Skip to content

АНОНС

Открылся канал нашего портала в Ютубе - Канал «Якутия. Образ будущего»

Деревенские чудеса Глеба Тюрина.

22.05.2011 г.

В Якутии на поддержку села ежегодно направляются огромные средства. К примеру, в 2010 году из республиканского бюджета на сельское хозяйство направят более пяти миллиардов рублей. Но несмотря на все усилия властей, разрыв в доходах населения, работающего в промышленном секторе и на селе, остается колоссальным – почти в четыре раза. И это несмотря на субсидии, льготные кредиты, различные программы поддержки сельхозтоваропроизводителей. То ли люди не хотят зарабатывать, то ли во всем виноват системный кризис в сельском хозяйстве… А не надо селянам сидеть и ждать помощи сверху, надо учиться выживать и отвечать за себя самостоятельно, считает Глеб Тюрин, руководитель Института общественных и гуманитарных инициатив РФ. Человека, которого в России уже давно называют реаниматором сельской глубинки, пригласила администрация Хангаласского улуса.

Цель визита – научить население самоуправляться. В Якутск автор «деревенского чуда» приехал после встреч с жителями Хангаласского улуса. В субботу в историческом зале Национальной библиотеки Глеб Тюрин повстречался с молодежью, представителями общественностью и науки. Хотя народу собралось немного, зато собравшиеся живо реагировали на выступление сельского гуру. А сам Тюрин так и сыпал примерами того, как успешно система «Local development» («локальное развитие») – система вовлечения к власти местное население – внедряется в ряде российских деревень.

Как все начиналось.

Сейчас я живу в Москве, принимаю участие в нескольких проектах, работаю в Госдуме, читаю лекции в университетах. 10 лет до этого руководил небольшой организацией – Институт общественных и гуманитарных инициатив (ИОГИ), которая занималась тем, что развивала деревни в Архангельской области. Сам я по образованию учитель истории. Семь лет отработал учителем в глухой северной деревне. Смотрели «Сталкера» Тарковского? Та деревня была такой вот зоной из фильма. После вернулся в Архангельск, занимался бизнесом, последняя моя позиция в бизнесе называлась старший валютный дилер банка. Когда банк лопнул, у меня возникло ощущение полной безнадеги нашего бизнеса. Поэтому в бизнес возвращаться не хотелось. Я решил уехать. Поступил в академию в Швеции и подрабатывал там на телевидении. Однажды меня послали на север делать сюжет о двух русских девушках. Они шутки ради повели меня смотреть местный кружок будущего. Девушки мне тогда сказали, посмотришь – как эти шведы сходят с ума. Им делать нечего, вот они и балуются. Капиталисты, что с них возьмешь. Я сначала ничего понять не мог – что еще за кружок, еще и будущего? Прихожу, а там в местной школе сидят рабочие и на абсолютно трезвую голову обсуждают будущее своего поселка! Я спросил: «Для чего это вам надо?» Они отвечают: «Потому что будущее у нас очень неясное. Скоро у нас закончится руда и непонятно, что произойдет с нашим заводом, где мы все работаем» –

Почему этим занимаетесь вы, а не власти?

Во-первых, власти этим занимаются. Но мы не уверены, что они что-то дельное придумают. А во-вторых, если что-то придумают, мы не уверены, что это будет то, что нужно нам. Это меня так поразило! Когда я во все это вникнул, написал книгу об опыте местного развития Скандинавии. У них на уровне муниципалитета заканчивается вся система управления. Я не мог понять, как это так? А как же там все живет? Как система не рушится? А все просто: если люди хотят жить, то они могут найти решение гораздо дешевле, чем это сделает власть. Государство и муниципалитет передают вниз средства вместе с каким-то стандартом. Вот, например, школа – стандарт образования такой. А кто будет предоставлять это самое образование, власти неважно. Это может быть частная школа, кооператив, муниципальная. Главное, чтобы услуги оказывались дешевле, чем раньше. При этом они должны быть эффективнее.

Можно сделать и у нас!

Кстати, у России тоже есть очень положительный опыт в этой области. Почему-то сейчас многим неизвестно, что огромные пространства нашей страны освоили сельские самоуправляющиеся общины свободных людей – земства. По сути, самое главное, что есть у нашей страны – просторы и ресурсы, является заслугой крестьянских общин севера. У тех людей были воля и сила осваивать колоссальные пространства. Русское земство построило 60 тысяч школ, библиотек, народных училищ, больниц и прочего, что в наших районах до сих пор используется. На средства, которые были у самих людей. Таким образом, вовлечение людей дает колоссальный экономический эффект. А сегодня деревня утратила всё это, осталось несколько миллионов человек сельского населения, которое спивается, деградирует, частично переселяется в города.

Я решил вернуться в Россию и подумать – как создать проект, основанный на западном опыте и в основе которого лежала бы система вовлечения населения. Я начал думать, как можно возродить деревни? Мы создали Институт общественных и гуманитарных инициатив (ИОГИ), где собралась группа энтузиастов. Началась работа. Самое главное — нужно было изменить сознание людей. Внушить им, что они что-то могут делать сами. Проблема Севера — бездорожье. Так вот, люди в деревнях жили как: сломается очередной мост, они просто перестают по нему ходить. Развалится дорога — о ней забывают. Так постепенно, начиная с развала колхозов, деревни начали умирать, простонапросто откалываясь от внешнего мира, обрубая с ним связи. Нашей задачей было сказать: мост сломался — есть возможность его починить. Сделать это самим, не дожидаясь мифической помощи со стороны.

За пять лет нами была создана система, позволяющая втягивать людей в деревнях, их обучать и выводить на практические изменения. Было создано то, что на Западе принято называть Агентством развития, выполняющее функции, которые не может выполнять власть. Потому что власть на самом деле не может создавать проекты развития. Власть может создавать то, что требует принуждения. А все остальное делает дорого или неэффективно.

Как мужики деревню возродили.

Я был очень рад, когда сегодня на собрании, где речь зашла о том, что нам делать в Хангаласском улусе, мне сказали, что надо учить не только деревни, но и представителей местной власти, чтобы они по другому взаимодействовали со своим населением, втягивая его в принятие решений. Действительно, только тогда, когда люди поймут, что они могут принимать непосредственное участие в разрешении проблем, они придумают дешевые и эффективные решения. Если они будут предполагать, что они получат деньги сверху, то они будут придумывать только дорогие решения. Если понимать, что деньги из республиканского бюджета – это и наши деньги тоже, тогда нужно каким-то образом участвовать в управлении, нужно, чтобы люди воспринимали это как свое. А сегодня они являются лишь получателями чьей-то помощи. Вложить полтора миллиона рублей в дело и получить тридцать миллионов на выходе? Такая эффективность проектов и уровень капитализации труда недоступны даже для передовых американских и японских корпораций. Мы такого эффекта добились в шестидесяти деревнях Архангельской области. Вернее, добились обычные деревенские люди, с которыми мы за «круглыми столами», на семинарах и тренингах искали и вместе находили для каждой деревни свой вариант развития.

Вот конкретные примеры. На общем сходе в деревне Грехнев Пал Коношского района поначалу мата было больше, чем предложений. В советское время мелиорация до того иссушила здешние болота, что воды не осталось даже для питья. Какое тут хозяйство разведешь? Огородам полив нужен, коровам – питье… Вспомнили: есть артезианская скважина, но надо построить водонапорную башню. Если идти обычным административным путем, сооружение потянет на миллион рублей, у муниципалитета таких денег нет. Но людям нечем поить скот и поливать огороды. Что делать? Придумали: собрать водонапорную башню из трех старых. Обычно люд бы только посмеялся, но на этих тренингах стали вопрос прорабатывать. Разработали проект. Район помог с инженерным обеспечением. Работали деревенские бесплатно. Закупили только новые трубы, разводные ключи – вся стройка обошлась в 50 тыс. рублей. И теперь вода здесь есть! В соседней деревне Фоминской такая же беда с водой. ТОСовцы решили привести в порядок родники под деревней. При этом сделали из них еще и местную до стопримечательность. Вычистили помойку вокруг источников, поставили бетонные кольца для водозабора, срубы, беседку в традиционном русском стиле, декоративную ограду. И стали заманивать туристов. Как? Очень оригинально. Источники были названы родниками любви и поцелуев. В местном ЗАГСе оставили рекламу. И новобрачные поехали. Родилась традиция. Сейчас там каждое воскресенье – свадьба. Едут с райцентра. Каждая свадьба оставляет 500 рублей. Для деревни это деньги. Уже и новые русские приезжают туда отдохнуть – там начали площадку для шашлыков отделывать. А еще тамошний ТОС отстоял лес от вырубки, добился льгот своим ветеранам, взял на себя обмен паспортов и многие-многие другие дела, о которых прежде и думать не могли. Теперь уже и молодежь начала подтягиваться к ТОСу – поверили. В поселке Хозьмино Вельского района идея была другая – благоустроить два дома для ветеранов войны. Поначалу это казалось сомнительным. Почему этим двум? И в чем тут развитие? Их аргумент: «Мы сделаем более красивым поселок».

Эффект проекта был невероятным. За 250 долларов, выделенных по гранту, они обшили вагонкой два дома, покрасили и украсили резными карнизами и наличниками. Живущие рядом посмотрели и задумались: надо свои дома сделать не хуже. Так возникла целая «музейная» улица домов, украшенных с невероятной фантазией. Идея следующего проекта была более практичной: перепахать все общественные сенокосы и засадить травой, которая даст гораздо больше зеленой массы. После этого тосовцы взялись модернизировать старую изношенную систему отопления поселка, при которой нещадно мерзли зимой, и постоянно висела угроза полной разморозки системы. В 16 домах установили печи или мини-котельные, а освободившиеся мощности отопительной системы направили на школу, клуб, больницу. Эффект проекта: 80 000 рублей в год экономии бюджетных денег. По завершении проекта экономия составит 600 тыс. рублей в год. А еще хозьминцы взялись восстанавливать свою уникальную церковь XVIII века. Главное, стали в деревнях думать. Думать и строить мосты, гостиницы, водопроводы, создавать пасеки пакетного пчеловодства, породистых овец разводить стали. И все это при копеечных вложениях.

От автора. Сегодня Глеб Тюрин видит свою главную задачу в том, чтобы создать в России Агентство развития сельских территорий, способное реально менять ситуацию в наших дальних обескровленных сельских территориях к лучшему. «За 20 лет наша страна потеряла почти 20 тысяч населенных пунктов. Риск потерять контроль над незаселенными территориями растет год от года. Мы должны понимать, что с этим надо очень серьезно работать, – говорит Тюрин. Перед нами стоят очень грозные вызовы. Сельские территории пустеют. Порой начинает казаться, будто мы просто уходим из своей страны, сами покидаем ее, – уезжаем или вымираем. Сохранение села – это в самом прямом смысле сохранение России, ее целостности. Без этого совершенно невозможно думать о модернизации страны». Что касается Якутии, то уж если за дело взялся сам автор экономического чуда Тюрин, то села Хангаласского улуса точно станут якутскими первопроходцами в вопросах самоуправления. Тем более, как пообещал глава Хангаласского улуса Афанасий Владимиров, что это не последний визит эксперта в республику.

Источник: газета «Эхо столицы».

Оставить комментарий

Войти с помощью: