Skip to content

АНОНС

Открылся канал нашего портала в Ютубе - Канал «Якутия. Образ будущего»

Якутия 2045. Рассказ

Алексей Басылаев         http://oloxoy.com/

Эта история приключилась с Николаем Адамовым, журналистом газеты «Правительственный вестник Якутии» в 2015 году. Ему 30 лет, холост, в меру упитан. Родился и вырос в поселке Хандыга. Приехал покорять Якутск сразу после школы и, можно сказать, покорил. Он был почти известный журналист. Жил с матерью в центре города, в купленном в кредит грязном деревянном доме с туалетом на улице.

Вот его рассказ:

…Утром 3 мая я получил сообщение. Писал наш главред: «Привет! Я телефон потерял вчера в ресторане. Пишу с чужого. Иван Петрович сказал, надо съездить в Бердигестях и написать статью про фермера, который зимует один в лесу в якутском балагане. Он там у них местный шаман к тому же. Вот номер, созвонись»

Наш главный редактор стал главным редактором во многом как раз благодаря тому, что имел обыкновение периодически нажираться с Иваном Петровичем, небольшим, но влиятельным начальником из Дома Правительства. И, по-видимому, результатом их вчерашнего пьяного разговора стало это ЦУ, которое мне придется выполнять, несмотря на праздничный день. А Иван Петрович был тем, кем был, во многом благодаря тому, что если он давал задание, даже в пьяном угаре, он всегда контролировал его исполнение. Поэтому я решил, что проще будет съездить проветриться. Номер телефона принадлежал водителю администрации села Бердигестях Василию, который сказал, что заедет за мной через полчаса.

Мы ехали молча на свеженьком Патриоте, слушая песни Далааны. Солнце светило ярко, за окном проносился типичный якутский пейзаж. Снег местами уже растаял, кое-где бродили тощие лошади, пытаясь найти себе пропитание в желтой прошлогодней траве. Я заметил, как много, оказывается, лошадиного навоза накапливается за зиму на алаасах. Получается, что если бы лошади таким образом не удобряли свои пастбища, то пастбищ бы не было, а значит, не было бы и лошадей. Говорят, и в тундре росла трава во времена, когда там паслись мамонты и бизоны. Как все взаимосвязано в мире, подумалось мне.

Мы благополучно проехали Бердигестях и уже довольно долго ползли по лесу, мучительно переваливаясь с боку на бок по ямам и лужам.

– Дальше мы не проедем, вон там его дом. Пройдешь пол километра в ту сторону, — сказал водитель.

Балаган был новенький, обмазанный навозом, с дерновой крышей, все как в старину. Только большая спутниковая тарелка и окна-стеклопакеты выдавали в нем современное строение. Я вошел. На нарах, покрытых медвежьей шкурой, за круглым столом сидел мужчина, одетый в спортивный костюм Nike. Возраст его сложно было определить — от 30 до 50 лет. Он сидел перед макбуком и пил кофе из кружки с надписью Starbucks. Рядом стояла кофемашина. Внешне он был больше похож на постоянного посетителя дорогого столичного фитнес-клуба, чем на сельского работягу.

Посмотрев на меня каким-то гипнотизирующим взглядом, он сказал:

— Ты напишешь статью против строительства химзавода. Я привел тебя сюда для этого. Посмотри, – он показал на экран. – В Фейсбуке люди сейчас это много обсуждают.

Больше всего мы, журналисты, не любим, когда нам начинают приказывать, что и как надо написать. Мы – четвертая власть, и сами решаем, что нам делать. Тем более начинать мне приказывать вот так с порога, ни здрасьте, ни до свидания. Это меня разозлило, и я грубо ответил:

— В каком смысле привел? И с чего ты взял, что я должен об этом написать?

— Это я прислал тебе сообщение и водителя я отправил. Позвонил главе села и сказал, что Иван Петрович сказал тебя сюда доставить. Ваш главред часто выкладывает в интернете селфи с ним из ресторанов, и не трудно было придумать текст сообщения.

— То есть ты меня обманом заставил сюда приехать и еще хочешь, чтобы я написал какую-то дурацкую статью!?? И с чего ты решил, что химзавод не нужно строить? Я наоборот считаю, что химический завод очень даже нужен для создания рабочих мест, налогов… И вообще, зачем я разговариваю, меня машина ждет, до свидания!

— Химзавод не нужно строить, потому что он отравит природу. А саха скоро будут жить совсем по-другому, химзаводы им будут не нужны. Ты сейчас выйдешь за дверь, посмотришь, подумаешь и захочешь вернуться. Тогда найдешь меня, и я тебе помогу. Услышишь обо мне от людей, меня зовут Охонооhой ойуун. И еще…

Я не дослушал и вышел. Что за хрень! Какой-то деревенский псих заставил меня целый день трястись в машине! Я был вне себя от злости.

Первое, что я увидел, когда вышел из юрты – дирижабль, который летел прямо надо мной. На борту его красовалась надпись: «Дирижабли Анабара». По траектории его движения я понял, что он собирается совершить посадку на соседнем алаасе. Я раньше никогда не видел дирижаблей и решил, что раз уж в такую даль ехал, то хотя бы напишу заметку про него, если удастся поговорить с его пилотом. И я побежал за ним. Дирижабль приземлился посреди небольшой поляны. Но никаких пилотов я не увидел, у него вообще не было кабины пилотов. В этот момент к нему подъехала телега с большими деревянными колесами, на телеге был специальный манипулятор, который начал выгружать из дирижабля коробки. Я понял, что это был беспилотный деревянный робот-транспортировщик, который деловито погрузил в свой кузов коробки и повез их по дороге. Ни фига себе, до чего нанотехнологии дошли в Горном улусе! – подумал я, начиная предчувствовать, что со мной происходит что-то странное. Я последовал за телегой, в ту сторону, где невдалеке слышался лай собак. Видимо, рядом жили люди.

Я вышел на большой алаас с озером. На нем стояло несколько жилищ, похожих на небольшие холмики, полностью покрытые дерном и поросшие травой, но с довольно большими окнами. Из одного холмика вышел человек и стал открывать и рассматривать содержимое коробок.

Я подошел к нему, попытался поговорить. И тут я понял, что он меня не видит и не слышит! Я как будто стал приведением! В ужасе я побежал обратно, к шаману, но на месте, где стояла его юрта, остался только полусгнивший каркас. Я побежал туда, где должна была остаться машина, и увидел, что дорога, по которой мы приехали, превратилась в заросшую кустарником едва различимую просеку. Было видно, что много лет назад здесь была дорога, по которой я приехал сюда час назад! Я попал в будущее! Судя по возрасту кустов, которыми заросла дорога, ее забросили лет 20 назад.

Страшная паника охватила меня, мозг стал судорожно искать выход. Я вспомнил слова шамана, что для того, чтобы вернуться, мне нужно будет его найти. Но как? Он сказал: «Услышишь обо мне от людей, меня зовут Охонооhой ойуун». Значит, мне надо слушать разговоры людей до тех пор, пока они не заговорят о нем!

Жизнь привидения не такая и ужасная, как может показаться. Поскольку у тебя нет тела, то у тебя нет и телесных потребностей. Тебе не надо думать о еде, тебе не нужен сон, не нужно ходить в туалет. Даже на красивых женщин ты можешь смотреть равнодушно. Поэтому я целыми днями ходил по домам, слушал и ждал, когда кто-нибудь произнесет заветное имя Охонооhой ойуун. При этом мой айфон, видимо, тоже превратился в привидение и работал, не требуя подзарядки. И я стал туда записывать то, что я видел в этом новом мире, где жили саха будущего.

Живут они небольшими поселениями по 5-20 семей на расстоянии 10-30 километрах друг от друга. Жилища их довольно просторные и комфортные. Как я сказал, снаружи они похожи на небольшой холм с большими окнами и напоминают дома хоббитов из Властелина колец. По конструкции сделаны как якутский балаган, в основе деревянный каркас, но больше, и внутри есть просторные комнаты с красивой удобной мебелью. Толстым слоем глины и земли они покрывают свои дома для того, чтобы максимально уменьшить потери тепла зимой. Я видел, как специальные роботы строили один такой дом. Почти все материалы для его строительства они брали неподалеку. Поскольку использовался клееный брус, то в ход шли любые тонкие и кривые деревья, которые рубили, например, для расширения покосов.

На этом алаасе жило 12 семей. Они готовились к переезду на летник, где дома были другими, с тонкими дощатыми стенами, они были еще более просторными, с террасами и разборными бассейнами перед домом.

Вообще, стоит сказать, что жили они очень комфортно, я бы даже сказал, шикарно. Почти всю физическую работу за них выполняли роботы. Роботы косили сено, заготавливали дрова, доили коров, выращивали в теплицах овощи. Семья могла уехать путешествовать на месяц, и в их отсутствие все хозяйство работало в автономном режиме.

В их владении была земля площадью примерно 25 га с озерами, лесом, покосами и пастбищами, и эта земля полностью обеспечивала их всем необходимым. Также они использовали энергию солнца и ветра, которая накапливалась в аккумуляторах. В некоторых хозяйствах были роботы, которые занимались выделкой шкур и пошивом одежды. В других хозяйствах изготавливали из дерева большие лопасти для ветряных станций. Это были легкие, обтянутые тканью и крашеные каркасы типа тех, что бывают у деревянных авиамоделей.

Их одежда в основном была сделана из хорошо выделанной тонкой кожи и меха. На столе всегда было свежее мясо и овощи. Свежие фрукты, чай, кофе и другие товары им регулярно доставляли по небу. Из излишков молока они делали сливочное масло и другие продукты, которые продавали гурманам в разных частях планеты. Были ценители, которые считали, что именно масло из молока якутских коров, вскормленных дикими луговыми цветами, самое вкусное. И они покупали масло напрямую.

====

Как журналист, который писал об экономике, расскажу, как она у них была организована. Мы, якуты 2015 года, работаем, зарабатываем деньги, чтобы потом обменять эти деньги на еду, купить одежду и заплатить за жилье. Даже те из нас, кто живет на селе, работают, производят молоко, потом это молоко продают и на вырученные деньги покупают топливо для трактора, которым косят сено для своих коров. Получается, что они молоко меняют на солярку, чтобы получить молоко и опять его обменять на солярку. То есть они как будто рабы у производителей солярки, газа, электричества.

Якуты 2045 года живут совсем иначе. Они сами себе производят еду, жилье, одежду и при желании вообще могут не пользоваться деньгами. Так, как жили наши предки еще в 19 веке.

К началу 20-х годов XXI века с развитием технологий в мире опять появилась возможность обеспечивать самих себя всем необходимым. Например, стала дешевой солнечная энергия, домашние 3d принтеры, в том числе для изготовления металлических изделий, появились дешевые и емкие аккумуляторы. Уменьшилась стоимость микросхем и разных деталей для производства роботов самого разного назначения. Сначала появились роботы-дворники, роботы-официанты, затем роботов становилось все больше и они начали работать в сельском хозяйстве. Появились роботы, которые сами изготавливали и ремонтировали роботов.

В это же время большинство людей трудились сидя дома через интернет. Работодателям это стало обходиться дешевле, чем содержать офисы. Большинство покупок совершалось через интернет и доставлялось специальными роботами. Поэтому теперь профессия, например, продавца, заключалась в поддержке сайта в интернете, на котором осуществлялись продажи. И такому продавцу больше не нужно было ходить в офис, он мог выполнять свою работу откуда угодно. Аналогичные изменения произошли во множестве других отраслей экономики. Теперь работать на заводе означало не стоять у станка как в 20 веке, а следить дистанционно за работой роботов, и принимать решения, которые компьютер не может сделать без человека.

Люди стали покупать очень много виртуальной продукции – софта, песен, статей, рисунков и т.д. Дизайнер одежды или мебели теперь продавал только макет, компьютерный файл, по которому роботы изготавливали стул, рубашку или подшипник.

В общем, большинство людей перестали ХОДИТЬ на работу. Выполнять работу они могли из любой точки земного шара. В одном коллективе, который занимался, например, разработкой одного небольшого мобильного приложения, могли работать люди, живущие на разных континентах.

Даже судьи и полицейские стали в основном работать дистанционно, потому что местонахождение любого человека, любой вещи или скота можно было установить моментально. По этой причине преступность значительно уменьшилась. Потому что когда, например, несколько людей с криминальным прошлым собирались вместе, то об этом сразу становилось известно полиции. Технологии позволяли легко установить, кто где находился, что говорил и что делал в момент преступления. Скрыться от правосудия стало невозможно даже в тайге. Даже у деревьев буквально были глаза и уши.

В это же время люди из городов стали переезжать в деревню. Это было экономически обусловлено. В городе дороже стоимость жилья и еды. Переселенцы рассудили, что снять дом в деревне в пять раз дешевле, чем в городе, и покупать продукты напрямую у производителей в два-три раза дешевле. Поэтому большую часть зарплаты можно было тратить на путешествия и развлечения или покупать роботов, скот и т.д.

Постепенно люди поняли, что можно вообще ничего никому не платить и производить все необходимое самим с помощью роботов. Люди вообще перестали покупать то, что можно изготовить самому.

Тогда они стали переезжать из сел, вокруг которых все земли были заняты, на отдаленные заброшенные алаасы. Стали их расширять и облагораживать. Роботы выкорчевывали деревья и расширяли покосы. В некоторых местах в землю закладывали трубки, по которым насосы на солнечной энергии качали воду для капельного орошения сенокосов. Углубляли озера и ручьи, ил использовали для удобрения.

Были специалисты, которые рассчитывали, как оптимально использовать каждый грамм воды в ручье и озере, каждое дерево и каждую травинку. И для этого разрабатывали программы для роботов. Например, зимой перегораживали ручей для того, чтобы весной талая вода накопилась в озере через специальный отвод. В общем, воду, землю, лес использовали с максимальной отдачей. Также рассчитывали, сколько можно добывать уток, зайцев, карасей для того, чтобы их популяция увеличивалась, а не уменьшалась.

Им не нужно было много земли, потому что скота они держали немного, только чтобы обеспечить себя мясом и молоком, а не для продажи. По этой же причине почти не применяли разные вредные химикаты.

Поскольку их дома были как термос, почти с нулевой теплопотерей, небольшого количества дров, точнее измельченной роботами древесины, хватало для отопления и электричества зимой. Летом использовали солнечную энергию. Для приготовления еды шел биогаз. Большие ветряные электростанции давали ток даже при слабом ветре. Были установки, которые могли производить моторное топливо из дерева.

Тогда же в небе Якутии появилось множество больших и малых, грузовых и пассажирских беспилотных дирижаблей. Благодаря этому человек мог заказать доставку любого товара прямо на свой алаас. Также он мог вызвать пассажирский дирижабль и улететь сначала до ближайшего аэропорта, а оттуда в любую точку мира за несколько часов. Дирижабли также использовали солнечную энергию, весь их корпус был сплошной легкой солнечной панелью, заряжающей аккумуляторы.

Излюбленным занятием якутов будущего была верховая езда. Они ездили к соседям, на охоту или просто катались. Это был один из самых главных видов спорта. Лошадь не требует бензина и ей не нужны дороги, а возобновляемые ресурсы стали главной идеей этого времени, и лошади в этом плане были самым лучшим транспортом. Как я понял из их разговоров, человечество к началу 21 века произвело так много пластика и металла, что его было достаточно, чтобы перерабатывать и изготавливать из него детали для роботов. Главным в роботе стал не материал, из которого он был сделан, а программа, написанная для его работы. Поэтому некоторые их части изготавливались даже из дерева.

Люди перестали пользоваться индивидуальными автомобилями, строить большие каменные дома, пользоваться пластиковыми бутылками и пакетами и т.п. Поэтому потребность в производстве нового пластика и металла почти исчезла. Так же они почти перестали добывать нефть и газ. Роботы добывали и перерабатывали металлы и пластик на свалках, в обилии разбросанных всюду. Даже микропроцессоры для некоторых несложных роботов использовались от старых смартфонов.

Автомобили все были электрическими и беспилотными, людям законодательно запрещалось самим водить автомобили и, таким образом, полностью прекратились дорожные аварии. Беспилотные машины видели друг друга и никогда не сталкивались. По этой же причине люди почти перестали иметь частные автомобили, достаточно было выйти из дома, сесть в любую машину и указать конечную точку маршрута.

Большинство населения Земли жило в теплом климате, где роботы могли на небольшом клочке земли вырастить много дешевой еды. Якутия, как и раньше, оставалась малонаселённой, потому что, во-первых, было не много желающих терпеть наши холода и, во-вторых, здесь жизнь была дороже, чем на юге. Многие якуты жили по всему миру, приезжая на Родину только на ысыах. Поэтому проблем с нехваткой земли не было. Не было проблем с перенаселением и в масштабах планеты, потому что новые технологии позволяли обеспечивать дешевым продовольствием и возобновляемой энергией большое число людей.

Жители городов, где жилье стоило дороже, как правило, редко имели больше двух детей. А поскольку в городах жило подавляющее большинство населения Земли, то рост его численности сильно замедлился по всей планете.

На нашем алаасе жило 12 семей. Все были родственниками. Скот был общий. Имелся детский сад, где работала одна женщина. Был свой врач. Дети учились дистанционно. Зарабатывали деньги, работая удаленно в различных больших и малых международных компаниях. Кто–то занимался веб-дизайном, кто-то писал программы для роботов, кто-то работал в фирме, разрабатывающей дизайн интерьеров и т.д. Двое были учеными, которые занимались фундаментальными исследованиями.

Работали по несколько часов в день, остальное время занимались спортом, кушали, охотились, ловили рыбу, короче, развлекались как могли. Много путешествовали по миру. Приезжали к ним и туристы из других стран. Для них были специальные домики. Конечно, роботы еще не умели полностью заменять человеческий физический труд, но доля этого труда была так мала, что люди скорей воспринимали его как отдых, развлечение и фитнес.

Компьютеры, телевизоры и любые электронные устройства умели распознавать человека. Многие носили очки дополненной реальности, почти у всех были браслеты, которые могли выдавать проекцию или голографическое изображение. Поскольку стоимость этих устройств стала очень низкой, люди перестали придавать им какую-то ценность. Человеку уже не нужно было иметь паспорт или пластиковую карту, чтобы совершить покупку или решить юридические вопросы. Любая касса в магазине идентифицировала покупателя дистанционно. Он просто брал товар с полки и выходил. Деньги с его счета списывались автоматически.

Не буду вас утомлять долгим рассказом о Якутии будущего. Об этом можно писать бесконечно. Я прожил на этом алаасе среди прекрасных позитивных людей почти месяц, слушая их разговоры и наблюдая за ними. Но ни разу никто не заговорил об Охонооhой ойууне. Лишь однажды жена одного жителя пожаловалась ему на плохое настроение и предположила, что возможно, ей стоит съездить в Якутск к шаману. Больше за неделю никто ничего о шаманах не говорил. И я решил дождаться, когда кто-то полетит в город, и поехать с ним.

Когда мы взлетели, я увидел, как много людей живет на алаасах. Везде стояли эти домики, сновали роботы, пасся скот, в небе было множество дирижаблей. Минут через тридцать мы приземлились на платформе на Вилюйском тракте, пересели на машину и поехали в сторону центра. Машина была старенькая Тойота Марк2 на электромоторе, без руля и с креслами из мягкого пластика. Видимо, они использовали кузовы старых автомобилей, переделывая начинку. Якутск почти не изменился. Видно было, что с 2015 года здесь почти ничего не строили. Машин и людей на улицах было мало. Только в центре возвышалось несколько небоскребов, которых раньше не было. Все крыши домов были сделаны из солнечных панелей. Подъезжая к улице Лермонтова, я увидел большой рекламный экран с огромной фотографией знакомого до боли лица и надпись: «ОХОНООҺОЙ ОЙУУН. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ТРЕНИНГ ПО МЕТОДУ СЕМЕЙНЫХ РАССТАНОВОК ПРОФЕССОРА ХЕЛЛИНГЕРА. СЕГОДНЯ 2 ИЮНЯ 2045 ГОДА С 14 ЧАСОВ В ДОМЕ ДРУЖБЫ НАРОДОВ».

Высадившись около памятника Ленину, я побежал мимо Дома торговли в Дом дружбы народов.

Охонооhой ойуун почти не изменился. Возможно, небольшая седина появилась на висках.

— Ну как, ты напишешь статью?

— Напишу.

— Хорошо. Иди.

====

Проснулся оттого, что Вася грубо меня толкал. Я лежал на нарах в знакомом мне балагане, весь пол которого был в лошадином навозе, видимо, скот укрывался в этом ётёхе от комаров.

— Дыа, мы тебя все утро всем селом ищем! Вчера пошел смотреть дом старого шамана и пропал!

— Где я?

— Ты чо, пьяный? Как где? Это юрта, где шаман жил сто лет назад. Мы вообще сюда никогда не ходим. Ты же сам просил тебя сюда привезти! Вставай, поехали. Журналист хренов!

Обратно мы ехали молча, слушая Павла Семенова. Я зарядил телефон от Васиного прикуривателя и нашел свои записи и вот эту фотографию:

img_3611

Оставить комментарий

Войти с помощью: