Skip to content

АНОНС

Открылся канал нашего портала в Ютубе - Канал «Якутия. Образ будущего»

Андрей Гуськов: Чужим – ни пяди? Как навести порядок в земельном вопросе

Сейчас 12 млн га нашей земли находится в руках иностранцев.

Россиянам начнут раздавать землю, а у иностранцев возможностей пользования нашими угодьями станет меньше. Власти намерены всерьёз заняться земельным вопросом. Как сделать так, чтобы родная почва не уходила у нас из-под ног?

Из города — в село

Полина Молоткова, «АиФ»: В Забайкалье в аренду китайцам хотели отдать огромные площади. Неужели мы не можем освоить собственные земли?

Андрей Гуськов: Разве мы уже создали все усло­вия для того, чтобы российский народ эффективно пользовался своей землёй? Если бы при этом всё равно оставалось 70 млн га заброшенных угодий, тогда стоило бы подумать об иностранцах. Но это не так. Исследование, которое мы провели вместе с РАН, Институтом социологии и ВШЭ, показало: 29% взрослого городского населения (25 млн россиян) готовы уехать из города, жить и работать на селе. Безусловно, не все они хотят заниматься фермерством. Но работать финансистами на перерабатывающих предприятиях, IT-специалистами, врачами и учителями готовы. Но для этого нет условий. Чтобы человек мог переехать, нужно ему оплатить переезд, дать временное жильё, доступ к заранее подготовленной земле, проект развития этой земли, работу. Для Дальнего Востока, где хотят раздавать гектары всем желающим, мы сейчас разрабатываем систему такой комплексной поддержки — без неё ничего не получится.

— Китайцы сами готовы оплатить переезд в Россию.

0c023a171270be1838f158521b8596d3 — Запрет действует с 2001 г., а до того иностранцы могли покупать землю. И сегодня, по подсчётам Росреестра, около 12 млн га используют иностранные граждане или компании. Примерно пятая часть у них в собст­венности, остальное — в аренде. Например, в Е­врейской АО ещё два года назад не менее 50% пахотных земель (около 100 тыс. га) обрабатывали китай­ские компании. Землю они брали в аренду на 3-5 лет, но бросали уже через год-два — за это время она приходила в негодность. Они завозили свои генно-модифицированные семена, агрохимию и собирали по 25 центнеров сои с гектара. Наши аграрии и половины такого урожая не получают. Эту сою китайцы продавали в России, на полученные деньги покупали нашу — чистую — и вывозили к себе. Оставленную (а лучше сказать, отравленную) ими землю потом невозможно вернуть в оборот — ничего на ней не растёт! Затраты на восстановление — от $1000 на гектар. Мы сегодня не просто допускаем чужаков на свою землю — мы себя оголили! Новое руководство Минсель­хоза начинает упорядочивать эти отно­шения. Иностранные инвестиции в сельском хозяйстве мы приветствуем, но на уровне переработки, экспорта. А всё, что связано с землёй, фермер­ством, традициями, которые передаются из поколения в поколение, — это должно оставаться за нашим народом. Это тот исток, который питает всё устройство нашего общества, его экономику, культуру и духовность. А представители других стран, если хотят стать собственниками нашей земли, пусть получают российское гражданство. Такие примеры есть.

Еда вместо нефти

— Думается, что не только иностранцы варварски относятся к нашей земле. Контроль есть?

 — В России 200 млн га угодий — это, кстати, 12% лучших земель мира: 9% пашни и 3% пастбищ. Треть нашей земли используется более или менее эффективно — 79 млн га, на которых аграрии получают погектарную поддержку. Их проверяют. Ещё треть земли используется просто варварски, и треть зарастает сорняками, заболачивается, деградирует. Россельхознадзор способен проводить проверки только раз в три года, а землю можно и за год полностью загадить. И, главное, нет понятия нормы или установленные нормы не работают. Необходимо ввести паспорта земельных участков: зафиксировать, в каком состоянии земля передаётся арендатору, и потом ежегодно сверять состояние почвы с этим документом. У нас сегодня есть уникальные технологии контроля — система мониторинга земель из космоса уже реализована в Краснодарском крае.

— Что ещё нужно срочно изменить в земельной политике?

— Первое — провести инвентаризацию всех земель. У нас не более 20% площадей стоит на кадаст­ровом учёте. Что с остальными — неизвестно. Инвентаризация позволит определить границы участка, поставить его на кадастр, понять, как он используется. Второй шаг — разработка планов развития земель. В рамках уже принятого закона «О стратегическом планировании в РФ» должна появиться стратегия развития агропромышленного комплекса до 2035 г. Сейчас никакого плана нет, хаос полнейший — непонятно, что и где надо выращивать, на что выделять господдержку. У каждого региона должны быть свои цели, разбитые по пятилеткам. Появится ясность: что и в каких объёмах мы собираемся производить, сколько для этого нужно тракторов, перерабатывающих заводов, хранилищ, где нужны дороги. Наконец-то в Минсельхозе создана рабочая группа, которая начала этим заниматься. Появится возможность планировать агропродуктовый баланс страны и управлять им через систему стимулирования. Инвесторы поймут, куда вкладывать деньги. Сейчас ведь ситуация парадоксальная: Саудовская Аравия хочет вложить $0,5 трлн в агросектор России. Но куда? У нас нет проектов инвестиций!

Но даже при такой дезорганизации системы поддержки агропром — наша единственная растущая отрасль. Мы можем и себя обеспечить, и начать масштабный экспорт продовольствия наравне с углеводородами. Сегодня объём аграрного экспорта — около $18-20 млрд, а потенциал — $300-500 млрд в год. Это больше, чем весь экспорт нефти и газа. Создав для нашего народа возможность работать на земле, мы получим колоссальный эффект развития всей экономики.

— Но готов ли бюджет выделять на это деньги?

— В России денежная масса в два раза меньше, чем в развитых странах. ЦБ и Минфин боятся эмиссии (выпуска дополнительных денег. — Ред.), потому что в отсутствие чёткого плана развития экономики это только разгонит инфляцию. Сегодня такой план у нас появляется. Закон о стратегическом планировании принят, министерства формируют свои проектные центры наподобие Госплана, но в условиях рынка. Тогда будет можно и нужно стимулировать производство день­гами и не бояться. Нам надо использовать свои уникальные возможности. И природные ресурсы у нас для этого есть, и люди.

Оставить комментарий

Войти с помощью: