Skip to content

АНОНС

Открылся канал нашего портала в Ютубе - Канал «Якутия. Образ будущего»

Будущее якутского народа: сохранить «ядро культуры»

 

Лаптева АллаЕфимов Валерий 

Февраль 18, 2014

В современных условиях нереалистично сохранить культуру народов Севера в ее «этнографической полноте и чистоте». Северные народы могут сохраниться в современном мире как самобытные культурные общности, только если смогут выделить, осознать и «удержать», передавая из поколения в поколение, важнейшие культурно-ценностные константы, основы своего миропонимания и социального порядка – «ядро культуры» своего народа. Данная проблематика была одной из ключевых в исследовательском проекте «Форсайт Республики Саха (Якутия) – 2050».

В течение ХХ столетия образ жизни северных народов – их хозяйственная деятельность, быт, досуг – значительно изменились под воздействием техногенной цивилизации. В начале XXI в. это воздействие дополнено мощным информационным «давлением», связанным с повсеместным распространением телекоммуникаций. Из поколения в поколение все меньшая доля их представителей занимается скотоводством, охотой и другими промыслами, традиционными ремеслами; все большая доля  включается в индустриальные и постиндустриальные виды деятельности, в глобальное информационное пространство, используют в трудовой деятельности и повседневной жизни множество «привнесенных» материальных орудий и ментальных концептов. Все большее число представителей коренных народов становится горожанами, наблюдается демографическая трансформация – переход к городской модели семьи (нуклеарной, при этом малодетной семье). В данных условиях становится нереальным сохранять культуру народов Севера в ее «этнографической полноте и чистоте».

Попытки консервации образа жизни, труда и быта, если бы они были возможны, противоречили бы интересам самих представителей коренных народов, которые стремятся расширять свои жизненные возможности в разнообразном окружающем мире. Такие коренные народы, как якутский, уже фактически живут, будучи включенными и в традиционный, и в индустриальный, и в постиндустриальный уклады. В настоящее время 61,9 % саха являются горожанами [1], а прогноз показывает, что среди родившихся в 2020-2040 гг. таких будет 79 % [2]. Очевидно, что саха не могут сохранять свою народную культуру – культуру скотоводов, добытчиков и мастеров, живущих в тесной связи с природой – в ее «этнографической чистоте и полноте» как живую культуру повседневной жизни.

Данная ситуация характерна для мировой практики. Например, из 75 тыс. представителей народа саамов, живущих в мире (в Финляндии, Швеции, Норвегии, России) лишь 3500 являются оленеводами, остальные заняты другими деятельностями, многие являются горожанами.

Как следствие, народ саха (якуты) постепенно утрачивает национальную культуру. В рамках форсайт-исследования будущего Республики Саха (Якутия) проводился социологический опрос населения, в котором участвовали представители саха разных возрастов, от 18 до 60 и более лет. Среди молодых саха существенно меньше доля тех, в чьей жизни национальная культура занимает большое место, кто читает (книги, печатные СМИ), смотрит телепередачи на родном языке, использует якутский язык в повседневной жизни [3]. Некоторые элементы народной культуры сохраняют свое значение для людей разных поколений – это в первую очередь народные праздники и национальная кухня. Другие элементы культуры – традиционные хозяйственные занятия, народные песни и танцы, национальная одежда, народная медицина – «выключены» из жизни большинства людей, в особенности молодого поколения, и сохраняются в основном через их «консервацию» в музеях и других специальных учреждениях.

Необходимо найти ответ на вопрос: каким образом в современных условиях, когда труд и быт северных народов радикально трансформируются, когда эти народы живут «под натиском» иных культур (унифицированной «массовой культуры» и, на другом полюсе – «высокой культуры» разных народов, стран запада и востока), они могут сохранить свою культурную идентичность, свою «самость» и уникальность? Если на этот вопрос не будет найден ответ, который позволит развернуть образовательные и культурные практики, народы Севера будут ассимилированы другими народами, исчезнут как культурные общности.

Одна из базовых идей форсайта Республики Саха (Якутия): северные народы могут сохраниться в современном мире, только если смогут выделить, осознать и «удержать», передавая из поколения в поколение, важнейшие культурно-ценностные константы, основы своего миропонимания и социального порядка – «ядро культуры» своего народа. Необходимо понять, за счет каких социальных институтов, культурных и образовательных практик это «ядро культуры» сможет воспроизводиться в поколениях при условиях распространения городского образа жизни, перехода от традиционного хозяйства к участию в современных индустриальных и постиндустриальных формах труда и жизнедеятельности.

Позитивное будущее коренных народов Севера не сложится само по себе, естественным путем, оно требует нетривиальных активных действий – необходимы новые практики [4] в сфере экономики, управления демографическими процессами, сохранения здоровья населения, сохранения языков и культуры.

В ходе форсайт-исследования был выдвинут ряд «стратегических идей», которые должны стать основой для необходимых практик. Эти идеи прошли апробацию в ходе Делфи-опроса экспертов.

Важнейшими представляются следующие стратегические идеи:

  • «этничность» как особый ресурс коренных народов;
  • поиск коренными народами своего – подходящего для них и перспективного – места в интернациональных и поликультурных сообществах;
  • сохранение «ядра» культуры коренных народов;
  • формирование нового культурно-антропологического типа, образа современного якута (представителя народа саха);
  • развертывание современных образовательных практик с целью сохранения языков и культуры коренных народов.

Остановимся подробнее на сохранении «ядра культуры» Стратегическая идея состоит в следующем: возможно сохранение «ядра культуры» – базовых нравственных ценностей, человеческих идеалов, не теряющих актуальность аспектов картины мира, ментальности северных народов. Это «ядро культуры» не может быть механически «извлечено» из артефактов традиционной культуры (например, при анализе эпоса или обычаев повседневной жизни). Необходима работа само-осознания, соединяющая «вчитывание» в культурное наследие народа с творческим созданием «образа себя», воссозданием и кристаллизацией наиболее позитивных и актуальных аспектов этого образа.

В современной культурологии и культурной антропологии сложились весьма различные трактовки того, что именно является ядерной структурой культуры, объединяющей различные элементы и служащей основой ее самотождественности в условиях внешних экономических, социальных и культурных изменений. При этом трактовки невозможно разделить на «правильные» и «неправильные», так как они отражают различные аспекты (социально-экологические, социально-психологические, когнитивные и др.) существования этносов с их культурами как сложных систем. Наибольшую эвристическую ценность для данного исследования имеют следующие понятия (и соответствующие концепты), исторически возникшие в различных научных школах культурологии и культурной антропологии: конфигурация культуры [5]; этос культуры [6]; ментальность [7]; этническая картина мира [8]; центральная зона культуры [9]; ценностный самообраз [10].

Проведенные в рамках исследовательского проекта полевые исследования (интервью, наблюдения) [11] позволяют сформулировать ряд предварительных выводов о «культурных константах» коренных народов Якутии. При этом существует ряд различий и ряд сходств между коренными малочисленными народами Севера (эвенами, эвенками, юкагирами, чукчами, долганами) и народом саха. Различия связаны со спецификой исторического пути этносов – коренные малочисленные народы в течение многих столетий адаптировались к жизни в условиях тундры и тайги, а народ саха является северной «ветвью» степной цивилизации. Сходство связано с жизнью на обширных пространствах и поддержанием «естественного равновесия» в природе; связанные с этим особенности культурных норм подчеркиваются в большинстве этнографических источников: все северные народы бережно обращаются с ресурсами экосистем, добывая столько, сколько необходимо для собственного пропитания, с учетом необходимости сохранения природных богатств; содержат такое поголовье скота (оленей или лошадей), какое могут прокормить ягельники или луга; при необходимости на долгое время закрывают промысел (добычу рыбы, зверя, растительного сырья) и переносят промысел на другие участки. Традиционное природопользование – результат длительного приспособления и накопления знаний, необходимых для сохранения / воссоздания баланса в отношениях человека и природы [12].

Обычаи, обряды, мифы, религиозные представления коренных народов республики связаны с аграрной культурой, например, у якутов, с укладом жизни хозяина семейного хутора. Можно говорить об «аграрном этосе», который проявляется в сильной тяге даже горожан к земле. Якуты-горожане сохраняют родственные и иные связи с селами – отправляют детей в села на лето, сами участвуют в сенокосе, охотятся. Такая особенность городской жизни характерна для всей России, но якутам эта специфика особенно присуща – если они не могут поддерживать связь с сельскими родственниками по каким-либо причинам, то приобретают дачный участок как место, где можно поддерживать сельский быт. С «аграрным этосом» связаны социально-психологические черты коренных народов. Для сельской местности, где узок круг социальных контактов, характерен высокий уровень взаимного доверия, теплота чувств, открытость эмоций. Эти черты сохраняют представители саха и КМНС, живущие в поселках и городах [13]. Представляется, что данный аспект этоса должен поддерживаться, так как он важен для формирования «социального капитала» как базы индустриальных и постиндустриальных видов деятельности.

Культурно-ценностное ядро народа отражается в его идеалах, в его понятиях, очерчивающих сферу сакрального. «Сакральное» не обязательно связано с четко оформленными религиозными практиками, оно отражает приоритетность определенных ценностей, императивность связанных с ними требований или запретов. Для народов Севера характерны сакрализация природы, родной земли, сакральность жизни, поддерживающих жизнь света и тепла. Особо акцентированы ценности рода, семьи, человеческой общности, жилища, ценность умения и мастерства [14].

Важное выражение этоса народа – образы совершенного человека, человеческие идеалы. Проведенные исследования показывают, что в культуре саха и коренных малочисленных народов севера ценностно акцентированы следующие образы человеческого совершенства: «кузнец», «охотник / воин», «шаман», «сказитель». Эти образы собирают человеческие качества, которые важны во все времена и могут быть «спроецированы» на жизнь и деятельность человека в современных условиях (придавая им особую, непрагматическую энергетику и осмысленность, поддерживая укорененность человека в истории этноса).

Образы совершенного человека в культуре саха и коренных малочисленных народов Севера:

  • кузнец – олицетворяет мастерство, совершенное действие; он превращает природный материал в великолепную вещь для человека – оружие, часть упряжи, украшение, часть домашней утвари. В старину мастера изготовляли оружие, резные изделия из кости, в настоящее время это могут быть обработанные алмазы, ювелирные изделия и др. В настоящее время образ «мастера» – это образ человека, способного создать совершенный продукт, образ инновационной активности и ответственного продуктивного действия;
  • охотник / воин – олицетворяет поисковую активность в сложных, неопределенных, рискованных условиях; он ищет, выслеживает, овладевает; является и стратегом, и тактиком. Этот образ поисковой активности актуален в современных видах деятельности: предпринимательстве, политике, управлении, исследовательской и инновационной деятельности;
  • шаман – олицетворяет «стояние» человека на границе разных реальностей, переход в иную реальность, работу с собой («мистику», понятую как психопрактика); он посредник между людьми и другими мирами; изменяет свое человеческое существо ради контакта с «иным». В современном мире этот образ актуален как образ «призванности», жизненного призвания, соединения реального и идеального планов деятельности, которое придает особую «окраску» энергетики и самоотдачи самым разным видам деятельности;
  • сказитель – олицетворяет призвание человека, который соединяет верность культурной традиции (культурную память народа) с ее творческим, самобытным исполнением. Этот образ актуален для тех, кто действует в сфере культуры, искусства, образования, политики и управления.

Названные человеческие образы кажутся на первый взгляд архаическими; однако каждый из них собирает человеческие качества, которые важны во все времена и могут найти место в современности, быть культурно-ценностным ядром для коренных народов республики. Важно подчеркнуть, что «выделение культурно-ценностного ядра» не означает выделение на основе феноменов народной культуры какой-либо «общечеловеческой абстракции», которая далее легко применима к любым контекстам и условиям. Каждый образ человеческого совершенства, о котором идет речь, должен быть «развернут» и находить жизненное исполнение с использованием уникальных категорий и смыслов, присущих языкам коренных народов Севера, с обращением к собственному традиционному мировоззрению, нормам и обычаям человеческого общежития.

Кроме того, важно сохранять, поддерживать те формы культурной событийности, через которые ценностное ядро культуры актуализируется и передается новым поколениям нерефлексивным образом (без его аналитического выделения и оформления – естественным и стихийным образом). Для народа саха такими культурными событиями являются, в первую очередь, народные праздники.

Учреждения культуры, сохраняющие наследие, в ситуации угрозы «размывания» традиционных ценностей должны выработать новые практики их представления, поскольку их декларация совершенно недостаточна. Необходимо отыскать возможности их презентации (будь то музейный предмет, фольклор, ритуал) и актуализации для человека, который живет в современном мире под «натиском» глобальной цивилизации.

Более развернуто культурно-антропологические аспекты форсайт-исследования будущего северных этносов представлены в статье [15]

 

[1] То есть жителями городов (47,1 %) и поселков городского типа (14,8 %).

[2] По результатам социологического исследования: Разработка концепции Делфи-опроса экспертов для проекта Форсайт Республики Саха (Якутия), разработка инструментария  и анализ результатов опроса, концептуальное, методологическое и аналитическое обеспечение работ по проекту «Форсайт Республики Саха (Якутия) до 2050 г.» [Текст]: отчет о НИР (итоговый) / Сибирский федеральный университет; рук. Ефимов В.С. Красноярск, 2012. 410 с.

[3] Республика Саха (Якутия) – 2050. Форсайт-исследование / под ред. Е.И. Михайловой и В.С.Ефимова. – Красноярск-Якутск: Сибирский федеральный университет – Северо-Восточный федеральный университет имени М.К. Аммосова, 2013.  С. 65-73.

[4] Понятие практики восходит к представлениям Платона и обозначает сложный комплекс мышления и деятельности: промысливание предстоящего действия, построение проекта, включающее анализ особенностей ситуации, генерацию новых идей и плана практических действий, направленных на изменение ситуации; реализацию проекта, включающую мониторинг изменений, результатов и эффектов; оформление практики как системы технологичных действий и необходимых институциональных изменений. Успешно реализованные практики оформляются как прецеденты, что в дальнейшем позволяет создавать новые социальные институты, которые закрепляют и поддерживают эти практики.

[5] Ф.Боас и его последователи (Р.Бенедикт, М.Мид).

[6] Р.Бенедикт, К. Гиртц,  Дж. Хонигман.

[7] Л.Леви-Брюль и др.

[8] К. Гиртц, Г. Гачев, Р. Редфильд и др.

[9] Э. Шилс, С. Лурье.

[10] Философско-антропологическое понятие «ценностный самообраз» предложено О.И. Генисаретским как средство понимания драматической динамики индивидуальности и индивидуального человека в мире постмодерна, когда разрушаются внешние ценностные и смысловые основы существования человека, и индивидуальный человек вынужден собирать и «крепить» ценности и смыслы жизни, опираясь лишь на собственные возможности смыслопорождения и ценностной рефлексии (См.: Генисаретский О.И. Культурно-антропологическая перспектива // Иное. Хрестоматия нового российского самосознания. М., 1995. URL: http://old.russ.ru/antolog/inoe/index.html).

[11] Исследование этоса культуры народов Республики Саха (Якутия) [Текст]: отчет о НИР (заключительный) / Северо-Восточный федеральный университет им. М.К. Аммосова; рук. Яковлева К.П.; исполн.: Гоголев А.И., Яковлева К.М., Курчатова Т.Т., Рахлеева Н.Н., Сидорова Л.А., Белолюбская Г.С., Акимова В.С., Алексеева А.Н. Якутск, 2012. 304 с.

[12] Там же.

[13] Там же.

[14] Там же.

[15] Ефимов В.С., Лаптева А.В. Проблемы и возможности сохранения коренных народов Севера: культурно-антропологический аспект // Человек.RU:Гуманитарный Альманах / отв. ред. С.А. Смирнов, науч. ред. С.С. Хоружий. Новосибирск: НГУЭУ, 2013. С. 87–99.

Источник: сайт «Сибирский фронтир».

 

Оставить комментарий

Войти с помощью: