастрофы. По мнению мыслителя, катастрофа — это ситуация, когда пропадает нечто, что до этого считалось абсолютно необходимым, начиная от воздуха, пищи, воды и заканчивая человеком. Таким образом, в дискуссии встал вопрос о восприятии и интерпретации этого явления. «Великая депрессия 1929 года — это потеря экономики, по разным подсчетам, — от 25 до 32 процентов, в 1990-е годы в России потеря экономики была до 80 процентов, — отметил Переслегин. — Хочется сказать, что в 90-е я мечтал о Великой депрессии как о времени крайнего процветания».

Лектор перечислил несколько базовых катастрофических ситуаций, которые могут произойти в будущем, — это война на уничтожение, при которой нет победителя, истощение ресурсов, биокатастрофа — болезнь, которая уносит большую часть населения. Слушатели во время встречи активно предлагали свои варианты, например генная катастрофа, которая приведет к образованию нового вида и социальному расслоению. «Тут мы сталкиваемся с самой вероятной катастрофой», — согласился Переслегин.

Он предложил составить список вероятных глобальных катастроф и убрать из них те, которые обсуждать не имеет смысла. Первым и самым очевидным пунктом оказались природные — человечество не в состоянии с ними справиться или повлиять.

Следующие — фазовые катастрофы. Например, неолитическая — исчерпание мезолитической ниши обитания, античная — ситуация, при которой дальнейшее развитие при текущих технологиях также было невозможно. «Эта ситуация напоминает финансовый кризис — когда деньги не исчезают, а их оборот резко сокращается, в итоге кажется, что на валютном рынке ничего не происходит, — провел параллель Переслегин. — Здесь же, события не исчезают, а прекращается их оборот, есть ощущение того, что в течение 300 лет ничего не происходит». По его мнению, эти события также обсуждать не имеет смысла, потому что они будут возникать неоднократно, пока мир развивается. «Предлагаю рассматривать их как барьерные. Устойчивое развитие — это оксюморон», — считает футуролог.

АПОКАЛИПТИЧНЫЕ КАТАСТРОФЫ.

Следующим пунктом оказались апокалиптичные катастрофы, когда человечество полностью прекращает существование. Сюда входят истинный конфессиональный апокалипсис и так называемый сингулярити-апокалипсис.

«Его суть в том, что каждый следующий исторический период короче предыдущего, сингулярити приходит к выводу, что развитие ускоряется, они находят точку, в районе 2030 – 2035 года, когда скорость развития станет бесконечной. В этот момент существование человечества прекратится, возникнет некая космическая сила, которая есть все и может все, — продолжил Переслегин. — Сингулярити, как ни странно, до перехода в силу не доходит, футурологи, которые придерживаются этой точки зрения, говорят, что в этот момент технология будет полностью определять жизнь человека. Все остальные структуры приспособятся к технологическому развитию. Отсюда у них сразу получается мир корпораций и глобальных рынков. Это вызывает у всех большую усмешку, потому что если не будет ничего, то почему будет рынок? Над идеей сингулярити теперь работают трансгуманисты. Они хотят физического бессмертия или бессмертия того объема информации, который несет в себе человек, потому что человек для них — это некий объем информации. И это можно сделать с помощью киборгизации и внешних носителей».

Мыслитель отметил, что эта теория сейчас занимает в футурологии позицию «мейнстрима», однако сразу же выразил несколько сомнений по поводу этого сценария. «Любому физику известно, что если в некотором уравнении у вас возникают бесконечные скорости, бесконечно малые промежутки времени, то, скорее всего, дело не в том, что вселенная так сделана, а ваше уравнение здесь не может быть использовано, — отметил он. — Сингулярити не учитывает, что при ускорении развития возникают сильнейшие форматы социального торможения. И чем быстрее, тем социальное торможение становится сильнее».

Вторая ошибка, по Переслегину, допущена из-за особенностей устройства человека — монополии на разум. По его мнению, переход к трансгуманизму — это создание другого биологического вида. При этом новый вид, также исходя из этой теории, будет считать себя человеком и конкурентом первого вида: «На Земле не может быть двух видов людей. Между ними будет неизбежная война, которую мы называем предельной, потому что это война на полное уничтожение. Она закончится катастрофой, после чего модель сингулярити не будет работать по определению».

«В яму запихать можно, но потом начнется резкий нагрев в этой яме за счет противоречий»

ПО ОРУЭЛЛУ.

Лектор также коснулся теории, которая полностью противоположна сингулярити. Он назвал этот сценарий «ловушкой устойчивого развития или потенциальной ямой». Наш вид перенасыщен противоречиями: между мужчинами и женщинами, поколениями, странами, конфессиями, логиками. В этой ситуации вся попытка сделать конец истории по идеям Фрэнсиса Фукуямы (американский философ, политолог, политический экономист и писатель — прим. ред.) закончилась провалом. До 2001 года, может быть, в это кто-нибудь и верил. Сейчас, по-моему, таких уже не осталось. Понятно, что в яму запихать можно, но потом начнется резкий нагрев в этой яме за счет противоречий.

Переслегин привел несколько примеров развития будущего подобным образом. Например, сценарий произведения «1984» Джорджа Оруэлла: «Следить можно за каждым, но не за всеми одновременно, для этого не хватает ресурсов, их неоткуда взять. Либо вы делаете систему лемовского управления, но как раз это «1984» органически не приемлет. Во-первых, за отсутствием Дикого Запада, где можно купить такие машины, а во-вторых, партия, по Оруэллу, не может поставить над собой компьютер, который считает все, включая членов партии».

Зрители отметили, что о наблюдении в будущем ролевики уже сделали игру Lifecost, в которой мир представляет из себя реалити-шоу, он пронизан телевизионными камерами и все наблюдают друг за другом. Рейтинг в игре определяется голосованием.

«У Оруэлла это сопок топтал лицо человека, в вашем случае это делается для извлечения прибыли и ускорения информационного обмена. Это сейчас работает и само по себе никакой катастрофы не приносит, — ответил Переслегин на примере. — По Оруэллу, это не катастрофа, а потенциальная яма, сочетание трех структур, которые находятся в непрерывном конфликте, этот конфликт построен так, что не может быть содержательных решений».

В космическую экспансию будут играть две страны — Россия и США.

«В ОДНОЙ ИЗ МОДЕЛЕЙ РАЗВИТИЯ ПОВТОРЕНИЕ КАРИБСКОГО КРИЗИСА НЕИЗБЕЖНО».

После этого круглый стол перешел на обсуждение основной темы — некатастрофических сценариев будущего. «Мне представляется, что христиане, равно как и другие монотеисты, не должны рисовать ничего некатастрофического. Поскольку мы все понимаем, что апокалипсис — это необходимая часть развития мира, — начал перечисление Переслегин. — Другое дело, что для христианина апокалипсис не является катастрофой, а является завершением базового куска истории».

Оратор сосредоточился на циклических устройствах мира — китайских и индийских, выразив мнение, что они также подходят под концепцию «потенциальной ямы», о которой говорилось выше, но в больших масштабах.

«Есть еще и греческий парадокс, он дает нам возможность развиваться дальше без ограничений и апокалипсиса, но его никогда никому не удавалось решить», — говорит Переслегин. Его суть заключается в том, что каждый следующий шаг в сценарии создает иные сущности не только по отношению к предыдущему шагу, но и по отношению ко всем предыдущим шагам. Говоря проще, в этой концепции невозможно никакое повторение. Лектор привел несколько решений этого парадокса: «Греки совершили очень глупую ошибку — решили, что в предложении нельзя ставить точку. Они думали, что нужно составлять предложения из новых слов, но при этом так, чтобы сохранялись грамматические формы. Так или иначе, получается тупик. Текст состоит не из одного предложения, а из многих. При этом смысл текста не соответствует смыслу каждого из предложений. Есть второе решение: каждый из этих кусочков не прямо вытекает из предыдущего».

Есть еще одна модель, которая является альтернативой текстовой, — платоновская. Ее суть можно выразить в том, что наше развитие бесконечное, потому что ни один из элементов этого развития не ограничен. В мире Платона все, что вы видите, — это проекция, которую вы видите косвенно, можете их не понимать, а гадать. Человек не раскрывает тайны Вселенной, а играет с ней в игру. Возникает не линейное развитие, а развитие в интерпретации.

«Есть концепции, согласно которым время не является линейным и однонаправленным. И тогда о нашем мире в некатастрофическом будущем уходит слово «будущее». Если мир развивается не линейно, то вы не можете представить себе, что есть будущее, но можете построить концепцию «за», — продолжил Переслегин. — Индустриальный мир возник за традиционным, но это не значит, что после и что смена должна была произойти именно так. В такой конструкции не может быть апокалипсиса, потому что нет конечной точки».

Зрители отметили, что о наблюдении в будущем ролевики уже сделали игру Lifecost, в которой мир представляет из себя реалити-шоу, он пронизан телевизионными камерами и все наблюдают друг за другом.

В конце своего выступления Переслегин сделал прогноз на ближайшее будущее, опираясь на одну из формул, которая кажется ему правдоподобной. «Наткнулись мы на эту формулу, анализируя XX век. Она заключается в том, что если некий исторический сюжет не исчерпан до конца, но при этом искусственно прерван, то он неминуемо всплывет и будет доигран. Пример: заканчивается Первая мировая война, но она не доиграна. Все немцы были уверены, что они должны были разбить французов в плане шлюпок. И поскольку все понимают, что немцы были очень близки к победе над Францией, интуитивное ощущение, что здесь не все понятно, было. Второе: армия немцев не разбита, флот в порядке, войска на чужой территории, положение безнадежное, но ощущение недоигранности есть. Однако войну прекращают, начинаются быстрое развитие 20-х годов, экономический рост. И вдруг кризис 1929 года — он начинает удлиняться, длится три года, касается всего мира экономики. После этого кризиса все начинает идти в сторону войны. Никто этого не хочет, но каждый следующий шаг к этому ведет. Во время войны сюжет был доигран: после войны кризис 1929 года был исчерпан, о нем забыли навсегда. Второе — немцы, наконец, взяли Францию. Третье — немцам продемонстрировали, что этого недостаточно. Четвертое — по окончании Германия оккупирована, ее армии нет, а флот разбит».

После этого начинается развитие сюжета 20-х, но уже в 50-х, дико похожее друг на друга. Чуть-чуть меняется тип музыки, чуть-чуть меняется тип литературы. Следуя этой логике, Переслегин предположил, что в ближайшем будущем будет большой интерес к космосу: «Сюжет космической экспансии в 60-х не был доигран, искусственно остановлен и на наших глазах года три как всплывает. В космическую экспансию будут играть две страны — Россия и США. Кстати, вследствие этого неизбежно повторение Карибского кризиса. Почему именно на него стоит обратить внимание? Потому что он случился сразу после запуска спутника и полета Гагарина, когда у основной части человечества был взгляд на Землю со стороны. После остановки космической экспансии взгляд на Землю со стороны был потерян, следующие кризисы рассматриваются как локальные. Следующий кризис будет рассматриваться не как локальный, а как борьба добра и зла, потому что у нас будет взгляд на Землю со стороны».

«Китай пока находится в индустриальной фазе и выходить оттуда не собирается. Он ждет большого кризиса, потому что в его цикличном времени закончилась фаза бескризисного развития».

«ИСКУССТВЕННЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ НЕ ВОССТАЕТ ПРОТИВ СОЗДАТЕЛЯ, ЭТО КЛАССИЧЕСКИЙ МИФ».

После основной части круглого стола зрители могли задать вопросы лектору. Их интересовали сюжеты о будущем стран, которые Переслегин почти не упоминал, например о Китае. «Китай пока находится в индустриальной фазе и выходить оттуда не собирается. Он ждет большого кризиса, потому что в его цикличном времени закончилась фаза бескризисного развития, — ответил он. — Китай всегда живет в одном и том же сюжете, он живет в нем 5 тысяч лет и вряд ли оттуда собирается выходить. Заметьте, в 80-м году на политических юмористических олимпиадах шутили: «Китайские спортсмены претендуют не только на московское золото, но и на сибирскую медь». А потом, в нулевые годы, Китай стал очевидной мастерской мира, третьей по силе страной с ядерным оружием. И это случилось на глазах одного поколения. Китай живет в одном сюжете, и он не кончается».

Искусственный интеллект не будет восставать против человека, потому что его будут иначе создавать.

Также речь зашла об угрозе атомного оружия, которое есть у стран третьего мира, у которых нет сдерживающего фактора, чтобы его не использовать. Однако Переслегин попросил откровенно признаться, что атомное оружие давно стало прерогативой более мелких стран, отметив, что развитые страны с их помощью воюют с другими. «Количество держав за 50 лет увеличилось несильно. Пакистан, которому бомбу сделали канадцы — постановили технологию. Индия, Израиль — та же самая картина. Заметьте, термоядерные бомбы никто из них не сделал, даже Индия, хотя ее ядерный цикл на уровне России или США», — отметил футуролог.

Последней темой круглого стола, которая стала актуальной этим летом, когда первая машина смогла пройти тест Тьюринга, стали искусственный интеллект и варианты его развития. По мнению Переслегина, следующий шаг в их развитии — машина, которая разговаривает на естественном языке, а потом — машина, которая проходит критерии Лема, то есть способна к творческой деятельности: «Это настоящая конкуренция, не биологических видов, а разных способов мышления. Искусственный интеллект не будет восставать против человека, потому что его будут иначе создавать. То, что создано, не восстает против создателя, это классический миф. По-моему, развитие искусственного интеллекта — это лучшее, а может, и единственное решение, чтобы подстегнуть человеческое развитие».

 

Источник: сайт газеты «Бизнес Онлайн» (Татарстан).

Оставить комментарий

Войти с помощью: