Skip to content

АНОНС

Открылся канал нашего портала в Ютубе - Канал «Якутия. Образ будущего»

Академик Петриков: нужно новое качество роста АПК.

2 ноября 2015

 

В МСХА-РГАУ имени К.А.Тимирязева прошел Всероссийский конгресс экономистов-аграрников, обсудивший проблемы импортозамещения в агропродовольственном комплексе страны. С основным докладом выступил академик РАН, заместитель министра сельского хозяйства РФ Александр Васильевич Петриков. «Крестьянские ведомости» публикуют доклад без сокращений, полагая, что выводы будут интересны не только ученым, но и практикам.

ТОЧКИ РОСТА

Экономический рост в сельском хозяйстве наблюдается ежегодно, начиная с 1999 года, исключая засушливые 2003, 2010 и 2012 годы, в то время как 1990-е годы характеризовались отрицательной динамикой.

Наиболее высокие темпы роста демонстрирует растениеводство, которое превзошло дореформенный уровень, однако выпуск животноводческой продукции ещё ниже дореформенного на 27%. Вместе с тем надо отметить, что животноводство росло даже в засушливые годы.

По темпам роста сельское хозяйство, начиная с 2008 года (кроме двух засушливых лет) опережает промышленность, чего не наблюдалось в период   2002-2007 годов.

Если сравнить индексы в сельском хозяйстве и пищевой индустрииможно сделать аналогичный вывод об опережающем развитии аграрного сектора в последние годы. Это говорит о том, производство продовольствия в стране во всё в большей степени опирается на внутреннюю сырьевую базу, чего нельзя было сказать о десятилетии 1997-2007 годов, когда индексы в пищевой промышленности были выше, чем в сельском хозяйстве, и обеспечивались, в основном, за счет импорта.

Поступательное развитие отрасли в 2000-е годы после провала 90-х – закономерный результат того, что к рубежу веков, в основном, завершилась болезненная приватизация сектора, сформировались рыночно ориентированные производственные единицы, а главное — стала реализовываться   новая аграрная политика, центральным пунктом которой стало представление о стратегическом значении   сельского хозяйства.

 Был принят закон о развитии отрасли, реализован приоритетный национальный проект «Развитие АПК», трансформированный в соответствующую Госпрограмму, созданы отраслевые финансовые инструменты, более активно стала проводиться политика по регулированию рынков и социальному развитию села.

Вот три иллюстрации к сказанному.

1.Тезис о формировании рыночно-ориентированных сельскохозяйственных единиц исходит из данных о том, что преобладающей организационно-правовой формой   в структуре сельскохозяйственных организаций стали общества с ограниченной ответственностью, среди которых наиболее высока доля прибыльных хозяйств. Удельный вес доминировавших ранее производственных кооперативов и государственных хозяйств, среди которых относительно меньше прибыльных, снизился.

  1. О приоритетном отношении к отрасли говорит динамика индекса «относительной поддержки сельхозтоваропроизводителей», рассчитываемого Организацией по экономическому развитию и сотрудничеству (ОЭСР)

В 2000-е годы, в отличие от 90-х, он всегда был положительным, наибольших значений достиг в 2008-2010 годах; однако в последние 2 года он, к сожалению, снижается (несмотря на рост консолидированного аграрного бюджета) и по-прежнему уступает уровню ЕС.

  1. Индекс инвестиций в основной капитал в сельском хозяйстве за период 2005-2014 годов составил 199,7%, что на 11 процентных пунктов выше, чем в среднем по экономике.

ТРЕБУЕТСЯ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЙ ПРОРЫВ

Вместе с тем, в процессе экономического роста выявился ряд проблем, от решения которых зависит его будущее.

  1. Неравномерность роста по подотраслям сельского хозяйства, что характерно как для растениеводства, так и животноводства.

В растениеводстве наибольший прогресс наблюдается в производстве пшеницы, кукурузы на зерно, сахарной свёклы, масличных культур, овощей, валовые сборы которых в среднем за последнее пятилетие (2010-2014 гг.) превзошли уровень 1986-1990 гг.

Вместе с тем, валовый урожай зерновых ещё уступает дореформенному на 20%. Сказывается существенное снижение объемов фуражного зерна (ячмень, овес) из-за относительно низких потребностей животноводства, а также культур, пользующихся, в основном, внутренним спросом — рожь, просо. Снизились объемы выращивания традиционных российских культур — картофеля и льноволокна, а также винограда; не произошло существенных сдвигов в производстве плодов и ягод, риса (несмотря на прогресс в рисоводстве Краснодарского края).

В животноводстве дореформенные объёмы производства достигнуты лишь в мясном птицеводстве и сборе мёда. Примечательно, что рост производства мяса птицы обеспечили крупные бройлерные птицефабрики, а мёда – фермеры и владельцы личных подсобных хозяйств. Наиболее существенное отставание наблюдается в производстве шерсти, мяса крупного рогатого скота, овец и коз, а также в молочном скотоводстве.

 Отмеченная неравномерность объясняется, частности, тем, что меры государственной поддержки и торговые режимы были, как правило, общими для всех отраслей. И рост производства наблюдался, прежде всего, в отраслях с хорошей рыночной конъюнктурой и коротким воспроизводственным циклом.

Назрел переход к дифференцированной поддержке отдельных отраслей, в первую очередь тех, где высока доля импорта и длителен срок окупаемости затрат.

Именно такой подход отчасти реализован в новой редакции Госпрограммы (декабрь 2014 г.), но его необходимо усилить. В действующей Госпрограмме есть подпрограммы по растениеводству и животноводству в целом, но нет подпрограмм по конкретным подотраслям, за исключением садоводства и виноградарства, овощеводства и семенного картофелеводства, молочного скотоводства и специализированного мясного скотоводства. При этом федеральные целевые показатели по производству отдельных видов продукции не развернуты по регионам, в разрезе которых установлены только ежегодные индексы роста в целом по сельскому хозяйству. То есть отраслевой подход реализован далеко не в полном объеме и, главное, без разбивки по субъектам Российской Федерации.

  1. «Концентрация роста» в относительно узкой группе сельскохозяйственных товаропроизводителей.

Экономический рост в аграрном секторе обеспечивают, в основном, треть сельскохозяйственных организаций и треть фермерских хозяйств; наблюдается резкая дифференциация сельскохозяйственных единиц по уровню развития производства и финансовому состоянию.

Например, 23% сельскохозяйственных организаций сосредоточивают 92% прибыли. Остальные хозяйства не имеют достаточных условий для развития.

Медленно осуществляется переход личных подсобных хозяйств в фермерские, а часто происходит и обратный процесс. По существу нам предстоит модернизировать 2/3 сельхозорганизаций и фермерских хозяйств, заинтересовать стать предпринимателями около 10% ЛПХ.

Мировой опыт свидетельствует, что основным инструментом решения данной задачи (наряду с вертикальной кооперацией) является развитие т.н. «контрактного сельского хозяйства», когда крупное предприятие – рыночный интегратор передает часть технологического цикла, а именно производство сырья средним и мелким хозяйственным единицам, поставляя им необходимые производственные ресурсы и услуги, перерабатывая и реализуя их продукцию. Возникающие таким образом «сетевые фермы» должны стать такой же распространенной формой агробизнеса, как и появившиеся в начале 2000-х годов «мега-фермы».

По-прежнему актуальным является развитие вертикальных кооперативов, но без формирования федеральной кооперативной торговой сети сделать это весьма затруднительно.

Необходимо также законодательное определение «семейного крестьянского (фермерского) хозяйства» и разработка новых мер его поддержки, наряду с грантами для начинающих фермеров и семейных животноводческих ферм.

Совершенствованию аграрной структуры будет содействовать и повышение доступа сельскохозяйственных единиц к государственной поддержке. Из этого следует, что наблюдается существенная разница между численностью зарегистрированных хозяйствующих субъектов, занимающихся сельскохозяйственной деятельностью (данные Росстата России) и численностью бюджетополучателей из реестра Минсельхоза России. Отчасти эта разница объясняется тем, что не все зарегистрированные лица, указавшие «сельское хозяйство» в качестве уставного вида деятельности, соответствуют статусу сельхозтоваропроизводителя согласно ФЗ «О развитии сельского хозяйства», и, соответственно могут претендовать на поддержку. Кроме того, как показала Всероссийская сельскохозяйственная перепись 2006 года, 31,4% зарегистрированных сельхозорганизаций и 48,3% фермеров и индивидуальных предпринимателей прекратили или приостановили сельскохозяйственную деятельность (на момент переписи). Как изменилась доля таких хозяйств покажет сельхозперепись 2016 года, но им, естественно, субсидии не представляются.

Тем не менее, вопрос о доступе к поддержке остается. Назрела необходимость уточнения статуса «сельхозпроизводителя» путем поправок в ФЗ «О развитии сельского хозяйства», расширения полномочий федерального центра в определении конечных условий получения поддержки, а также обязательного ведения органами управления АПК реестров сельхозтоваропроизводителей. Сейчас такие реестры ведутся сугубо в учетных целях и не рассматриваются как правовое основание представления ряда льгот.

  1. Зависимость отечественного сельского хозяйства от зарубежных «ноу-хау»

За период 2006-2012 годов импорт сельскохозяйственных технологий составил 8,1 миллиардов рублей, экспорт всего 17,7 миллионов. Велика доля семян иностранной селекции на отечественном рынкеособенно по сахарной свекле, овощам, картофелю, подсолнечнику, кукурузе.

Современную инновационную систему в АПК еще предстоит создать, включая сеть аграрных исследовательских университетов по федеральным округам, выделение аграрного направления в Фонде «Сколково» и других институтах развития, совершенствование госзаказа на научные исследования в институтах ФАНО с участием Минсельхоза России и представителей агоробизнеса, увеличение финансирования прикладных разработок.

  1. Неустойчивость доходов сельскохозяйственных товаропроизводителей.

Очевидны существенные колебания рентабельности сельскохозяйственных организаций как без субсидий, так и с учетом субсидий. Отсюда можно сделать вывод, что основной причиной этих колебаний является изменение рыночной конъюнктуры, т.е. волатильность цен на сельскохозяйственную продукцию и слабая возможность большинства хозяйств адаптироваться к этим изменениям.

Этот вывод подтверждается и данными, которые показывают, что уровень государственной поддержки и налогообложения в отрасли остается из года в год стабильным.

Основными мерами по повышению устойчивости доходов хозяйств является дальнейшая модернизация отрасли и, соответственно сокращение производственных издержек; увеличение доли сельхотоваропроизводителей в конечной цене; расширение системы госзаказа и интервенций на агропродовольственных рынках; развитие агрострахования и мелиорации сельскохозяйственных земель.

По-прежнему актуальными остаются меры по уменьшению диспаритета цен между сельским хозяйством и промышленностью.

 Индекс цен производителей сельскохозяйственной продукции за период 2009-2014 гг. составил 146,2%, в то время как индекс цен на промышленные товары и услуги, приобретаемые сельскохозяйственные организациями – 149,7%. Особенно актуальны механизмы сдерживания цен на минеральные удобрения в период проведения сезонных работ, а также на энергоносители для тепличных хозяйств.

  1. Следующая важная проблема – неотлаженность отношений федерального центра и регионов в финансировании отрасли и слабое стимулирование региональной специализации производства.

В настоящее время сложилась двухзвенная система бюджетирования отрасли:

деньги из федерального бюджета поступают на счета сельхозтоваропроизводителей через бюджеты регионов. Федеральный бюджет софинансирует расходные обязательства субъектов РФ перед сельхозтоваропроизводителями.

Объем, сроки и условия, на которых получат средства крестьяне, зависят от:

1) возможности регионов финансировать участие в тех или иных федеральных программах;

2) сроков подготовки нормативно-правовой базы, и прежде всего, региональных законов о бюджете и порядков расходования средств;

3) обременений (условий), которые должен выполнить сельхозпроизводитель, чтобы получить поддержку.

Минсельхоз России располагает ограниченными возможностями влиять на указанные 3 фактора (в основном, через соглашения с регионами о предоставлении субсидий). Как следствие, затягивается доведения средств до бюджетополучателей, складывается разный уровень поддержки по регионам; выгодность производства той или иной продукции часто зависит не от природных условий, а от бюджетных возможностей региона, что не стимулирует специализацию производства.

Необходимо существенно повысить роль федерального центра в финансировании сельского хозяйства. Региональные средства целесообразно, как правило, направлять не на субсидирование производства («желтая корзина» — по классификации ВТО), а на развитие рыночной инфраструктуры, сельских территорий и других статей «зеленой корзины». Именно так построена господдержка в Европе в рамках единой сельскохозяйственной политики ЕС.

Это позволит более ритмично и своевременно финансировать сезонные работы, создаст благоприятные условии для региональной специализации и формирования единого агропродовольственного рынка.

Кроме этого, необходимо провести сельскохозяйственное районирование страны и разработать схему размещения сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности.

Последняя по списку, но не по значимости проблема – узость сферы приложения труда на селе.
Экономический рост в отрасли, обусловленный, прежде всего повышением производительности труда, приводит к сокращению сельскохозяйственной занятости и, в первую очередь в сельскохозяйственных организациях.

Численность их работников уменьшилась с 3 млн. 277 тыс. в 2010 году до 2 млн. 821 тыс. в 2014 году, т.е. на 456 тыс. человек (- 14%). Практически стабильной остается занятость в секторе крестьянских (фермерских) хозяйств. Правда, следует отметить, что за пятилетие уменьшилась численность их собственников, занимающихся предпринимательской деятельностью без образования юридического лица (на 67,2 тыс. человек), при росте численности лиц, работающих у них по найму (+ 60,3 тыс. человек).

Возросла на 106,4 тыс. человек численность занятых сельским хозяйством в домохозяйствах, т.е. в товарных личных подсобных хозяйствах.

Однако рост самозанятости в ЛПХ – временная мера и не может являться магистральным направлением; необходима диверсификация сельской экономики.

 С этой целью целесообразно предоставить сельхозтоваропроизводителям субсидируемые инвестиционные кредиты на организацию несельскохозяйственных видов деятельности; разработать специальные меры поддержки малого предпринимательства в отдаленных сельских районах; ввести «сельскую строчку» в программы развития отраслей социальной инфраструктуры, а показатели по сельской местности учитывать при оценке деятельности высших органов исполнительной власти регионов.

Можно констатировать, что перед нами стоит сложная, но решаемая задача: обеспечить не просто дальнейший рост, а новое качество роста в сельском хозяйстве.

Автор: Александр Петриков, академик РАН, заместитель министра сельского хозяйства РФ

Источник: Крестьянские ведомости.

Оставить комментарий

Войти с помощью: