Skip to content

АНОНС

Открылся канал нашего портала в Ютубе - Канал «Якутия. Образ будущего»

Реальная Россия. Часть 3. Сельское хозяйство.

Специально для интернет-портала «Якутия. Образ будущего».

Главный редактор портала,

кандидат исторических наук Афанасий Николаев.

22.01.2016 г.

В последнем Послании Федеральному Собранию Президент РФ В.В.Путин в декабре 2015 г. отметил успехи российского агропромышленного комплекса: «Ещё десять лет назад практически половину продуктов питания мы завозили из‑за рубежа, критически зависели от импорта, теперь Россия – среди экспортёров. В 2015 г. российский экспорт сельхозпродукции составил почти 20 миллиардов долларов. Это на четверть больше, чем выручка от продажи вооружений, или около трети доходов от экспорта газа».

В этом Послании В.В.Путин поставил перед Правительством РФ амбициозную задачу общенационального уровня, к 2020 году полностью обеспечить внутренний рынок отечественным продовольствием и стать крупнейшим мировым поставщиком здоровых, экологически чистых, качественных продуктов питания.

В связи с этими задачами главы нашего государства мы проанализируем реальное положение дел в российском агропромышленном комплексе, его проблемы и перспективы.

В последние годы показатель средних темпов роста сельского хозяйства России, например, за пять лет, отражающий и провальные с точки зрения размеров урожая 2010 и 2012 годы, значительно превышает темпы роста всей экономики.

В 2015 году российский экспорт продовольствия составил рекордные $19 млрд., что почти в два раза выше, чем в 2010 г. С другой стороны, крупнейший поставщик продовольствия в мире США экспортирует его примерно на $110–120 млрд. Нидерланды — на $90 млрд. Канада – более $30 млрд.

Общий мировой объем торговли зерном, масличными, мясом и продуктами его переработки, по расчетам российских экспертов, по итогам 2015 года составил почти $0,5 трлн. Это рынки, где Россия уже присутствуем как заметный поставщик (зерно, растительные масла и шроты), либо можем появиться как минимум в среднесрочной перспективе (мясо и птица). Поэтому есть объективные возможности для дальнейшего роста экспорта Россией сельхозпродукции.

Несмотря на общий рост объёмов сельхозпроизводства в России в последние годы в АПК России сохраняется проблема территориальных диспропорций и между федеральными округами, и между регионами.

Например, в 2014 году один Центральный федеральный округ обеспечивал более 30 % производства мяса, 17 % производства молока, 23 % производства зерновых.

Ещё более существенная разница наблюдается в развитии АПК регионов России.

В 2015 году предприятия Белгородской области произвели продуктов на 500 миллиардов рублей, а в ближайшие два-три года планируют выйти на триллион рублей. Это не только мясо, но и молоко, масложировая и кондитерская продукция.

В 2015 году Белгородская область обеспечивала мясом 20 миллионов человек, каждого седьмого россиянина.

Если говорить о ситуации на мировом рынке экопродуктов, перспективах российского экспорта экологически чистых продуктов необходимо отметить 3 важных момента.

Во-первых, объем мировой торговли экопродуктами по сравнению с общим объемом торговли сельхозпродукцией и продовольствием в мире ограничен. Так, экспорт органических продуктов составляет около $8 млрд в год (оценка по World of Organic Agriculture, Statistics & Emerging Trends 2015, FIBL & IFOAM), то есть менее 2% от приведенной выше цифры торговли зерном, масличными и мясом. Это связано с дороговизной этих продуктов и тем, что в первую очередь их выпуск традиционно ориентирован на покрытие запросов местных потребителей.

Во-вторых, производство экологически чистых продуктов в России только зарождается. Для дальнейшего развития этой отрасли российского АПК критически необходим рост доходов российского населения, чего в ближайшем будущем ждать сложно. Даже в богатейших США доля органики на рынке составляет лишь 5%.

В-третьих, не вся территория России может быть пригодна для ведения органического сельского хозяйства. Органическое сельское хозяйство — это не только и не столько отсутствие ГМО, сколько отсутствие синтетических удобрений, средств защиты растений и многих других технологий, используемых в российском сельском хозяйстве в 99% случаев.

Существует и ряд других проблем для развития органического земледелия в России: отсутствие системы национальной сертификации органической продукции, упорное нежелание мелких форм хозяйствования, которые и превалируют в этом бизнесе, кооперироваться и объединяться, ограниченность рынков сбыта экопродукции из-за её дороговизны.

Пути развития российского сектора производства экопродуктов обозначены в новой редакции Доктрины продовольственной безопасности РФ.

Союз органического земледелия России отметил, что в Доктрине продовольственной безопасности РФ может впервые быть учтен риск деградации и неправильного использования земель.

«Мы очень рады, что в предложения ОНФ включен пункт, совпадающий по смыслу с предложениями СОЗ, — о контроле за состоянием почв, их плодородием, рациональным использованием, – говорит исполнительный директор Союза органического земледелия Роман Гуров. – Это важнейший критерий риска в обеспечении продовольственной безопасности, который ранее не учитывался среди ключевых рисков. Сохранение и улучшение здоровья почв – один из основополагающих принципов органического сельского хозяйства, в то время как в интенсивном земледелии внесение химических удобрений уже не дает необходимого эффекта и уничтожает почвы».

По словам Гурова, Россия ежегодно теряет 81,4 млн. т. гумуса, за последние 20 лет его запасы сократились на 25-30%. Состояние почвенного покрова в ряде регионов просто критическое. На всей территории России в 190 млн. га, около 70 млн. га подвержены эрозии и дефляции, 73 млн. га имеют повышенную кислотность, более 40 млн. га в разной степени засолены, 26 млн. га заболочены и переувлажнены, 5 млн. га загрязнены радионуклидами, более 1 млн. га подвержены опустыниванию.

Предложения Союза органического земледелия России согласуются с Постановлением Президента РФ № ПР 117 п. 2 д, который гласит: «Правительству Российской Федерации представить в установленном порядке предложения о дополнительных мерах по экономическому стимулированию целевого и рационального использования земель сельскохозяйственного назначения, совершенствованию механизма контроля за таким использованием и при необходимости принять соответствующие нормативные правовые акты».

Союз органического земледелия России предложил также включить в Доктрину продовольственной безопасности РФ в части устойчивости развития экономики страны меры по развитию сельских территорий, в т.ч. повышение уровня и качества жизни сельского населения.

Особое внимание Союз органического земледелия России уделяет качеству продуктов. Союз, например, поддержал предложение Минсельхоза РФ о создании национальной системы управления безопасностью и качеством пищевых продуктов, включая формирование современной методической и технологической базы.

— После отмены ГОСТов в России качество продуктов просто рухнуло, должно было появиться не менее 300 техрегламентов, из них реально приняли не более 30, да и те систематически нарушаются. Продукты производятся по ТУ, которые пишут сами производители, исходя из своих возможностей и задач, чтобы сделать продукт с низкой себестоимостью. Например, Россельхознадзор недавно признал, что доля фальсификата сыров в России около 20-25%, — подчеркивает Роман Гуров.

Возвращение в России государства к контролю качества продуктов обеспечит положительный импульс для повышения конкурентоспособности продукции отечественных сельхозпроизводителей.

Сейчас на российском рынке продовольствия основная проблема фальсификат и контрафакт. ГОСТы и технические регламенты стали лишь рекомендуемыми стандартами, да и в целом требования к качеству продуктов ушли из документов регулирующего характера.

В то же время контроль производства, реализации и ввоза пищевой продукции стал слабее. Нормативно не закреплено даже само понятие качества продукции, в которое, по мнению экспертов, должны войти и безопасность, и потребительские свойства, и ценность для рациона человека.

Например, по данным Роспотребнадзора, наличие растительных жиров показали 65 % проб сливочного масла и 15 % – молока по России в целом.

И еще один проблемный фактор в сфере контроля за качеством сельхозпродукции в России: оценкой продукции занимаются шесть разных ведомств, при этом их результаты разнятся.

Именно поэтому в настоящее время в России разрабатывается Стратегия развития государственной политики обеспечения качества и безопасности пищевой продукции до 2030 года.

Для дальнейшего роста российского АПК, необходимы инвестиции, в том числе и иностранные, которые, в частности, стали одним из ключевых драйверов бразильского аграрного прорыва.

И дело не только в резком ухудшении отношений между Россией и Западом. Здесь есть и дополнительные специфические риски, например, риск неурожая из-за непогоды. Или регулятивные — риск закрытия экспорта, как это произошло год назад.

С 2015 г. в России государство занялось регулированием цен на нашу основную зерновую культуру — пшеницу — через экспортную пошлину. Нигде в мире, во всяком случае, среди стран с более-менее развитым сельским хозяйством, таких мер нет. Аргентина, десятилетия душившая своих фермеров с помощью различных ограничений на экспорт, с приходом нового президента отказывается от этого неудачного эксперимента.

После последнего Послания Президента России В.В.Путина можно ожидать активизации инициатив со стороны государства по административному регулирования земель сельхозназначения, в первую очередь на региональном уровне.

Без значительных инвестиций капитализация российских сельхозземель нашего действительно важного и (в отличие от нефти и газа) фактически бесконечного ресурса будет оставаться на текущих фантастически низких по мировым меркам уровнях. Например, средняя цена гектара в богатой чернозёмом Воронежской области — $525, средняя цена гектара в небогатой Румынии — $5200.

У России нет проблем ни с землей, ни с водой, а значительные земельные ресурсы (40 млн. га, что составляет около половины от текущих посевных площадей) были выведены из оборота после советского времени. Но и помимо России значительные земельные ресурсы могут быть дополнительно вовлечены в оборот в США и Южной Америке. Существенный потенциал роста есть, вероятно, и в Африке, и в Украине, и в Казахстане.

Развитию российского АПК в последние годы способствует быстрый рост цен на продовольствие.

Темпы инфляции в России в декабре 2015 года составили 0,8%, с начала года – 12,9%, сообщает Росстат. При этом в декабре 2015 года рост потребительских цен составил 2,6%, а с начала года – 11,4%. Рост потребительских цен на продовольственные товары составил за декабрь 2015 года 1,2%, с начала года 14%.

Но при этом есть товары, рост цен на которые существенно превышает общий уровень инфляции. В декабре 2015 г. по сравнению с ноябрем в группе продовольственных товаров наиболее существенно выросли цены на наблюдаемые виды плодоовощной продукции. Так, свежие помидоры и огурцы стали дороже на 29,7% и 19,7% соответственно, лимоны – на 14%, виноград – на 12,3%, капуста свежая белокочанная – на 8,1%.

Вместе с тем отмечалось снижение цен на апельсины на 0,3%. Также на 1,8-2,2% увеличились цены на йогурты, творожные сырки, глазированные шоколадом, соленые сельди, черный перец (горошек), рыбные натуральные консервы и с добавлением масла. В то же время на 0,2-0,7% снизились цены на свинину, мясо птицы, рис и минеральную воду.

Стоимость условного (минимального) набора продуктов питания в расчете на месяц в среднем по России в конце декабря 2015 г. составила 3 589,9 рубля и по сравнению с предыдущим месяцем выросла на 1,2% (с начала года – на 8,2%).

Анализируя цены на продукты питания нельзя не учитывать сезонный фактор — значительная часть продуктов в виде плодоовощной продукции и специй может быть получена только в осенне-летний период, а все остальное время такие продукты требуется сохранять, объясняет эксперт центра «Общественная дума» Сергей Литвиненко. Сейчас получается такая картина, что овощи и фрукты в любом случае будут дорожать, так как в цене импортных продуктов неизбежно отразится рост валютного курса, а цена отечественных тоже медленно растет для покрытия издержек на хранение (энергозатраты, зарплата работников и т. д.). Поэтому в данной группе товаров рост цен будет наблюдаться до времени созревания нового урожая.

Еще одним существенным фактором ситуации на продовольственном рынке является, конечно же, импортозамещение — запрет на ввоз ряда продуктов питания из стран ЕС и Турции провоцирует дефицит ряда продуктов или рост цен на них, рассказывает эксперт. Но это также стимулирует отечественный агробизнес к организации круглогодичного производства свежих овощей (тепличное производство, гидропоника и т. п.).

Однако чаще всего замещение санкционных продуктов происходит не за счет увеличения собственного производства, а за счет закупки аналогичных товаров из других стран, с которыми нет ограничений на импорт.

Вместе с тем в России есть категория товаров, заместить которые частично получается с помощью собственных производств. Так, на 26 % поднялось производство свинины, что позволит не допустить скачка цен на этот вид товара.

Однако проблемы могут возникнуть с рыбой, считает Сергей Литвиненко. Объем рыбного импорта с ноября 2014 года по ноябрь 2015 года снизился на 40%, до 452,6 тысяч тонн. Также существенно возросли цену на этот вид товара. И поэтому в 2015 году потребление рыбы может снизиться до 15 кг. на человека, что на 5 кг. меньше рекомендуемой для потребления нормы.

Дефицит также может коснуться ряда молочных и более специфических, уникальных продуктов, которые не стали обязательными в рационе российских потребителей.

Наименее болезненный рост цен будет, скорее всего, на зерновые — закупочные цены обычно принимаются задолго до сбора урожая, а на некоторые виды хлеба затраты субсидируются государством для поддержания доступных розничных цен, полагает Сергей Литвиненко. При хороших урожаях цены на некоторые продукты питания будут оставаться на приемлемом уровне.

При устойчивом росте потребительских цен речь идет о небольшом отставании роста стоимости одних товаров от других, что легко будет компенсировано в будущем сезонным фактором, полагает и аналитик «Алор Брокер» Алексей Антонов.

Собственно сейчас к вполне традиционным факторам влияния на инфляцию и рост индекса потребительских цен добавились нерыночные, такие, как включение в санкционный список новых стран (таким образом, на российский рынок в новом 2016 году ограничены поставки турецких и украинских товаров), а также появление новых статей расходов ритейлеров (например, с введением системы Платон в прошлом году, в этом году будет внедряться новая система контроля кассовых аппаратов ФНС).

В будущем причин и поводов для роста цен для конечных потребителей было и останется куда больше, чем для обратного процесса. С учетом того, что в течение года сохранится негативная динамика на нефтяном рынке, что приведет к дальнейшему падению курса рубля, и как следствие, если не к росту, то к сохранению на текущих уровнях инфляции, снижения цен на продовольственные товары ожидать не стоит.

Весь 2015 год в России снижалась доля импорта в розничном товарообороте, теперь она едва достигает 11%, это при том, что в валютном выражении импортные потоки сократились на 40%. Но, это не означает, что импортозамещение все же начало влиять на рынок. На самом деле это свидетельствует лишь об изменении структуры потребления, считает эксперт А.Антонов.

По данным Росстата по итогам 2015 г. в пятерку субъектов РФ с самыми обеспеченными крестьянами вошли Тамбовская область, Республика Марий Эл, Белгородская, Новгородская и Брянская области.

По сравнению с 2014 годом тамбовские аграрии стали получать на 14,91 процента больше. По зарплате в денежном выражении Тамбовщина также в числе лидеров – аграрии здесь получают в среднем 22585 рублей в месяц.

Марий Эл за год поднялась с седьмого места на второе. Доход селян здесь превышает зарплату по региону на 7,62 %, за год он вырос на 19,09 %. Среднемесячный доход селянина составляет 22033 рубля.

В Белгородской области зарплата хорошо растет во многих отраслях, поэтому прибавки в 11,68 % в АПК оказалось недостаточно ля удержания лидерства – регион опустился на третью позицию. Ежемесячный доход белгородских крестьян равен 25616 рублей.

Брянская область за 2015 г. поднялась с 18 на 5 место. А прорыв года на счету костромичей – за год регион поднялся на 19 позиций: с 25 места на 6. Правда, зарплата аграриев здесь оказалась меньше средней по региону на 5,19 процента, а в денежном выражении составила 19784 рубля.

Дешевле всего крестьянский труд ценится в Дагестане, где средняя зарплата селянина всего 5009 рублей. В Бурятии доходы работников АПК за год выросли на 26 процентов, при этом оставаясь почти вполовину меньше, чем в других отраслях.

Больше всего денег получают сельские жители на Сахалине (41998 рублей), однако это на четверть меньше средней зарплаты по острову.

 

Источники: Росстат,  Агентство «АгроФакт», «Крестьянские ведомости».

 

 

 

Оставить комментарий

Войти с помощью: