Skip to content

АНОНС

Открылся канал нашего портала в Ютубе - Канал «Якутия. Образ будущего»

Якутия. Тихая гавань в вечной мерзлоте.

От редакции: публикуемый ниже материал питерского журналиста Д.Терентьева интересен в плане взгляда “со стороны”, отражения страхов части российской общественности и политической элиты в отношения будущего восточных территорий России.

Денис ТЕРЕНТЬЕВ

 

5 марта 2015 г.

 

Республика Саха (Якутия) вышла в лидеры по размерам получаемых из центра дотаций – 55 млрд. рублей, около половины республиканского бюджета. Центр вынужден считаться с местными элитами: в Якутии находятся крупнейшие «нераспечатанные» месторождения ресурсов, а сама республика по площади больше Казахстана. Но ни накачка бюджета, ни многочисленные ФЦП не могут решить главную проблему – инфраструктурную. Ведь без развитой транспортной сети к якутским кладовым ещё долго нельзя будет подобраться. С одной стороны, у проблемы есть объективная сторона – половина территории Якутии лежит за Полярным кругом, а население – меньше миллиона человек. А с другой – так ли уж хотят местные этого развития, за которым непременно наступит усиление власти Москвы?

Сыр нынче дорог

Столица республики Якутск ничем не отличается от других крупных сибирских городов: на фоне хрущёвско-брежневской застройки проступают плоды обильных нулевых – стеклянные бизнес-центры, луковки церквей со свежей позолотой, современный аэропорт.90% машин на улицах – праворульные «японки». Дороги в центре Якутска – вполне приличного качества. Работают светофоры, рестораны итальянской кухни, а в нескольких пабах можно посмотреть европейский футбол. Правда, когда в Лондоне шесть часов вечера, в Якутске три утра.

300-тысячный Якутск – крупнейший город мира, находящийся в вечной мерзлоте.Однако он не похож на остальную Якутию, как Москва не похожа на Россию за МКАДом.Железных дорог в республике почти нет – разве что южные Алдан и Нерюнгри соединены отростком с БАМом. Севернее Якутска можно отъехать только на 93 км, за которыми нормальная дорога кончается, есть только зимники. Главная транспортная артерия – Колымский тракт, протянувшийся на восток до Магадана.

Хотя это шоссе федерального значения, встречных машин здесь можно не увидеть часами. У дороги полно сгоревших автомобильных остовов: если заглох зимой, то беда – скорее всего, придётся поджигать машину, чтобы продержаться до возможной попутки. Крестов вдоль тракта тоже хватает. Бензин здесь возят с собой по две-три 20-литровые канистры, а на ночь в гаражах часто не глушат двигатель – лучше спалить побольше горючки, чем наутро вовсе не завестись. Хотя на начало 2015 г. литр АИ-95 стоил в Якутске 45 рублей. Это по местным меркам недорого – в Анадыре – 54 рубля, а на Колымском тракте и того больше.

Поездка по республике – это всегда событие. В небольших посёлках у тракта никогда не знают, приедет ли сегодня автолавка и что она привезёт. Если кто-то собрался ехать, например, в Якутск, он вешает в посёлке объявление: собираюсь тогда-то, могу взять двоих с одной сумкой. Последнее уточнение – важнейшее. В столицу, как некогда в Москву за колбасой, ездят закупаться. Поэтому «такси» здесь – непременно минивэн, чтобы все пассажиры смогли увезти добычу.

Конечно, в Якутии не всегда холодно. В южной части республики, где расположены основные города, летом «парит» до 40 градусов. Но зима всё равно длится с начала октября до конца апреля, когда на улице светло по 3–4 часа. И россияне не слишком стремятся переезжать сюда жить: во всех крупных городах, кроме Якутска, население сокращается. Конечно, по программе переселения соотечественников можно получить «подъёмные» в 300 тысяч на семью, из которых треть уйдёт на оформление необходимых документов. А цены в продуктовых магазинах под стать ценам на бензин.

В начале года литр привозного молока в супермаркетах Якутска стоит более 100 рублей. Даже «местный молочный продукт» (так пишут на этикетке) из сухого молока поднялся до 75 рублей. Традиционная якутская оленина подскочила до 350 руб. за кило. Рыба чир и муксун, которую ловят в реке Лене, выросла до 700 рублей, – чуть дешевле норвежской форели в Москве. Что уж говорить об импортных лакомствах. Твёрдые выдержанные сыры оцениваются в 1,5–3 тыс. рублей, 180-граммовая пачка финского масла – 250 рублей.

Нет сомнений, что транспортная отсталость, трескучие морозы и не менее лютые цены влияют на демографию. Естественный прирост населения в Якутии – один из самых высоких среди субъектов РФ – 9,3 на тысячу человек. При этом количество жителей снизилось с 1,1 млн. человек на момент распада СССР до 954 тыс. в 2014 году.

– Рождаемость в республике на уровне Кавказа, в детсады Якутска длинные очереди, а население снижается? Значит, люди уезжают, – говорит социолог Сергей Прозоров. – Очевидно, что мигрируют чаще всего русские: в 1989 г. их было 50%, сейчас – 37%. Зато якутов и эвенков сегодня – больше половины жителей. Если в республике нет промышленных гигантов, а 65% населения живёт в городах – значит, присутствует много бюджетников. И когда цены пускаются вскачь, растёт коррупционная составляющая, для которой дополнительные факторы – родственные связи чиновников и удалённость центра.

Свежие примеры: глава муниципалитета незаконно выдала троим своим родственникам субсидиюв рамках региональной программы развития села – по 1 млн. руб. каждому. А глава села в Усть-Янском районе втупую покупал за счёт бюджета стройматериалы и возводил себе дом в Якутске. Украл он на сумму больше 1 млн., признал вину, частично вернул деньги и был приговорён к штрафу в 140 тысяч. В данном случае гуманность суда только подчёркивает «нормальность» таких закидонов для местного восприятия.

Интересный факт

Главный инфраструктурный мегапроект – строительство автомобильного моста через Лену длиной свыше 3 км – снова отложен. Результаты конкурса на 38 млрд. рублей отменены из-за «непрозрачности», а Росавтодор предлагает вернуться к рассмотрению вопроса после 2020 года. То есть не в этой жизни.

Кому в тайге жить хорошо?

В начале февраля 2015 г. житель посёлка Пеледуй (Ленский район) Валерий Лейкин перекрыл своим автомобилем «Тойота Тундра» дорогу на Ленск и в течение шести часов отстреливался из травматического пистолета от сотрудников службы безопасности Сургутнефтегаза. Дело в том, что дорога эта частная, ведёт на нефтепромыслы компании, которая взимает с частников плату за проезд. И тарифы, по словам местных жителей, грабительские – 8 тыс. руб. с грузовика в один конец.

Народ взбунтовался, когда пообещали поднять до 30 тысяч. Хотя для жителей четырёх посёлков это единственная дорога в райцентр Ленск. Альтернативой остаётся только зимник, который часто заметает снегом. Вступившиеся за Валерия Лейкина соседи уверяют, что именно в такие дни охрана на КПП особенно борзеет: завели «чёрные списки» из наиболее возмущённых жителей, отказывают в проезде по надуманным поводам. А деньги стригут даже с порожних машин. Стоит ли удивляться высоким ценам, если продуктовая «газель» только за проезд по барской дороге отдаст 16 тысяч?

Якутские власти в этом скандале пошли своим излюбленным путём – не будить лиха. Ведь частных дорог в республике немало, и недовольство может стать массовым. Почему, мол, налогоплательщик должен листать деньги за бетонку государственной «Транснефти»? Тем более что власти годами осваивают многомиллиардные дотации, адороги в один из крупнейших городов республики до сих пор нет. Хотя в одном только Пеледуе живёт более 5 тыс. человек. В общем, первые лица республики обратились к руководству корпораций. Те утвердили новый порядок проезда: жители перечисленных посёлков на легковых машинах едут бесплатно, грузы для больниц, школ, детсадов согласуются, а остальные достают кошелёк. Нескольких оборзевших охранников уволили, а расстрелявшего весь боезапас Лейкина с привычным добросердечием оштрафовали на тысячу рублей. Но осадок остался: не особо верят якутяне в чиновничью заботу.

Взять хотя бы традиционное оленеводство. Власти предусмотрели в бюджете 2015 г. на развитие традиционных отраслей Севера 634 млн. рублей. Отмечается, что значительная часть этих средств пойдёт на зарплату оленеводам, которая установлена в размере 15 906 рублей. По нынешним ценам это 6–7 кило сыра «маасдам». Однако на руки эти деньги всё равно вряд ли получишь. В 2014 г. проблема обсуждалась в Госсобрании Якутии. По словам депутата Елены Голомарёвой, направлять людям средства напрямую «юридически невозможно». Ведь тут непреодолимая коллизия: в разделе «Развитие традиционных отраслей Севера» оплата труда оленеводов внесена в строку «Создание условий труда для оленеводческих бригад». А значит, оттуда финансируют и отстрел волков, и обеспечение палатками. В итоге из положенных в прошлом году 12,5 тыс. оленеводу достаётся 8–9 тыс. рублей.

Однако злополучные параграфы не помешали расписать средства на обеспечение пастухов электронными книгами, на проведение слёта оленеводов «Дни Заполярья» и открыть для них 14 виртуальных филиалов Национального художественного музея Республики Саха. Якутские чиновники глаз выклюют тому, кто скажет, будто они не заботятся о простом народе. 2014 г. прошёл в республике под знаком Года Арктики:впервые на программу развития северных улусов из бюджета выделили почти 2 млрд. рублей.На них построили пять детсадов, три спортивных объекта, три фельдшерско-акушерских пункта.

Хотя кому-то освоенная сумма может показаться великоватой. Тем более в конце 2014 г. возбудили уголовное дело на главу Ленского района Сергея Высоких. По версии следствия, чиновник за 56 млн. рублей приобрёл под детский сад то же здание, что четырьмя годами ранее продал за миллион.И половину навара, не утруждая себя сложными схемами, просто перечислили на счёт супруги Высоких. По ходу следствия выяснилось, что здание не может быть использовано под дошкольное учреждение в силу своей изношенности.

На надбавки бюджетникам не пожалели 11 млрд., что позволило довести средний заработок в республике до 50 тыс. рублей. Показатель вполне достойный, но этот пир получается за счёт нас с вами. Дотации Якутии из государственного бюджета составят в 2015 г. около 55 млрд. рублей. Но даже с их учётом запланирован дефицит в 10 миллиардов. При этом у Якутии самый большой долг среди субъектов Дальнего Востока. На начало 2014 г. он составлял 24 млрд. руб. и по ряду оценок к 2017-му возрастёт вдвое. Почему так получается? Потому что здесь вам не Европа и привычная логика не действует.

 Кредит в шкафу

Сегодняшнее руководство Якутии списывает многие проблемы республики на правление команды президента Вячеслава Штырова. Экс-глава компании АЛРОСА пришёл к власти в 2002 г. и ушёл с президентского поста в Совет Федерации в 2010-м.

При Штырове двух вице-мэров Якутска посадили за коррупцию. Расследуя эти уголовные дела, следствие обнаружило свидетельства обналичивания крупных денежных сумм республиканским Минфином, многочисленными ­ГУПами и предприятиями, близкими к высшему руководству Якутии. Однако эти открытия остались без последствий, так же как странная история с растворившимся «золотым кредитом» в 46 млрд. рублей. В 2008 г. 243 тыс. якутян (или 25,6% населения) имели доход ниже прожиточного минимума. 53,2% сельского населения находилось за чертой бедности, а реальная безработица среди сельской молодёжи 16–29 лет составляла 44,8%. Даже водители большегрузных машин АЛРОСы, некогда считавшиеся «насосами», устроили голодовку в знак протеста против крайне низкого уровня их зарплат. Министерство образования Якутии признало, что республика занимает первое место в мире по детским суицидам. 80% самоубийств совершают дети и подростки из сёл и посёлков городского типа. Всего за год (2007–2008 гг.) партия «Единая Россия» потеряла в главных районах Якутии 11–13% голосов, а в семи крупных сельских районах и вовсе набрала меньше 50%.

Вскоре после этого президент Штыров раньше срока ушёл с поста «по собственному желанию», а объёмы дотаций республике резко возросли.

Медвежья доля

Площадь территории Якутии превышает 3 млн. кв. километров. Это значит, что на квадратный километр приходится 0,3 человека – самая низкая плотность среди российских регионов. Давно говорится, что в республику хорошо бы направить поток переселенцев. В январе 2015 г. полпред в Дальневосточном округе Юрий Трутнев в очередной раз обсудил это с президентом Путиным, а министр по делам Дальнего Востока Александр Галушка подчеркнул, что давать нужно не менее гектара. Тут и выяснилось, что свободных земель в Якутии нет.

Причём сельхозугодья составляют всего 1,6 млн. га – 0,5% от площади. Под промышленность, включая добывающую, занято всего 0,1%. Понятно, что эта земля имеет собственника или находится в долгосрочной аренде. Но где остальные – 99,4%?Большая часть отнесена к Лесному фонду, хотя лесной растительностью только заняты две трети этих земель. Остальное – тундра, болота, воды, пески и те же сельхозугодия.Миллионы гектаров Лесного фонда считаются территориями традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, хотя некоторые не оформлены де-юре. Кто их реальный хозяин? Местные оленеводы, с которых требуют чуть ли не месячную зарплату за проезд по платной трассе?

Почти треть территории республики относится к землям особо охраняемых природных территорий (ООПТ). Экологи должны быть в восторге. Однако никто не знает, что на этих территориях происходит в действительности, – в стране нет полноценного экологического аудита. Полно случаев браконьерства: в 2014 г. с подстреленным в заповеднике изюбрем попались четверо сотрудников Дирекции биологических ресурсов и особо охраняемых природных территорий Минприроды Якутии. Гринпис неоднократно уличал республиканские власти в сокрытии лесных пожаров на тысячах гектаров. Известны сообщения о воровстве леса и нелегальной добыче ресурсов. И власти, похоже, не собираются пускать сюда чужаков.

– Получается, что никем и никак не используемых земель в Якутии практически нет, – говорит глава комитета по земельным отношениям и природным ресурсам Госсобрания Якутии Владимир Прокопьев. – Конечно, необходимо привлекать население на Дальний Восток. Но принимать управленческие решения по землям должны субъекты Российской Федерации, а приоритет надо отдавать местному населению.

Тем не менее местное население как раз и недовольно освоением их земель. Депутаты, представляющие арктические территории в Госсобрании Якутии, говорят, что немногие недропользователи заключают договора социально-экономического сотрудничества с районами, где они работают. Хотя обязаны. По словам уполномоченного по правам коренных малочисленных народов Севера Константина Роббека, геологоразведочные и добычные работы ведутся во всех северных и арктических районах Якутии, кроме Аллаиховского. Вот вам Лесной фонд, заповедники, гордые эвенки и «нет свободной земли».

Сюрприз для центра

Но не стоит забывать, что Якутия – это часть России и главная кладовая её ресурсов в XXI веке. Каждый школьник знает, что в Якутии добывают большую часть российских алмазов и урана, что здесь есть нефть и газ. И Москве должно быть не безразлично, кто там реальный хозяин земли. Что недра республики баснословно богаты, понятно уже давно. Но насколько, неясно до сих пор.

По данным Росгеологии, около 40% федеральных средств на разведку полезных ископаемых осваивается в Якутии. В государственные запасы России включено около 2,1 тыс. якутских месторождений по 59 видам ресурсов. В республике обнаружено ещё 16 тыс. проявлений различных видов полезных ископаемых, которые предстоит разведать. В Госкомгеологии Якутии подтверждают: помимо государства заинтересованные частники собираются вложить в геологоразведку не менее 20 млрд. рублей.

Глава республики Егор Борисов признаёт, что запасы одного только газа составляют более 12 трлн. кубометров. По его мнению, стратегически опасно тянуть трубу в какую-то одну страну, даже если это Китай. Может получиться как с «Голубым потоком» в Турцию, когда монопольный потребитель пытается навязывать свои цены. Гораздо разумнее протянуть трубопровод в Находку и оттуда экспортировать в Поднебесную, Южную Корею, Японию, США. И якутские месторождения ближе всех к Находке.

Но освоение ресурсов республики происходит очень неторопливо. Много лет пытаются запустить добычу олова в Усть-Янском районе и недавно снова отложили до осени 2017 года. Хотя Россия добывает всего 500 т этого металла в год при ежегодной потребности в 7,5 тыс. тонн. Залежи редкоземельных металлов в местности Томтор Таас геологи обнаружили в 1985 году. Тридцать лет спустя только обустраивают рудник, а начать добычу планируют через пять лет. Хотя в России очень мало добывают редкоземельных металлов – после распада Союза основные мощности остались в Казахстане, Киргизии и Эстонии. Томторское месторождение в Якутии уникально: с ниобием соседствуют иттрий, скандий, тербий, ванадий, цирконий, стронций. Их называют «витаминами для промышленности» – нужны в небольших количествах, но без них никуда.

Почему же тогда всё так медленно? А вы поставьте себя на место якутских правителей. Под ними огромная обособленная территория без малейших ростков оппозиции и даже правдорубов-одиночек. Как следствие, о якутской внутренней кухне российской общественности мало что известно. За этой дымовой завесой идёт раздел «подземных кладовых». И местные игроки достойно соперничают на этом поле с федеральными монстрами.

Например, группа компаний АЛРОСА занимается не только алмазами. Дочкой АЛРОСы является горнометаллургическая компания «Тимир», обладающая лицензией на разработку четырёх железнорудных месторождений на юге Якутии – Таёжного, Десовского, Тарыннахского и Горкитского. Владельцами крупнейшего золотодобывающего холдинга «Селигдар», зарегистрированного в г. Алдан, значатся полтора десятка физических лиц и загадочных ОАО. Да и сама АЛРОСА со штаб-квартирой в Мирномвоспринимается всеми как якутское народное достояние. Хотя правительству Якутии принадлежит только 25% акций, 8% – местным улусам и 43% – Российской Федерации в лице Росимущества.

При нынешней системе отношений центра с регионами якутским властям даже труба в Находку будет по-своему невыгодна. Что они с неё реально получат? Львиную долю налогов заберёт Москва. Она же урежет нынешние роскошные дотации. Пришлые корпорации приведут своих силовиков и изменят правила игры, как это случилось в Татарстане. Обслуживать новый «русский Кувейт» припрутся десятки тысяч переселенцев. А когда якуты перестанут быть в республике большинством, там и с их правителями, глядишь, перестанут считаться.

Пока Москва и не помышляет ставить «на Якутию» варягов, не связанных с республикой. Внезапно осознав возможность потерять в перспективе Дальний Восток, Кремль бросился накачивать регион деньгами. Якутия в этом смысле наиболее сложный субъект – национальная республика, отхватившая в 1990-е годы максимум независимости. Когда налоги переделили в пользу центра, Москва решила пойти по кавказскому пути – от греха подальше компенсировать потери якутян дотациями. И сегодня всем выгодно не будить лиха. Но не стоит забывать, что Якутия в XXI в. станет главным резервом державы. И стране необходимо знать, что происходит в закромах уже сейчас.

Источник: «Аргументы Недели» (Санкт-Петербург – Якутск).№ 8 (449).

 

Оставить комментарий

Войти с помощью: