Skip to content

АНОНС

Открылся канал нашего портала в Ютубе - Канал «Якутия. Образ будущего»

Проблема взаимоотношения регионов и центра в федеративном государстве: история и современность

Специально для интернет-портала “Якутия. Образ будущего”

Главный редактор,

кандидат исторических наук Афанасий Николаев

Для Российской Федерации, полиэтнического федеративного государства, особую актуальность имеет проблема взаимоотношений центра и регионов, выработки эффективной государственной национальной политики.

В этом плане значительный научный интерес представляет опыт решения этих проблемных вопросов в прошлом. В данной статье рассматриваются события 20-х годов ХХ века в Якутии, история создания ЯАССР, движения конфедералистов.

После распада Российской империи в 1917 г. на её территории возникают десятки самостоятельных государств. Этот этап дезорганизация и политического хаоса завершается в декабре 1922 г., когда был основан Союз Советских Социалистических Республик.

СССР, как и современная Российская Федерация, являлся федеративным государством, созданным по национально-государственному признаку. В СССР наряду с областями и краями были образованы национальные республики, союзные и автономные.

Новая коммунистическая власть вновь объединила в едином государстве большую часть прежней Российской империи, за исключением Польши, Финляндии, Прибалтики, части Украины и Белоруссии.

Одним из первых актов Советской власти была «Декларация прав народов России». Этот документ, подготовленный народным комиссаром по делам национальностей И.В.Сталиным, был подписан председателем Совета народных комиссаров РСФСР В.И.Лениным.

В Декларации прав народов России впервые были юридически закреплены равенство народов России, их права на свободное самоопределение.

В.И.Ленин призывал руководителей страны при реализации национальной политики проявлять осторожность, учитывать своеобразие национальных особенностей различных народов, бороться с проявлениями великодержавного шовинизма.

В Якутии в 1921 г. левацкая группа под началом Г.И.Лебедева массовыми репрессиями, незаконными реквизициями имущества, неумением учитывать местные национальные особенности спровоцировала резкое обострение общественно-политической ситуации в крае, новый виток гражданской войны.

В результате этих действий, роста массового повстанческого движения Советская власть на территории практически всей Якутии была свергнута. Под контролем коммунистических властей оставались лишь г.Якутск и ещё несколько населённых пунктов. С осени 1921 г. по февраль 1922 г. столица республики г.Якутск был осаждён повстанческими отрядами.

Только после отстранения от власти Лебедева и его приспешников группой якутских коммунистов под руководством И.Н.Барахова, П.А.Ойунского, и поддержавшего их комиссара экспедиционного отряда Красной Армии С.Ю.Широких-Полянский ситуация в Якутии кардинально изменилась.

Новым руководством Якутии была выработана и реализована на практике новая модель национальной политики. Жесткую репрессивную политику, разделение на классы они заменили гуманной политикой по отношению ко всем слоям населения, начали привлекать к активному участию в общественной и политической жизни беспартийную якутскую интеллигенцию, реализовывать новую экономическую политику.

В результате реализации этой политики повстанческое движение было ликвидировано в основном мирными методами уже к октябрю 1922 г.

Эту новую политику якутских властей в Москве при активном участии М.К.Аммосова (командированного из Якутии в г. Москву в ноябре 1921 г. для подготовки вопроса о создании Якутской АССР) поддержало и руководство партии и государства.

М.К.Аммосов в одном из своих выступлений 1927 г. сформулировал суть новой национальной политики: “Движущие силы революции в Якутии составляются из  сочетания разнообразных сил. В первую очередь, идёт наша партия…. Дальше наша полупролетарская социальная база, в лице батрака и бедняка, затем идёт, как основная социальная сила, как центральная фигура — середняк, в руководстве над которыми партия может использовать и  местную нацинтеллигенцию… Роль местной интеллигенции в окраинах…совсем другая, чем в центре, без прямого их  использования и  привлечения к совстроительству почти невозможно на  местах укрепить это строительство”[1].

Вместе с тем необходимо отметить, что даже после создания ЯАССР, выработки эффективной национальной политики сохранялся ряд нерешённых проблемных вопросов.

Оставались актуальными вопросы излишней централизации власти, наличия ненужных, промежуточных звеньев в управленческой цепи в виде Сибирского краевого комитета РКП, отсутствия нехватки финансовых средств у республиканских властей.

В  1924 г. первый секретарь Якутского обкома РКП (б) Е.Г.Пестун поставил перед руководством СССР вопрос о  выводе республики из-под руководства Сибкрайкома (г. Новониколаевск) и  непосредственном подчинении Москве. Инициатива Пестуна объяснялась отсутствием постоянных экономических, финансовых и культурных связей с  Западной Сибирью и необходимостью согласования всех вопросов только на уровне Москвы.

Якутские наркоматы из-за чрезмерной концентрации власти на центральном уровне, не имея реальных властных полномочий, занимались лишь передачей законодательных распоряжений и  циркуляров из  центра. Официальные документы не переводились на  якутский язык. Это существенно затрудняло работу местных органов власти, большинство представителей которых были малограмотны и не владели русским языком.  

Ситуация усугублялась и проблемой неэффективности модели взаимоотношений между республиканскими и районными властями. Как отмечали позднее конфедералисты, связи между ними практически не поддерживались. Дело ограничивалось получением республиканскими властями не всегда достоверных сведений из окружных исполкомов.

Даже те полномочия, которые были переданы центром на региональный уровень, в ЯАССР не могли быть реализованы из-за нехватки средств. В связи с этим руководство ЯАССР неоднократно ставило вопрос о праве на получение отчислений от золотодобывающей промышленности.

В 1926 году председатель СНК ЯАССР М. К. Аммосов предлагал, чтобы переданное из  республиканской собственности в союзное объединение “Алданзолото” передавало 5% добываемого золота республике [2].

Положение усугублялось внутренними якутскими проблемами организационного характера, нехваткой квалифицированных управленческих кадров, большим количеством республиканских министерств и ведомств, их бюрократизацией и отсутствием связи с массами.

Например, как отмечал видный общественно-политический деятель В. В. Никифорова, в ЯАССР было такое же количество своих наркоматов, как и в РСФСР.

Национальный вопрос в Якутии 20-х годов ХХ века был тесно связан с земельным вопросом.

На совместном заседании Контрольной Комиссии и Якутского обкома ВКП(б) в  1928 г., уже после  подавления выступления конфедералистов, было отмечено, что одной из основных причин этого события стал передел земель якутов в пользу русских крестьян в 1927 г. и  потеря земельных угодий якутами из-за начала промышленного освоения Алдана [3].

В этих условиях нарастания кризисных явлений в общественно-политической и экономической жизни ЯАССР представители якутской интеллигенции под руководством П.В.Ксенофонтова предложили свой вариант развития республики и страны.

Значение этого события, как показала история, выходит далеко за рамки одной Якутии.  

Сторонники Ксенофонтова организовали в 1927-1928 гг. вооруженную демонстрацию, которое вошло в историю, как выступление «партии конфедералистов». Причём мирная “вооруженная демонстрация” якутских конфедералистов значительно отличалась от  кровопролитных боевых действий повстанческих отрядов жителей  Средней Азии, Северного Кавказа и других национальных окраин.  

После мирной сдачи оружия повстанцами в начале 1928 года в г. Якутск из Москвы для расследования причин этого инцидента прибыла сначала комиссия ЦК ВКП (б) под руководством Я. Полуяна, а затем группа сотрудников ОГПУ во главе с С.В.Пузицким.

Жёсткие выводы комиссии Полуяны и последовавшие за этим репрессии в отношении участников выступления партии якутских конфедералистов были обусловлены целым рядом причин.

С одной стороны это объяснялось, объективным процессом концентрации власти в центре, необходимостью жёсткого подавления проявлений самостоятельности регионов во имя единства страны.

С другой стороны, результат расследования дела Ксенофонтова был следствием борьбы в руководстве страны между сторонниками Сталина и Троцкого.

Расхождения между Сталиным и Троцким было обусловлены не только борьбой за власть, личными антипатиями, национальным происхождением окружения (у Троцкого практически всё окружение было еврейским, вокруг Сталина в основном группировались русские), опытом дореволюционной борьбы (Троцкий и его сторонники действовали в основном за границей, в политической эмиграции, Сталин и его сторонники действовали в основном в России, прошли каторгу и тюрьмы). В первую очередь их разделяло различие взглядов на будущее СССР, сценарии развития страны.

Кроме того, как свидетельствуют последние исследования Троцкий, сын крупного скотопромышленника, всегда поддерживал тесные отношения с влиятельными и богатыми сионистскими кругами США и Европы, выступал в роли представителя мировой англосаксонской закулисы в руководстве партии большевиков.

Об истинной роли Троцкого говорит и то, что именно через него и его окружение осуществлялось настоящее финансирование русской революции правящими кругами стран Антанты.

Механизмы этой закулисной, предательской игры руководства стран блока Антанта против России подробно описаны в последних работах российского историка Н.В.Старикова.

Большевики были необходимы англосаксонской мировой закулисе для уничтожения Российской империи и развязывания длительной, кровопролитной войны в Европе.

Лишь это обстоятельство может объяснить непонятное возвышение в Советской России личного врага, многолетнего оппонента вождя большевиков Ленина, меньшевика Троцкого вступившего в партию большевиков лишь в 1917 году.  

Троцкий выступал за экспорт революции за пределы страны, мотивируя это тем, что победа социалистической революции возможна лишь в случае её победы во всём мире. Как следствие, Троцкий и его сторонники воспринимали Россию и наш народ, лишь как средство для разжигания мировой революции.

Об этом наглядно свидетельствует и деятельность Троцкого, его сторонников в годы гражданской войны, их звериная жестокость и беспощадность, создание ими первых концлагерей, массовые расстрелы без суда и следствия, политика геноцида в отношении казачества и крестьянства.

После окончания гражданской войны Троцкий чрезмерно увлекался административно-командными методами, пытался механически перенести опыт управления армией на управление народным хозяйством, выступал за милитаризацию экономики.

Впоследствии, в годы перестройки и гласности, развала СССР, представители мировой закулисы взяв политический реванш, фактически обелили своего ставленника Троцкого, и все его реальные преступления перед Россией переложили на Сталина.

Сталин выступал против экспорта мировой революции и выдвинул тезис о возможности победы социализма в отдельно взятой стране. Исходя из этого тезиса он и его сторонники, после смерти Ленина, отстранили от власти радикальных ультрареволюционеров во главе с Троцким и занялись мирным восстановлением разрушенной экономики страны.

Но даже после высылки Троцкого из страны, лишения постов ряда его сторонников многие его выдвиженцы продолжали занимать ключевые посты в партии и государстве. Особенно много сторонников Троцкого было в армии и органах госбезопасности. После поражения Троцкого и выхода на первый план Сталина троцкистская оппозиция, несмотря на внешнее согласие с генеральной линией партии, продолжила скрытое сопротивление сталинскому руководству.

Ксенофонтов и его сторонники стали заложниками этой большой политической игры. Дело конфедералистов получило большой резонанс благодаря личности руководителя комиссии ЦК ВКП (б) Я.Полуяна. Полуян, бывший активный сторонник Троцкого, в 1919 г. по его поручению организовывал кровавое «расказачивание» на юге России. Это «расказачивание» сопровождалось геноцидом, поголовным уничтожением жителей казачьих станиц, включая стариков, женщин и грудных детей.

После падения Троцкого и возвышения Сталина жестокий и беспринципный Полуян, стремясь выслужиться перед новым руководством страны, был готов на любые действия.  В результате по делу партии конфедералистов было репрессировано 272 чел. Из  них 128  человек было расстреляно, 130  человек  осуждено на различные сроки заключения [4].

Здесь важно отметить, что по этому делу были репрессировано большинство немногочисленных представителей национальной элиты, культурной элиты саха. Кроме того, эти трагические события наложили отпечаток на всю дальнейшую судьбу народа саха, внушили генетический страх перед властью у представителей интеллигенции.

Дело партии якутских конфедералистов стало вторым после дела бывшего члена коллегии Наркомата национальностей М.Султан-Галиева политическим делом, касающимся национального вопроса, рассмотренным на общесоюзном уровне. Не случайно, что по итогам расследования дела конфедералистов было принято специальное постановление ЦК  ВКП (б) “О положении в  Якутской организации ВКП (б)” от  9 августа 1928 г.

О неоднозначности дела конфедералистов и реальной роли в нём Сталина и скрытых сторонников Троцкого свидетельствует дальнейшая судьба руководителей ЯАССР, И. Н. Барахова, М. К. Аммосова, С. В. Васильева обвинённых в  допущении “ряда серьезных ошибок, …поддержке верхушечной части националистически настроенной интеллигенции”.

После выхода этого постановления ЦК ВКП (б) произошла смена руководства республики. Из  30  членов и  кандидатов в члены Якутского обкома ВКП (б) в новый состав обкома не вошли 20 чел. [5].

М.К.Аммосова и его сподвижников стали обвинять в “правом оппортунизме”, “правом уклоне”, “буржуазном перерожденчестве”.

М.К. Аммосов, И.Н.Барахов, И.Н.Винокуров и их товарищи сразу после выхода этого постановления написали заявление о своём несогласии с выводами комиссии Полуяна на  имя секретаря ЦК ВКП (б) В. М. Молотова.

Они доказывали, что использовали интеллигенцию лишь в  качестве  культурной опоры потому, что в  условиях поголовной неграмотности населения Якутии, малочисленная национальная интеллигенция (300 чел.) играла определяющую роль в якутском обществе.

В своём обращении Аммосов и его сподвижники отмечали, что комиссия Полуяна, добивалась лишь разоблачения, дискредитации и  шельмования руководства ЯАССР и бездоказательно отнесла всех представителей якутской национальной интеллигенцию к  контрреволюционерам [6].

В результате этой борьбы за правоту своей позиции Аммосов, Барахов и их товарищи добились своего оправдания. 30  апреля 1929 г. партколлегия ЦК ВКП(б) вынесла следующее решение: “Якутскому обкому принять меры к прекращению дискредитации отозванных постановлением ЦК ВКП(б) от 9 августа 1928 г. товарищей Аммосова, Васильева, Барахова и др.».

Такие решения ЦК ВКП (б) не могли быть без санкции генерального секретаря партии Сталина, который к этому времени сконцентрировал в своих руках основные рычаги власти в СССР, отстранив от власти группу Бухарина, Рыкова и Томского.

Очевидно, что именно Сталин, разобравшись в истинной подоплёке дела конфедералистов, не дал возможности уничтожить людей руководивших ЯАССР в период выступления конфедералистов.

Не исключено, что именно внимательное изучение материалов по делу якутских конфедералистов, стало одним из поводов к оформлению вывода Сталина о необходимости масштабной реформы политической системы СССР, отделении партии от государства, переходе к многопартийности, альтернативным выборам, реальной демократизации политической жизни. Эти меры, по мнению Сталина, были призваны противостоять процессам бюрократизации и сращивания партии и государства.

О реформе политической системы СССР середины 30-х годов подробно написано в последних работах известного российского историка, доктора исторических наук Ю.Н.Жукова.

Поэтому, на мой взгляд, необходимо проанализировать историю партии конфедералистов, их идейное наследие в общесоюзном контексте.  

По мнению якутских исследователей, выступление конфедералистов в ЯАССР 1927–1928 гг. было следствием неправильной национальной политики, проводившейся местными партийно-советскими органами, созданием жёсткой вертикали власти на уровне СССР, постепенным отстранением национальной интеллигенции от  активной общественно-политической деятельности, невозможностью внесения изменений в  Конституцию  ЯАССР иными мирными способами.

При анализе истории партии конфедералистов обращает на себя высокий интеллектуальный, образовательный уровень лидеров движения. Во главе движения стоял юрист, выпускник МГУ, бывший сотрудник наркомата финансов ЯАССР Павел Васильевич Ксенофонтов. Идеологическое ядро движения конфедералистов составляли представители национальной интеллигенции: И. Г. Кириллов, В. М. Слепцов, П. Г. Оморусов, С. Н. Данилов и Г. В. Афанасьев.

Конфедералисты отмечали, что наблюдается засилье русских чиновников в  партийно-советских, административных и  хозяйственных органах республики, бюрократизм, взяточничество и “комчванство”.

П.В.Ксенофонтов считал, что вся работа по  советскому строительству в  СССР замыкалась “в узком кругу закрытой касты безответственной партийной бюрократии”[7].

По сути, Ксенофонтов говорил на примере Якутии о тех же проблемах, о которых писал Ленин в своём политическом завещании в начале 20-х годов. Позднее в 30-50-е годы с этими проявлениями бюрократизма, кастовости и «комчванства» боролся Сталин и его сторонники.  

Лидер движения П. В. Ксенофонтов являлся сторонником двухпартийной политической системы. При ведущей роли “пролетарской компартии”, её партией-союзницей, по его мнению, могла бы стать “национальная советская социалистическая крестьянская партия” [8].

Позднее в середине 30-х годов Сталин, по мнению историка Ю.Н.Жукова, в ходе политической реформы, борьбы за новую Конституцию СССР, попытался осуществить фактически переход на многопартийную систему через альтернативные выборы, расширение участия в политической жизни профсоюзов, общественных организаций.  

Ксенофонтов выступал против реставрации капитализма и считал, что Якутия, как отсталая национальная республика, должна быть советской. Но он считал, что руководство ЯАССР игнорирует установки В.И.Ленина о том, что в  национальных республиках диктатура партии должна носить мягкий  и  гибкий  характер.

П.В.Ксенофонтов  предлагал внести ряд изменений в Конституцию Якутской АССР, добиваться признания на союзном уровне статуса союзной республики. Он ссылался на примеры Узбекистана и Туркмении, которые получили статус союзной республики в 1925 г. на III Всесоюзном съезде Советов.

Статус союзной республики для Якутии, переход на договорные отношения с союзным центром, по мнению Ксенофонотова, были необходимы для защиты интересов коренного населения республики, борьбы за долю от ренты от продажи природных ресурсов и регулирования миграционных процессов.

П. В. Ксенофонтов и  его соратники, как и ранее А.Е.Кулаковский, считали реальной угрозу  исчезновения якутов под натиском более культурного пришлого населения.

Конфедералисты предлагали закрепить за  республикой право самостоятельного распоряжения землями, недрами, водами, лесами. Без своей собственности Якутия смысл “автономии”, по их мнению, сводился к пустой декларативной вывеске.

По этому пункту своей программы мысли П.В.Ксенофонтова были схожи с мыслями М.К.Аммосова, добивавшегося от федерального центра перечисления в бюджет республики части средств от доходов золотодобывающей промышленности.   

Ксенофонтов считал переселение из  центральных областей страны в  республику одной из необходимых мер для культурного подъёма Якутии. Но  при этом он считал недопустимым передачу переселенцам земель, занятых якутами [9].

Конфедералисты отмечали, что после 1917 г. земельные угодья русских приленских крестьян увеличились за счет якутских скотоводческих хозяйств, не  выдерживавших конкуренции с  более передовыми русскими земледельческими хозяйствами [10].

К  тому  же хозяйственные и  кооперативные учреждения Якутии уступали свои позиции на  рынке Сибторгу, РАСО и  другим российским торговым организациям. Работники сельского хозяйства Якутии страдали от высоких цен на промышленные товары, от “ножниц цен” [11].

Серьёзные опасения у  национальной интеллигенции Якутии вызывала также бесконтрольная раздача концессий иностранцам на территории республики, в местах добычи полезных ископаемых.

Эта политика раздачи концессий начинает осуществляться ещё с начала 20-х годов ХХ в. с подачи Л.Д.Троцкого, представителя интересов крупного еврейского американского финансово-промышленного лобби. Позднее после отстранения Троцкого от власти и укрепления позиций группы И.В.Сталина эта практика была прекращена.

П. В. Ксенофонтов также выступал за постепенную индустриализацию за  счет внутренних резервов, без привлечения иностранных концессий, против сталинских “ударных темпов”[12].

По этому пункту своей программы конфедералисты объективно противоречили интересам страны, так как ускоренная индустриализация в условиях международной изоляция могла осуществляться исключительно за счёт внутренних ресурсов, за счёт деревни, коллективизации сельского хозяйства, массового переселения сельских жителей в города.

Форсирование планов по индустриализации страны было обусловлено нарастанием международной напряжённости в середине 20-х годов ХХ века, планами правящих кругов Великобритания по организации вооружённого нападения коалиции государств Европы на СССР.   

Большое внимание П. В. Ксенофонтов уделял проблемам демократизации советского общества. Он считал, что после отделения государства от  церкви, необходимо отделить государство от партии [13].

Позднее, в 30-50-х годов ХХ века, по мнению известного российского историка Ю.Н.Жукова, это же пытался неудачно реализовать на всесоюзном уровне И.В.Сталин.

Ксенофонтов утверждал, что коммунистическая партия умышленно подавляет общественную и политическую активность беспартийной интеллигенции, препятствует созданию благоприятной атмосферы для её участия в советском строительстве.

По  его мнению, без подлинного народовластия и  политической свободы личности невозможно было достичь социально-экономического и  культурного процветания Якутии.

Для решения этих проблем в  программе созданной П. В. Ксенофонтовым партии будет выдвинуто требование соблюдения прав личности, свободы слова, собраний, печати.

Сталин при разработке Конституции СССР 1936 года законодательно закрепил эти права и свободы. Не случайно, по мнению правоведов, Конституция СССР 1936 года была самой демократичной и не имела аналогов в мире.

Декларативность прав и свобод в реальности в СССР, была обусловлена тем, что политические реформы группы Сталина середины 30-х годов не были доведены до конца из-за жёсткого сопротивления партаппарата.

Конфедералисты предлагали закрепить в  Конституции ЯАССР положения о чётком разделении законодательной, исполнительной и  судебной ветвей власти. Они настаивали на строгом соблюдении законности исполнительной властью и наделении Всеякутского съезда Советов правом вынесения недоверия и отправки в отставку правительства, СНК ЯАССР.

Подводя итоги, необходимо отметить:

1.События в Якутии 20-х годов ХХ века, создание и становление ЯАССР, выступление конфедералистов стали отражением борьбы за выработку оптимальной модели взаимоотношений центра и регионов в СССР, разных подходов сталинского руководства и троцкистской оппозиции к будущему развитию страны;

2.Аммосов со своими соратниками стремился выработать оптимальную модель развития Якутии и якутского народа, исходя из политических реалий, в рамках существующего общественно-политического режима, Ксенофонтов и его сторонники, исходя из идеальной модели, предлагали кардинальную реформу этого режима;

3.Жёсткие меры коммунистических властей в отношении участников движения конфедералистов, придание этому дела статуса общесоюзного показательного политического процесса по подавлению инакомыслия представителей национальных республик, стали следствием не только и объективных процессов унитаризации, концентрации власти на центральном уровне, но и субъективных факторов, одиозной личности руководителя комиссии ЦК ВКП (б) Я.Полуяна, борьбой скрытой троцкистской оппозиции и сталинского руководства;

4.Идейное наследие якутских конфедералистов, их выводы и оценки нашли отражение в ходе борьбы за политические реформы в СССР в 30-50-е годы, в сталинском наследии и сохраняет актуальность до сих пор.  

Примечания

  1. Аммосов М. К. О болезнях пессимизма в экономике и “левизны” в нацполитике. // Аммосов М. К. С помощью русских рабочих и крестьян. Статьи, речи, воспоминания, письма. Якутск, 1987. С. 188.

2. Там же, с. 162.

  1. Там же, с. 192.

4. Алексеев Е. Е. О так называемой “ксенофонтовщине” // Илин. 1991. № 2. С. 27–28; Дьячковский И. Еще раз о “ксенофонтовщине” (Список осужденных) // Илин. 1992. С. 31.

5. Аммосов М. К. О болезнях пессимизма в экономике и “левизны” в нацполитике. // Аммосов М. К. С помощью русских рабочих и крестьян. Статьи, речи, воспоминания, письма. Якутск, 1987. С. 190.

6. Аммосов М. К. О болезнях пессимизма в экономике и “левизны” в нацполитике. // Аммосов М. К. С помощью русских рабочих и крестьян. Статьи, речи, воспоминания, письма. Якутск, 1987. С. 195.

7. Программа младо-якутской национальной советской социалистической партии середняцко-бедняцкого крестьянства “конфедералистов”. // Илин. 1991. № 2. С. 33.

8.Там же, с. 34.

  1. Там же, с. 35.

10.Там же, с. 36.

11.Избекова А. А. Победа колхозного строя в ЯАССР. Хабаровск, 1958. С. 104.

  1. Программа младо-якутской национальной советской социалистической партии середняцко-бедняцкого крестьянства “конфедералистов”. // Илин. 1991. № 2. С. 33.

13.Там же, с. 34.

Оставить комментарий

Войти с помощью: