Skip to content

АНОНС

Открылся канал нашего портала в Ютубе - Канал «Якутия. Образ будущего»

«В бизнесе, как и в науке: возникла проблема – придумай, как её решить».

От редакции: в материале журналиста Т.Ефремова рассказывается о редком случае гармоничного сочетания науки и бизнеса на примере якутского учёного и предпринимателя Л.Ерофеевской.

Тимофей ЕФРЕМОВ.

29.12.2015 г.

Если бы вначале двухтысячных врачу бактериологу, работнику санэпидстанции Ларисе Ерофеевской сказали, что через десять лет она станет ученым биологом и, мало того, руководителем собственной компании, занимающейся производством бактерий, уничтожающих нефть – она бы посчитала это жутко смешной шуткой и не более. Поскольку занималась она сугубо инфекционными заболеваниями.

Но судьба была неотвратима в своём замысле, и ряд событий привел нашу героиню в науку и бизнес. Для начала она поступила на аспирантуру по специальности почвоведение.

– У меня был хороший знакомый в Институте нефти и газа СО РАН Пётр Новгородов, он приносил на исследования образцы воды. И вот однажды он пришел и попросил меня провести анализ образцов с места разлива нефти, который произошел на Талакане, это было в 2007 году в ноябре. Он представлял одну из добывающих компаний. У них до этого было соглашение с институтом биологии, но по каким-то причинам оно прекратилось. Необходимо было срочно проверить пробы. Я согласилась, договорилась с начальством и в свободное от работы время в нашей лаборатории стала проверять пробы. И вот тогда-то мне удалось выловить эти углеводородокисляющие бактерии.

Позже Лариса Анатольевна установила, что углеводородокисляющие бактерии возникают в результате мутаций почвенных микроорганизмов на месте нефтяных разливов. Проще говоря, микромир в экстремальной для него ситуации начинает приспосабливаться к агрессивной для него среде. Кто не приспособился, тот вымирает, а кто смог – выживает. А чтобы выжить, нужно научиться находить для себя пропитание в загрязненной среде. Собственно нефтью эти бактерии и начинают питаться. Пока она есть – они живут, заканчивается – погибают.

– Присутствие этих бактерий я нашла случайно. Просто заметила, что в некоторых посевах, в чашках Петри, нефть лизируется – растворяется. Как инфекционист я знала, что есть бактерии, поглощающие другие. Я стала их выделять, проверять и установила, что они действительно питаются нефтью. Лично я о таких микроорганизмах до этого не знала. Я написала отчет. И через четыре дня Пётр Гаврильевич предложил мне перейти в институт «Нефти и газа», чтобы я занялась исследованиями и разработкой новых способов очистки от нефтяных разливов. Тема для нашей республики весьма актуальная. Я согласилась и перешла на работу в институт.

Но в тоже время в декабре 2007 года произошел разлив нефти на Амгинском нефтехранилище. Перед новым сотрудником института Нефти и газа поставили задачу за весенний период выявить нужные организмы на месте разлива и ликвидировать его, поскольку в период весеннего паводка вся эта нефть могла попасть в реку Амга. Допустить этого было нельзя. Внедрять наученное исследование в практическую плоскость пришлось буквально на ходу. Но именно чёткие рамки и быстрый темп предстоящей работы выработал в нашей героине предпринимательские навыки. Научил  собранности умению быстро ориентироваться в ситуации и принимать самостоятельные решения.

– Всё сложилось на удивление удачно. Мы выехали на место вместе с Петром Новгородовым. Пробы выявили нужный штамм, мы его размножили и в мае 2008 года обработали ими места разлива на Амгинской нефтебазе. Бактерии сработали на все 100%. Последствия разлива были полностью ликвидированы.

Поглощая нефтепродукты, бактерии разлагают их на нетоксичные составляющие – углекислый газ, воду и белковые соединения. При этом, в отличие от обычных впитывающих сорбентов, углеводородокисляющие бактерии в разы эффективней. Для сравнения – в местах, где были разливы нефти, она разлагается в течение 50 лет. Бактерии, выделенные Ларисой Ерофеевской, способны переработать всю нефть на месте разлива всего за один летний сезон!

Первый успех вдохновил нашу героиню. Теперь стояла задача получить эффективный штамм, способный гарантированно разложить нефть, независимо от условий местности.

– Слабым местом углеводородокисляющих бактерий является их теплолюбивость. Это ограничивало возможности их применения. Лето у нас короткое и они не успевают приспособиться. Почва у нас летом прогревается до десяти сантиметров, глубже она уже холодная – там наши микроорганизмы не выживали. А это значит, что нефть, которая глубоко впиталась в землю, не будет ими переработана – загрязнение останется. Передо мной встала задача получить холодоустойчивые бактерии, чтобы они могли действовать при отрицательных температурах. Мы начали работу.

Однако успешное начало проекта омрачила внезапная смерть коллеги и научного соавтора.

– На следующий год случился аварийный разлив нефтепродуктов в селе Хону. Слух о нашем успехе в Амге уже разошелся. Нас пригласили в Хону. Мы туда выехали вместе с Петром Гаврильевичем, взяли пробы, и тут он внезапно умер от инфаркта. Обратно в Якутск я возвращалась с пробами почвы и его телом. Теперь весь проект и научная работа остались на мне.

А тем временем работы прибавлялось: в январе 2010 года произошел разлив на ВСТО в тридцати километрах от Ленска. Всего вытекло 450 кубометров нефти на общей площади в 20 тысяч квадратных метров.

Забор проб на месте разлива ВСТО

– Это была резонансная авария. Она привлекла большое внимание СМИ и общественности.  А я в это время думала над тем, как усовершенствовать технологию. Выезд на место, забор проб, выделение аборигенных микроорганизмов – всё это занимает время. Было бы лучше вывести универсальные бактерии, которые можно оперативно доставить на место. Но тогда остро стоял вопрос о сроках хранения. Мы делали суспензию, срок хранения которой был всего две недели. Как сделать так, чтобы запас вещества хранился как можно дольше?

Решение нашлось. Полезные бактерии решили хранить в гранулах на основе цеолита и вермикулита. Технология проста: гранулы пропитывают раствором бактерий и сушат. Бактерии впитываются, обезвоживаются и впадают в спячку. Таким образом, срок годности увеличился с двух недель до двух лет. К этому времени задача с получение холодоустойчивых бактерий была решена. Так появился инновационный продукт  «нефтебиосорб».

Проверка загрязненной почвы после обработки углеводородокисляющими бактериями

– Бактерии в гранулах дали нам ещё одно преимущество. Дело в том, что разливы происходят в труднодоступных болотистых местах, куда летом не добраться. Зато зимой можно доехать по зимнику. Рассыпать гранулы на снег и уехать. С наступлением лета гранулы с бактериями растворяются в талой воде и проникают в почву всё глубже и глубже. Таким образом, они успевают проделать всю работу за наш короткий летний период.

Но вместе с научными задачами нашей героине предстояло решить вопросы экономические. Поскольку для дальнейшего развития проекта возможностей института уже не хватало.

– Мы работали по договорам. Затем заключили соглашение с «Транснефтью» на условиях, что мы – авторы биопрепарат, а они – патентообладатели. Предполагалось, что «Транснефть» создаст своё предприятие по производству нефтебиосорба. Но по результатам их расчетов им это было невыгодно. Мне сказали: «Может, вы свою компанию создадите, а мы с вами сотрудничать будем?». А у меня ни какого предпринимательского опыта не было, что и как делать, я не знала. И тут мне предложили вступить в «Технопарк Якутия».

Подготовка к обработке местности препаратом

В Технопарке Ларисе Ерофеевской помогли с оформлением, компании и подготовкой бизнес-плана. Понимание основ ведения бизнеса стало приходить на практике.

– Оказалось, что как и в науке, в бизнесе требуется умение решать возникающие задачи. Я столкнулась с общей для всех предпринимателей проблемой – высокой стоимостью перевозки грузов. К примеру, двести килограмм «нефтебиосорба» стоят 50 тысяч рублей, а их перевозка 80 тысяч рублей. Продукция становится очень дорогой для покупателя. Что делать? И здесь я уже совмещаю научную идею с бизнес подходом. Я разработала два вида новой продукции, сорбирующее полотно и концентрат в ампулах, по сто миллилитров, который можно развести в ста литрах воды и получить биораствор. В таком виде продукция в разы легче, компактнее и, соответственно, его доставка становится дешевле.

Недавно предприятие Ларисы Ерофеевской стало резидентом территории опережающего развития «Кангалассы». Где льготные условия налогообложения, содействие в развитии инфраструктуры и прочие преференции позволяют производственным предприятиям пройти период становления с меньшими издержками. Закрепиться на рынке и стать основой будущей экономики в регионе.

Работа в лаборатории

   – То оборудование, которое я использую сейчас, не подходит для промышленного производства. Оно шумное и перегревается. На нем невозможно увеличить объемы производства. А планы у меня серьезные. На базе ТОР я намерена запустить линию по производству сорбирующего полотна, гранул из цеолита и другие виды продукции.

Кроме этого, Лариса Ерофеевская думает над созданием линии по производству омолаживающей косметики из нефти.

– За все время работы с нефтью я многое узнала о её составе, и свойствах. У меня возникли идеи, какие косметические препараты можно создать на её основе, это будет очень интересный продукт.

Таким образом, перед нами пример успешного сочетания научной идеи и бизнеса. Что, согласитесь, бывает довольно редко. Причём в такой сложной сфере, как экология. Примечательно, что научная и деловая деятельность нашей героини совпала с появлением в республике территории опережающего развития. Ее экономические условия дают уверенность в успешной реализации проекта и его выходе на международный уровень.
Источник: YAKUTIA.INFO.

 

 

 

Один комментарий к статье: “«В бизнесе, как и в науке: возникла проблема – придумай, как её решить».

  1. Желаю героине дальнейших успехов в научной деятельности, а Якутии стать поистине территорией благополучного развития.

Оставить комментарий

Войти с помощью: