Skip to content

АНОНС

Открылся канал нашего портала в Ютубе - Канал «Якутия. Образ будущего»

Переустройству села – грамотный подход.

Лев Бутряков

28.09.2015 г.

Международные санкции, экономический кризис, вопросы продовольственной безопасности, растущие цены на продукты питания привлекли повышенное внимание к проблемам села России. Наперебой предлагаются пути решения, принимаются программы, дорожные карты. Называется масса причин такого положения дел.

Но, на мой взгляд, причина медленного переустройства села, всего одна – нет проектов,  отвечающих современным требованиям. Если бы они были, то инвесторы, денно и нощно думающие, куда вложить деньги, немедленно бы реализацией таких проектов, просто потому, что это им выгодно.

Точно так же, еще в начале 90-х, просто на основе личной выгоды, без всяких государственных программ, они решили проблему с бензоколонками, платными туалетами, супермаркетами и т.п. Все эти объекты вырастали быстрее грибов, после дождя.

Что же это за обязательный комплекс современных требований к проектам, с которыми, мы также успешно решим все проблемы и с селом?

Первое требование к проекту.

Проект сельхозпроизводства должен быть высокорентабельным

Выполнение этого требования залог его безусловного финансирования частными инвесторами.

Как следует подходить к оценке выполнения этого требования к проекту?

А очень просто! Выстроится за этим проектом очередь из частных инвесторов, желающих вложить в него свои деньги, чтобы их приумножить – значит, он отвечает требованию высокой рентабельности.

С другой стороны, если частные инвесторы массово не участвуют в строительстве новых сельхозпроизводств, значит такие проекты, у нас, еще не разработаны. Именно это и приводит к утечке капитала за границу.

Если бы высокорентабельные типовые проекты сельхозпроизводств у нас уже были, то частные инвесторы, без всяких государственных программ, развития села, давно бы застроили всю Россию, современными сельхозпроизводствами, только потому, что это приносит им прибыль.

Следует отметить, что пока, разрабатываемые проекты, сельхозпроизводств по производству молока, настолько низкорентабельны, что в основном строятся на бюджетные средства, т.к. частным инвесторам невыгодны.

Выделяемые для этого государственные средства ничтожно малы, по сравнению с потребностями для полной реконструкции молочнотоварного производства.

 Всего на село в год выделяется 200 млрд. руб. бюджетных денег. Если предположить, что непосредственно на строительство молочных ферм уходит четверть, то получается сумма в 50 млрд. руб. Для обывателя она «заоблачная». Но следует знать, что примерно для строительства фермы на 3000 коров и с 5000 поголовьем телят, а также со всей техникой для выращивания кормов и техникой для производства молока, самое скромное нужен миллиард рублей. Т.е. на эти 50 млрд. бюджетных средств мы увеличим поголовье коров за один год максимум на 150тыс. голов. В 1990 году у нас было 20 млн. коров. Сейчас около 10 млн. голов. Т.е. «рухнули», с той поры, в 2 раза. И получается, что при наших темпах роста поголовья, при указанном объеме ежегодного бюджетного финансирования, мы восполним 10 млн. коров, только через 67 лет.

Но на практике, поголовье коров вообще не растет, т.к. при таких темпах роста, естественно выбывает примерно такое же количество. Т.е. мы «топчемся на месте». Но надо видеть за этими голыми цифрами статистики реальное здоровье народа и более того – детей. Именно у них отсутствует сейчас возможность выпивать в детстве физиологически обоснованную норму молока. А это прямой ущерб их здоровью.

Не следует забывать и о другом важном для нас продукте животноводства. Т.к. мы живем в Нечерноземной зоне, то именно органические удобрения (навоз) и определяют урожайность полей и экологичность продукции. А отсюда и вытекает вторая причина необходимости быстрого наращивания поголовья. Я думаю всем понятно, что бюджетные ассигнования   картину не исправят, а частные инвестиции возможны только при высокой рентабельности этого производства.

Но давайте разберемся, а нужны ли государству такие новые малорентабельные производства, на которые мы тратим крайне дефицитные государственные деньги. Надо четко представлять негативные последствия такого строительства. Вполне понятно, что эти новейшие, высокотехнологичные фермы, впоследствии, будут нуждаться во все больших объемах государственных дотаций, вследствие своей низкой рентабельности и соответственно неконкурентоспособности. Неужели непонятно, что таким строительством, мы, по сути, рубим сук государственного бюджета, на котором сидим.

Чтобы Вы лучше представили масштабы проблемы, приведу два примера.

Первый касается вновь строящихся крупных молочных комплексов на 3000 коров, в разных областях страны. Как правило, в этом случае, рентабельность не превышает 13%. А это значит, что частному инвестору выгоднее отнести свой миллиард в банк, за те же 13 %, и спокойно отдыхать на Мальдивах, чем затевать достаточно рискованное строительство такой фермы, в какой-нибудь сельской глубинке, с нехваткой кадров, отсутствием инфраструктуры. Ведь проценты одинаковые.

Но почему проекты получаются низкорентабельные? Самое главное потому, что деньги государственные, и к их эффективному использованию, при высоких ценах на нефть, отношение было «плевое».

Не «открою для вас Америки» если сообщу, что некоторым чиновникам, завышенная стоимость проектов, тоже своего рода Клондайк – есть чем «поживиться».

 Есть и другие объективные причины. Нельзя сбрасывать со счетов, что численность проектных организаций резко сократилась. Т.к. в 90 годах многие из них, при отсутствии заказов, вынуждены были сменить профессию. Мой приятель проектант, с тех пор, открыл ларек, по продаже кастрюль на рынке, и занимается тем же и сейчас, даже выйдя на пенсию. Сейчас, при активизации проектирования и недостатке проектантов, они начинают диктовать, в условиях рынка, свои условия к оплате проектов. А именно, оплата проектирования устанавливается в % к стоимости строительства. Вполне естественно, проектанты, не очень озабоченные высокой рентабельностью, «суют» в проект наиболее дорогое импортное оборудование. Во- первых, оно дороже, а значит и оплата труда проектанта будет выше. А во-вторых, надо признать оно действительно работает надежнее и лучше. А это весомая гарантия для проектанта, что ему не придется после строительства объекта еще долго «сидеть на нем», доводя его «до ума».

Но опять же, надо понимать, если доходчиво смоделировать проблему,  что автомобиль Ягуар надежней и лучше Жигулей. Это всем ясно. Но если денег мало, а ездить надо, то практический выход один – купить Жигули, и «таксуя» на них, зарабатывать на Ягуар.

К своему оборудованию надо поворачиваться и по другой причине. Если бы, кто-то, два года назад, выдвинул гипотезу, что нам не поставят Мистрали за Российские деньги, его бы дружно освистала толпа друзей Европы. Теперь же, мудрая русская пословица: «дружба – дружбой, а табачок врозь», опять стала актуальной.

Нельзя забывать, что поставка запчастей к импортной технике, тоже теперь, в любой момент, может стать проблемой.

Или еще пример, но он касается небольших фермерских хозяйств. На бумаге и в отчетах все в порядке. Действует государственная программа поддержки начинающих фермеров. Фермерам дается по 1,5 млн. руб. на начало деятельности. С виду все грамотно. Деньги дают, только если и сам «новоиспеченный» фермер вкладывает свои.

Но вот конкретные цифры, по одной из крупных областей. В позапрошлом году выделено на эти цели 18 млн. руб., а в прошлом году 9 млн. руб., что это значит?

А это значит, что за год, на территории целой области появилось всего 6 новых фермерских хозяйств. Т.е. попросту говоря, одна маленькая деревня на 6 домов. А в области таких деревень тысячи!

С такими темпами 0, 001% мы долго будем перевооружать село.

А давайте теперь «зрить в корень!», как говорится, и что мы видим? А увидим мы, вскоре, еще 6 нерентабельных фермерских хозяйств, которым тоже, соответственно, понадобятся дотации государства. Так мы, вообще-то, способны продумывать последствия своих государственных программ и траты государственных денег?

Трудно заподозрить, в этом случае, в нашей неспособности мыслить, поневоле закрадывается мысль, что это делается кем-то, для тайной реализации злой воли зарубежных конкурентов, чтобы наше сельское хозяйство свести на нет нашими же руками, а при наших территориях, вполне понятно к чему это приведет.

Особенно настораживает общепринятое стремление к созданию фермерских хозяйств по производству молока с небольшим числом поголовья коров (от 1 до 50). Да, в 19 веке это было нормой, когда молодица 365 дней в году, ежедневно, по три раза в день доила коров. У нее не было выходных, праздников, больничных, отпусков. И это продолжалось не год и не два, а всю ее жизнь. Неужели реально сейчас найти молодиц на такого типа каторжные работы, поскольку зарплата невелика. Да, выпускаются доильные автоматы, но они рассчитаны на поголовье в 70 коров. И то, при их стоимости, около 20 млн. руб., высокой рентабельностью не могут похвастать.

Только крупные фермы, с поголовьем свыше 600 голов, могут обеспечить условия труда в соответствии с Трудовым кодексом, по продолжительности рабочей недели и все остальное: отпуска, больничные, выходные, праздники.

Что это? То ли мы действительно слабо разбираемся в сельском хозяйстве, то ли нам кто-то подкидывает «сладкую косточку», чтобы мы ей подавились и не стали мощными конкурентами.

 Практически во всех отраслях хозяйствования встречаются нормально существующие небольшие производства, наряду с крупными, дополняя рынок своей номенклатурой.

Могут ли существовать мелкие фермеры вместе с крупными производствами? Могут! Но для этого они должны искать «свою» продукцию. Конкурировать «в лоб» с крупным производителем бессмысленно. Фермеры вполне могут выращивать лекарственные растения. Некоторые успешно занимаются тепличными растениями и т.д. Конечно, исключения могут быть, но это исключения, а значит другая история.

Вообще надо понимать, что зарубежный фермер «вооружен до зубов» на своей земле современной техникой, технологиями, рынками сбыта, сервисными услугами, инфраструктурой, жильем, зарплатой.

Наш фермер, на своей земле, вооружен «выше колена»: лопатой, старой техникой, устаревшими технологиями. У него нет сервиса, рынков сбыта, ну и всего остального.

Ну и о какой конкурентоспособности может идти речь?

Казалось бы, ответ лежит на поверхности. Надо спроектировать гамму высокорентабельных типовых проектов и дать их на выбор новоиспеченным фермерам, чтобы они не занимались проектированием собственных сельхозпроизводств. Неужели и вправду бывший колхозник может быть эрудированным проектантом?

Да и общепринятая схема создания фермерского хозяйства, явно взята из учебников Древней Руси. Сначала одна корова, потом две, перед пенсией 25, затем сын идет по стопам отца и доводит поголовье до 100. И при этом успешно конкурируют с фермами с тысячным поголовьем…

Хочется посмеяться над этой глупостью, только почему-то сердце сжимается до боли. Неужели и вправду мы перестали соображать? Или кто-то помогает в этом?

На мой взгляд, государству следует объявить конкурс на разработку типовых высокорентабельных фермерских производств на различное количество площади земли и различного направления. Отрасль не имеет значения (если у государства нет своих интересов). Но в условиях конкурса указать величину рентабельности, позволяющую заинтересовать частных инвесторов, а также величину зарплаты, обеспечивающую приток рабочей силы.

Затем надо осуществить пилотное строительство отобранных образцов, чтобы фермер мог не только на бумаге, но и воочию видеть, что ему предстоит создать.

Если проектанты не смогут выполнить условия конкурса и проектов, отвечающих требованиям, не поступит, тогда надо собирать уцелевших и талантливых проектантов и создавать им условия для выполнения поставленной задачи.

Конечно осуществленный проект это всего лишь полдела. Существует рынок, ценообразование, торговые сети… Но высокорентабельное производство основа всего этого. Если его нет, то обо всем остальном говорить не приходится.

  Т.е. первое требование к проекту – высокая рентабельность, чтобы не только обеспечить массовое частное инвестирование в полном объеме, но и строить действительно современные и конкурентоспособные призводства.

Теперь о втором требовании к проекту. Он должен быть типовым

Это не только даёт больше гарантий инвесторам, в осуществлении намеченного, но, в разы, ускорит строительство сельхозпроизводств и значительно уменьшит расходы на строительство.

Об этом свидетельствует и опыт наших здравствующих предков, по застройке типовыми сельхозпроизводствами Казахстанской целины. За шесть лет целины, было освоено 42 млн.га. земли!

И сейчас в России примерно столько же пустующих земель. Если учесть возросшую мощь техники, то вполне понятно, что с этими площадями мы можем справиться в еще более короткие сроки. А реалии наглядно показывают, что предки смогли, а мы не можем!

В настоящее время, по моему, всем уже ясно, что медлить с коренным перевооружением российского сельхозпроизводства больше нельзя. И неужели при этом можно надеяться, что индивидуальное строительство, или индивидуальная полная реконструкция действующих сельхозпроизводств, в состоянии решить эту задачу в кратчайшие сроки и эффективно?

Только постановка строительства сельхозпроизводств «на конвейер», а именно новое типовое строительство, позволяет реально справиться с поставленной задачей.

Третье требование. Проект должен включать создание инфраструктуры в полном объеме.

Думаю, нет нужды, останавливаться на разъяснении этого требования. Вполне понятно, что без этого, вопрос по обеспечению села кадрами, не решить.

Приведу только, известный мне пример, когда, в одном крупном сельхозпредприятии построили современную ферму на 3000 коров, на бюджетные ассигнования, в размере более миллиарда рублей. Но строительство жилья не предусматривалось. Однако, руководитель хозяйства, рассуждала своим «деревенским кумеканьем», вполне логично: «Куда они «денутся»? Такие деньги «вбуханы»! Добавят и на строительство жилья!» Но после завершения строительства комплекса, ей вежливо объяснили, что ее хозяйству и так изрядно помогли, теперь очередь других. И комплекс был поставлен на край гибели. К счастью, директор смогла организовать доставку людей, для работы, из областного центра. И комплекс, пока, кадрами обеспечен.

Вот, я постарался доходчиво объяснить, основные три требования к современным проектам. Думаю, всем ясно, что проект, который не отвечает любому из  перечисленных выше требований, является бесперспективным.

Не будет он рентабелен – не получим финансирования в нужном объеме.

Не будет он типовым – не обеспечит эффективность использования средств, увеличатся сроки ввода в эксплуатацию, снизятся гарантии инвесторам.

Не будет строиться в комплексе с инфраструктурой – не будет рабочих кадров.

Считаю, что аргументы этих требований вполне понятны и убедительны.

Очень хочется верить, что руководство страны обратит внимание на найденное решение и поддержит его в кратчайшие сроки. Проблема уже не просто стучит в двери, а можно сказать ломится в них. Очень бы не хотелось, увидеть в сломанном проеме двери, лица «помощников» из других стран.

Источник: сайт «Проектное государство» Ю.В.Крупнова.

Оставить комментарий

Войти с помощью: